Госпожа Метелица: несказочные приключения советских женщин на Северном Полюсе

К выходу в космос и входу в историю готовились пять советских женщин. Пустили только одну. Но другим тоже хотелось осваивать безлюдные пространства! И одна решила покорить Арктику.
Лилит Мазикина
Госпожа Метелица: несказочные приключения советских женщин на Северном Полюсе

Лилит Мазикина, журналистка

На полшаге от мечты

Правда ли советские власти собирались колонизировать Марс или женщина в космосе им нужна была как политический жест, как демонстрация особенной прогрессивности, но вскоре после полёта Гагарина стали готовить к полёту пятерых женщин. Одна должна была стать первой, и ещё четыре — полететь позже командой.

Отбор кандидаток был строгий. Все они были парашютистками, кроме Валентины Пономарёвой. Та зато была лётчицей с опытом: занимаясь в аэроклубах, показала такой класс, что ей доверили участие в авиационном параде и во всесоюзных соревнованиях. Против её-то кандидатуры при отборе, кстати, выступил Гагарин: мол, в космосе ещё слишком опасно, а у Пономарёвой ребёнок. Хорошо ли рисковать матерью малыша?

Он же, Гагарин, позже постоянно заглядывал к девчонкам: подбодрить и дать советы. Рассказывал, какие испытания будут и как перехитрить докторов-перестраховщиков. Болел за будущих покорительниц космоса всей душой.

На катке (слева направо): Татьяна Пицхелаури, Ирина Соловьева, Валентина Терешкова и Валентина Пономарева.

Суровую подготовку подошли все, а отобрали для полёта Терешкову. И после её сорока восьми витков по орбите Земли спорили: слать ли ещё и женскую команду? Терешкова полёт перенесла тяжело, долго восстанавливалась, да ещё и при приземлении нарушила все инструкции: раздавала подбежавшим людям тюбики с космической едой, сама принялась уплетать поднесённое сало.

Несмотря на споры, женскую команду распускать не спешили — отправили в отпуск, и девушки замерли в ожидании. Хотя по советским меркам им пришла самая пора рожать, детей приходилось отложить на неопределённое время. Ведь в любой момент могут вызвать и снова начать предполётную подготовку! Кто же захочет упустить возможность полететь в космос?

Было, конечно, молодым женщинам и обидно. И фразу Королёва «Ни одной бабы больше в космосе не будет!» (где он, надо сказать, использовал слово погрубее «бабы» — на букву «п») им рассказали, и то, что вперёд женской команды выпустили в космос собак, вызывало досаду. Одна из девушек, Ира Соловьёва, решила пока искать подвигов на земле.

Первый женский арктический

Капитан женской научно-спортивной экспедиции «Метелица» Валентина Кузнецова.

Валя Кузнецова была выпускницей Московского авиационного института, факультета радиотехники. Увлекись она парашютным спортом — и могла оказаться среди отобранных для космоса советских девчат. Но её страстью были лыжи. Сначала она участвовала в городских соревнованиях, но упорство и любовь к спорту привели её в сборную страны. Кузнецова тренировалась бок о бок с семикратной чемпионкой мира Алевтиной Колчиной.

Арктикой в шестидесятые болели многие. В детских книгах мальчики сбегали покорять Северный полюс. Волька и Хоттабыч с волнением сердца катались по северному морю среди белоснежных льдов на советском корабле. Загадывает волшебному цветку желание очутиться на Северном полюсе девочка Женька в сказке Катаева. Кузнецова поняла, что хочет обойти Арктику на лыжах.

Была проблема с тем, чтобы присоединяться к уже существующим экспедициям — если в тридцатые женщин туда зазывали, то в шестидесятые уже не жаловали. И Валентина создала свой собственный отряд. Только для женщин. Целью была, конечно, не «прогулка», а научные исследования. Сама Кузнецова работала в НИИ, вела собственную тему. И подбирать женщин решила себе под стать: спортивных и способных выполнять научную работу.

Отряд решено было назвать «Метелица». В него-то и попросилась невылетевшая космонавтка Ира Соловьёва. Хотя образование у неё было инженерное, притом в сфере строительства, Кузнецова взяла Ирину помощницей руководителя. Всё же физическая подготовка у неё была хороша, в экспедиции таких людей должно быть побольше.

Пока набиралась команда, которая потом станет легендарной, начинали с малого: зимних сверхмарафонов на лыжах. Тем более, что нужно было время собрать экипировку для похода. Дело небыстрое. Марафоны были от города до города. От Москвы до Ленинграда — 8 суток. От Москвы до Смоленская — пятеро суток. Москва — Ленинград — Хельсинки — Турку — Тампере — Торнио: тридцать три дня.

Но подготовка к Арктике чуть не сорвалась. В 1969 году космонавтки написали коллективное письмо правительству: когда же вылет? Все девушки в отличной форме и готовы служить родине. Ответ пришёл: родине вы в космосе не нужны. Женский отряд расформировывается.

Закрытие двери в космос стало тяжёлым ударом для космонавток. Годы суровой, без поблажек, подготовки. Годы надежд и мечтаний. Всё оказалось напрасным. Девушки одна за одной ушли в материнство. Пономарёва родила второго ребёнка, остальные — по первому. Включая Соловьёву. С малышом она в Арктику идти не могла, оставить его не могла тоже, и без Соловьёвой Валентина Кузнецова тоже никуда не пошла. На некоторое время казалось, что на женском полярном отряде можно поставить крест.

Бигуди на снегу

Хотя в космос Соловьёву не пускали, после роспуска женской команды она оставалась в космонавтике — младшим научным сотрудником научно-исследовательского и методического отдела подготовки космонавтов. После рождения ребёнка быстро восстановила форму. Втайне продолжала надеяться, что женщину в космос ещё пустят…

А пока вернулась к лыжам и снегам. В 1974 году «Метелица» провела ещё один сверхмарафон, последний перед настоящими экспедициями. Из Коми в Ненецкий национальный округ. А через год отряд пошёл покорять Таймыр. И покорил. Правда, без командира. Валя Кузнецова на Таймыр прилететь не смогла.

Поход был приурочен к Международному году женщины и проходил по местам, названным в честь первых покорительниц Севера, начиная от бухты Прончищевой. В составе его были суровые девчонки, например, Валентина Шацкая — в 1971 и 1972 году она одна и без ружья прошла тундру, выйдя к Северному Ледовитому океану. Она-то и руководила на этот раз.

Поход уложили в отпуск: все женщины где-нибудь работали. Но трудности начались ещё до того, как покорительницы Арктики встали на лыжи. Прилетев в село Хатангу, отряд узнал, что за спецрейс к месту старта надо доплатить почти тысячу рублей! Бешеные деньги, и уж точно никто не брал с собой таких «отпускных». Помог случай. Как раз пошли майские праздники, и на гулянии лыжницы уговорили местных партийных руководителей помочь, заверив, что они войдут со своей помощью в историю.

Рассчитывали идти ночами и отсыпаться днём, когда теплее и когда вероятность обгореть выше — на морозе обгорать ещё страшнее, чем на югах. Кожа перестаёт защищать лицо… Трудности в пути были обычные, ожидаемые. Сани перевенутся, постромка оборвётся, лыжа сломается. При сильном ветре, поднимающем снег, начала сбиваться с курса командир — её пришлось подменить парашютистке Соловьёвой, которая ещё в небе научилась ориентироваться не взирая ни на какой ветер.

В какой-то момент отряд прошёл мимо медведицы с медвежатами. Достали ружьё, ракетницы, готовясь отбиваться. Но медведи вроде наблюдали спокойно. Однако стоило отряду начать отдаляться, и медведица побежала следом — видимо, решила учить медвежат охотиться. То трусила, то настигала огромными прыжками, и оторваться не получалось. Наконец, решили бросить попытки убежать от медведей, спокойно встали лагерем, держа оружие наготове. Но к успокоившейся добыче медведи потеряли всякий интерес и ушли.

Первый, удачный, несмотря на сложности, поход вдохновил участниц и многих других женщин. В отряд стали проситься новые лыжницы. На Север пошли новые экспедиции. В каждой хватало место будничному северному подвигу. Но были и казусы. Однажды перебирали на льду вещи, и на глазах изумлённой руководительницы экспедиция покатились из рюкзаков бигуди, выпал флакончик духов. Лишний вес! Когда даже сухариков сверх рассчитанного решено не брать! «Мы же на всех один наборчик и один флакончик взяли," оправдывались девчонки. После экспедиции им хотелось возвращаться в цивилизацию нарядными, парадными.

Другой раз полярницы остановились на берегу, зачарованные пейзажем. Не разбить ли палатку в таком красивом месте? Но на снегу обнаружились свежие медвежьи следы — а белый медведь очень опасен, даже опаснее бурого. Девушки ушли с берега, а наутро увидели, что того места, где они любовались пейзажем, просто больше нет. В море унесло — это, оказалось, не берег уже был, а лёд. Спас их, получается, случай. А может, сам Тундровой оставил им спасительный знак? Некоторые из полярниц в Тундрового верили, могли кинуть ему монетку, если слишком долго водит среди торосов.

В 1980 году Соловьёва получила ещё один диплом, психолога. Но с психологическим климатом в отряде и без того было замечательно. Первый вышедший в экспедицию с «Метелицей» мужчина удивлялся, какой среди полярниц крепкий командный дух. В мужских экспедициях командир просто старался идти как можно быстрее, а остальные его догоняли. Кто не догнал, тот не очень-то хотел. Полярницы рассчитывали силы, помогали одна другой и всегда шли по маршруту плотной группой, не забегая и не отставая от подруг.

В 1988 году отряд покорил и Антарктику тоже. Сейчас «Метелица» — живая легенда. Да, живая, поскольку продолжает выходить в экспедиции. А кроме того, занимается большим количеством социальных проектов. Только Валентина Кузнецова умерла в 2010 году. Сейчас отряд возглавляет Светлана Самара. У отряда есть сайт, на котором можно узнать, какие подвиги он совершает сейчас (хотя, конечно, полярницы предпочитают скромное слово «дела»). А Соловьёва и Кузнецова написали и выпустили книгу воспоминаний — «"Метелица» на полюсах Земли».

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст