Часики-то тикают! Почему всех интересует, когда мы выйдем замуж и родим

«Ну что, когда замуж?», «Может, уже пора рожать?» Каждая женщина в своей жизни не раз сталкивалась с «неудобными» вопросами. Они застают врасплох, ставят в тупик, мы теряемся, не зная, что ответить. И вроде бы люди ничего плохого не имеют ввиду, они просто «желают нам самого лучшего».
Евгения Голобокова
Часики-то тикают! Почему всех интересует, когда мы выйдем замуж и родим

Анна 28 лет, менеджер: «Я много лет работаю в компании, коллектив у нас веселый и дружный. наш офис — open-space. Мы все друг у друга на виду, даже когда идешь в туалет, все видят. У меня долго не клеилась личная жизнь, но полгода назад я встретила прекрасного человека. Он живет не в России, и мы еще не обсуждали, как дальше будут строиться наши отношения, а пока, чтобы его увидеть, мне часто приходится брать дни за свой счет. Это невозможно скрыть. И каждый раз, когда возвращаюсь на работу, меня встречают радостные коллеги: «ну что, тебя уже можно поздравить?», «Он уже сделал предложение?», «Сколько можно туда-сюда ездить, почему он не зовет тебя к себе насовсем?» Меня такие вопросы очень ранят, ведь, по сути, это те вопросы, на которые я и сама хотела бы знать ответ, но всё это слишком сложно пока для меня. И когда я слышу такое от коллег, мне очень некомфортно. Пока отшучиваюсь, но на самом деле меня это расстраивает».

Катя 34 года, медицинский работник:

«Несколько лет назад, на свадьбе у друзей, я поймала букет невесты. Все тогда желали мне счастья, поздравляли и прочили скорую счастливую семейную жизнь. Я и сама была рада. но идут годы, а с личной жизнью у меня пока не сложилось. Этот букет теперь преследует меня, как черная метка. Каждый раз, как мы встречаемся с друзьями, они вспоминают про него, смеются и спрашивают: «ну что же ты ещё замуж не вышла?» Приходится улыбаться — «делать мину при плохой игре». ну не готова я рассказывать в компании друзей, собравшихся весело провести время, про все свои личные проблемы».

Анна Кулешова социолог

Чтобы понять суть подобных ситуаций, стоит вспомнить про следующие явления, связанные между собой: нормы, власть и положение женщины в обществе. Каждая культура под те или иные задачи создает свои нормы. Они важны для людей, ведь у нас, с одной стороны, крайне слабо развиты инстинкты (и именно, культура, задающая «правила игры», помогает понять, как реагировать, что делать, как жить), с другой — человека отличает от животного наличие воображения, мы можем придумать несуществующую реальность и выстраивать самые удивительные жизненные сценарии (например, для многих россиян покажется странным и невообразимым тот факт, что в Канаде люди могут отказываться от пола и ставить Х в официальных документах (таких, как водительские права).

Когда мы анализируем общество, в котором оказывается уместным переходить личные границы женщины и навязывать ей тот или иной жизненный сценарий, мы отвечаем на вопрос: почему это оказалось допустимым и стало распространенным? Каков статус женщины в таком обществе? Каковы здесь ролевые отношения? Отмечу, что отношение к женщине — это неплохой маркер: чем более консервативно общество, тем, как правило, ниже статус женщины в нем и тем строже контролируется ее телесность, сексуальность, отрицается право на отказ от выполнения биологических функций (деторождение) и не считается обязательным соблюдение ее границ (физических и личностных).

Тем не менее, социальные нормы меняются, особенно под воздействием научных открытий.

Так, появление и распространение барьерных и оральных контрацептивов, новых репродуктивных технологий освободило женщину и от биологической зависимости, и от зависимости от мужчин, изменилось количество жизненных сценариев женщины, сегодня она имеет возможность быть не только женщиной и матерью, но делать карьеру в науке, бизнесе, выбирать профессии, традиционно считавшиеся мужскими.

Казалось бы, в нашей власти теперь сказать: нормальная женщина должна быть счастливой и самореализовавшейся.

Но вместо этого мы регулярно встречаем установки: нормальная женщина должна быть с ребенком и при муже. Почему? Подобные вопросы обнажают статус женщины, диктуют ожидаемое поведение, демонстрируя стереотипы, указывая на расхождение между ее жизненной ситуацией и той, какая должна бы быть, с точки зрения общества. Сегодня, с новой волной трансляции патриархальных ценностей, подобное отношение к женщине, к сожалению, закономерно. Ведь в таком мире ее судьба предписана: рожать и быть с мужчиной, быть послушной, скрывать чувства, быть покорной в ситуации нарушения ее личных границ…

Но есть и хорошая новость. Так, по данным опросов ВЦИОМ, в 2005 г. на вопрос о том, за кого бы проголосовали на президентских выборах, выбирая между кандидатурами мужчины и женщины (при прочих равных условиях), 44% респондентов отвечали, что за мужчину, 17% - за женщину, сегодня же на первом месте по популярности ответ «пол не имеет значения» (54%). Однако патриархальные взгляды еще сильны: 38% скорее выбрали бы мужчину.

Марина 34 года, парикмахер:

«Я замужем уже семь лет. Мы с мужем очень любим друг друга, и знаете что? Я устала, что каждый, кто узнает, что мы женаты столько лет, обязательно заводит речь о детях. а воп- росы бывают разные. От: «Чего детей не заведете?» — до: «а часики-то тикают, ты про это помнишь?» Высказываются все: родственники на семейных посиделках, друзья на отдыхе, коллеги на работе. Даже мужчина недавно в метро хотел познакомиться, а я сказала, что семь лет счастливо замужем. и он туда же: «Семь лет, а чего детей нет?» Меня все это очень ранит, потому что ответ на этот вопрос мне известен давно. У меня не будет детей. Мы долго обследовались. Потом врачи нам с мужем все объяснили — у меня бесплодие. Я не готова это рассказывать малознакомым людям, даже близким не готова. Мама знает, сестра. Ближний круг. но люди спрашивают, и им невдомек, что они ковыряют больную рану. Знаю, что они не со зла. но нам с мужем и так не сладко. а еще эти вопросы».

Анна Кулешова

Почему обсуждаемые вопросы ранили героинь? Позволю себе предположить следующий сценарий. Сперва женщина может вопрос о наличии детей принять смущенно, начать оправдываться, почему она до сих пор никого не родила, а потом объяснить себе, что такой ответ был правильным, поскольку означал ее солидарность с тем обществом, в котором она живет, в котором женщина обязана рожать детей и быть при муже, и, в сущности, ее вина, что она до сих пор одна и бездетна. Но это лишь один сценарий, женщина также может идентифицировать себя, например, с профессиональной группой, тогда на первый план выйдет критерий успешности, а сами вопросы будут расценены как бестактность, не задев и не ранив.

Важно посмотреть на ситуацию со стороны, задав себе вопрос: как нам удалось организовать все таким образом, что в ответ на бестактные вопросы женщина чувствует именно боль и вину, а не гнев и недоумение, например?

Социальное пространство во многом формируется на основе стереотипов и образов, а также установок. Необходимую для этого информацию мы получаем из среды повседневного общения, произведений искусства и по каналам массовой коммуникации.

Посмотрите, например, как поменялись представления о «нормальном» мужском и женском поведении относительно недавнего советского прошлого, в котором доминировали патриархальные ценности.

Сегодня даже странно читать такие книги, как, например, «Старшая сестра» Воронковой, в которой 12-летняя девочка берет на себя всю заботу о быте и семье после смерти мамы, оберегая папу от проблем, связанных с хозяйством и воспитанием младших детей. Но по тем временам «нормальными» были и гиперответственность девочки, и ее безмолвное терпение, и невключенность папы в дела житейские.

Можно критически посмотреть на современные сериалы и фильмы, оценить, как в них презентуются женщины без мужа и детей, как оцениваются ситуации нарушения границ личности — как смешные? нормальные? или недопустимые? Безусловно, на смену одним стереотипам приходят другие, какие-то представления рушатся, но как формируются новые? Опять же, под воздействием СМИ и институтов, в которых происходит социализация человека (семья, школа). Если однажды в детских садах будет учтено право девочки не ходить в юбочке и не быть украшенной бантиками, в семьях основой отношений станет уважение к выбору человека и его жизни, а в массовой культуре обретут популярность не истории про личное счастье «звезд», а про успехи и достижения женщин за пределами семьи, мы увидим, что подобным вопросам просто не останется места, поскольку в них уже не будет смысла.

Неудобные вопросы

Бестактными бывают не только вопросы, связанные с социальными стереотипами, но и любые другие, которые мы расцениваем как вторжение в наше личное пространство.

Ирина 46 лет, руководитель отдела:

«Моей дочери 23 года, она давно живет отдельно, работает. Но когда ей было около семнадцати, мои знакомые, узнав, что у нее появился парень, иногда спрашивали меня: «ну и как, у нее уже первый секс был?» Меня такие вопросы ставили в тупик. Мы с дочерью очень близки, и, конечно, я знала ответ, но отвечать не считала нужным. Меня возмущало такое бестактное вторжение в интимную жизнь моего ребенка. Иногда я отвечала «не знаю», тогда мне говорили: «Она тебе и не скажет, мамам такое не говорят». Я молчала, потому что возразить, доказывать, что у меня с ребенком доверительные отношения, получается оправдываться. Я этого не хотела. Иногда я резко отвечала: «не ваше это дело», — тоже некрасиво получалось…»

Обычно мы хорошо чувствуем этот момент: кажется, что ты раздет, и в это время кто-то вошел без стука. Часто такие вторжения сопровождают человека всю жизнь. Сначала родители не считают предосудительным рыться в личных вещах ребенка, затем окружающие задают неудобные вопросы или начальник не держит дистанцию.

Людям, чьи границы постоянно нарушались, бывает сложно их восстановить. Они боятся отказать, принимают неудобные предложения и, преодолевая дискомфорт, объясняют, почему так поправились или зачем подали на развод.

Иногда люди, у которых не очерчено собственное личное пространство, не чувствуют, что нарушают его и у других.

Бестактные вопросы они задают без задней мысли — а что тут такого? Но бывает и прямая манипуляция, подсознательная попытка взять власть над ситуацией, «подоминировать». Задать ранящий вопрос и увидеть реакцию — способ почувствовать себя выше, утешить какую-то свою боль, поднять самооценку. И в том, и в другом случае вы имеете полное право беречь ваши границы. Ваш внутренний мир — это дом.

В обычной жизни мы не стесняемся попросить гостей снять обувь или вытереть ноги. Так и в общении: дайте собеседнику понять, что для вас допустимо, а о чем вы не собираетесь с ним разговаривать. Существует несколько вполне корректных способов реагировать на бестактные вопросы: отшутиться, что эта информация совершенно секретна; вернуть вопрос (а у вас как с этим дела обстоят?); демонстративно переключиться на другую тему; прямо сказать, что, как только вам захочется поговорить об этом, вы собеседника обязательно известите. Не переживайте, что обидите. В первый раз вам обоим, возможно, будет неловко. Зато на вторую и третью попытку конкретно этот человек, скорее всего, больше и не решится. Ваши границы станут явными для него.

Как защитить границы

Юлия Бурлакова бизнес-тренер, коуч

Эх, ну и сложно же у нас с границами! С детства мы обучены, скорее, их противоположности, то есть созависимости. Здоровые психологические границы — это когда я четко понимаю: вот есть я, мои чувства и мои потребности, а вот есть другой человек, его чувства и его потребности. И не включаю, например, свое чувство вины в связи с тем, что кто-то щедро вешает на меня нереалистичные ожидания. Звучит просто, а на практике — мало кто умеет.

Вот представьте себе, как вы спокойно произносите грозному начальству: «Спасибо, что предлагаете мне этот амбициозный проект, к сожалению, сейчас у меня другие приоритеты, и я не смогу принять ваше предложение о допнагрузке. Зато готова повысить свою эффективность в том-то и том-то».

А вот созависимость — это полнейшая спутанность своей реальности с реальностью других людей. По этому виду спорта каждый из нас может мастер-классы проводить.

Мы так воспитаны: «Как это ты кашку есть отказываешься? Мамочка готовила, старалась, ты что, мамочку не любишь?» Это, заметим, говорится мамочкой из чувства любви и по заветам советской педиатрии. В итоге Машенька постепенно разучится чувствовать и голод, и другие реакции тела, а следом придет некоторое онемение чувств. Став взрослой, Машенька, как нормальный человек нашей культуры, соглашается на проект, спущенный сверху, потом чертыхается, работает допоздна, ненавидит начальство, грызет себя, терпит недовольство семьи и сваливается в больницу с язвой.

Здравствуйте, нездоровые границы!

Давайте же обхитрим созависимость. Для этого нужно перевести фокус с других (семьи, начальства, мамы) на себя. То есть понять, чего же я сама хочу в этой ситуации, в этом диалоге, в этих отношениях.

Очень важно прямо в моменте давления или манипуляции задавать себе четыре очень простых коуч-вопроса:

  1. А чего я хочу?
  2. Почему это важно для меня?
  3. Как я пойму, что я этого достигла?
  4. Какие шаги я для этого предприму?

Такая перефокусировка на себя станет первым шагом «освобождения от созависимости», как называется замечательная книга Б. и Д. Уайнхолдов. Их техники стали для меня настоящей школой обретения здоровых границ. Чего я вам и желаю — как в работе, так и в личной жизни".

Интересно…
Хотелось бы еще почитать, присылайте на почту.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст