Сентябрь 2018
Новый номер
В продаже
с 13 августа!

"Через две недели мы все об этом забудем". Будет ли помощь пострадавшим в Кемерово?

Опыт большинства трагических событий свидетельствует: рано или поздно пострадавшие остаются со своим горем один на один. Будет ли так и в этот раз, размышляет координатор проекта "Ночлежка" Виктория Рыжкова.

740.jpgДмитрий Голубович/ТАСС

Знаете, я вот сейчас не про РРК, не про #кемерово хочу написать, а про то, как будет устроена жизнь пострадавших и потерпевших после трагедии.

В прошлом году, как вы знаете, в начале апреля был взрыв в метро. Тогда мы все так же плакали, боялись, и говорили как же страшно жить, не забудем, поможем и так далее. Лента пестрила такими постами неделю. Что же произошло потом?

Потом все дружно об этом забыли: не потому, что мы плохие, а потому что нет никаких сил, все время это переживать и помнить. Итак, мы забыли и пострадавшие в том теракте остались один на один со своими бедами, один на один с государством, которое чего-то там пообещало, но не понятно когда, один на один с неоплаченными больничными счетами, один на один с такими же, как они, чья жизнь едва не оборвалась 3 апреля 2017 года и совершенно точно навсегда изменилась.

Так вот, уже в мае людей бывших тогда на Сенной стали делить на пострадавших и потерпевших. Пострадавшие - это те, кому оторвало руки ноги, потерпевшие - те, на ком не было физических повреждений, и те, кто потерял члена семьи. Потерпевшим, кажется, ничего не выплатили, а пострадавшие у нас через суд в некоторых случаях доказывали, что нога была потеряна в результате теракта. Медицинская помощь бесплатно оказывалась в рамках ОМС, а все дополнительное легло на членов семей пострадавших, просто потому что о дополнительном финансировании больниц никто не позаботился, а в бюджете мед. учреждений лишних денег нет.

О психологической и социальной реабилитации вообще речи не шло. Короче ситуация, мягко говоря, так себе. Как же решилась эта ситуация?

В те дни один местный сомнительный фонд объявил сбор в поддержку пострадавших. Сомнительный - потому что у него вообще нет отчетности, сомнительный - потому что свою активную деятельность они ведут только при катастрофах и терактах, а в остальное время занимается обустройством могилок погибших в катастрофе, психологической помощью, вечерами памяти и так далее. Так вот они собрали денег. Именно в первые две недели там примерно 25 миллионов было. Деньги тратились на помощь семьям, больницы, достойные похороны (а не на кремацию, которое оплачивает государство).

Этот же фонд потом выплачивал компенсации пострадавшим, потому что в бюджете города не было на это денег, из федерального ничего не выделили, и вообще помощь в таких ситуациях не регламентируются никаким законом, а метрополитен выплатил по 1000 рублей.

Так вот, этот длинный текст к тому, что через две недели мы все забудем, не потому что мы плохие, а потому что мы так устроены. СМИ, которые сейчас строчат трансляции, через два месяца скажут, что это неактуальная тема, остроты нет. Государство ни черта не выплатит, потому что никогда не выплачивает в обещанном полном объеме, и потому что закона нет, и будьте товарищи пострадавшие рады тем подачкам, которыми мы изволили вас одарить.

И для меня является дикостью призывы не жертвовать деньги непонятно на что, потому что должен быть какой-то запас денег сразу на оперативные расходы. Для меня являются дикостью самоуверенные заявления, что пострадавшие и члены семей погибших сейчас будут завалены помощью. Нет, этого не произойдет. Мы забудем, потому что так устроены, а люди опять останутся одни.

Простите. Просто накипело.

Дата: 28 марта 2018
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
"Через две недели мы все об этом забудем". Будет ли помощь пострадавшим в Кемерово? 5151
1
Cобытия и новинки
Показать ещё
×
На этом сайте мы используем cookie-файлы. Вы можете прочитать о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Все собранные при помощи cookie-файлов данные будут храниться на территории РФ.