Время быть красивой. Невероятные истории женщин, борющихся с раком груди

Октябрь — месяц борьбы против рака груди. Мы собрали истории красивых и смелых женщин, которые знают цену жизни. Стилисты Paul Mitchell помогли им почувствовать себя по‑настоящему прекрасными, а эксперты программы «Женское здоровье» рассказали о новых тенденциях в лечении и профилактике РМЖ.
Мария Васильева

Я УЧУСЬ РАДОВАТЬСЯ КАЖДОМУ ДНЮ!

Виктория Коваленко, 37 лет

Я обнаружила в груди узелок зимой, через несколько месяцев после смерти мужа. Поначалу не обратила на это внимания, потом навалились проблемы, а потом я решила, что нам с детьми необходимо отвлечься, и мы отправились на юг. К врачу я обратилась только в августе, и оказалось, что мне нужна срочная операция. Удивительно, но мне помогали дети. Маленькому было три года, и он постоянно меня выгуливал: «Мама, вставай, пойдем на улицу!» И я вставала, гуляла, играла и замечала, что чувствую себя лучше! Старшему исполни­лось 14, и когда после химии я ходила лысая, он очень коротко подстригся. Ничего прямо не говорил, но я чувствовала его поддержку и понимала, что не могу сдаваться.

Чтобы восстановиться, я стала заниматься фитнесом, поступила на заочное отделение и получаю образование, начала путешество­вать, а недавно в первый раз поднялась на колесо обозрения. Поначалу мне было страш­но, но моя подруга сказала: «Чего нам бояться, с нашим диагнозом?» И действительно, я стала гораздо решительнее. Стараюсь как можно больше внимания уделять детям, больше двигаться, больше увидеть, больше успеть. А рак груди — это не приговор, даже здоровый человек может все свободное время пролежать на диване, и жизнь пройдет мимо. Я очень надеюсь, что кто-то прочтет мою историю и скажет: «Раз она смогла справиться, то и я смогу». Для меня это очень важно.

ВАЖНО ЗАБОТИТЬСЯ О СЕБЕ

Татьяна Белькова, 31 год

Я узнала о диагнозе и поняла, что надо, видимо, продать машину, потому что я одна ращу троих детей, и непонятно, во что обойдется лечение. Есть «химия» бесплатная, а можно купить лекарства — и тогда после «химии» можно встать и пойти заниматься сыновьями и дочкой, печь торты на заказ, чтобы заработать деньги. Есть высокая скорость роста опухоли — и есть время, которое я теряю в ожидании. Есть операция — но есть и риск, что при удалении лимфоузла рука потеряет часть подвижности, а руки — это мой инструмент, ведь я пеку торты и мечтаю открыть кафе. Подруги пред­ложили собрать средства на лечение через соцсети. Я соцсетей боюсь, так или иначе, но будут разные мнения, и осуждение тоже будет. Потому что я откровенно пишу о себе, я привыкла зарабатывать сама и решать, как тратить деньги, тоже сама. Когда все на виду — то и негатива гораздо больше, а это ранит. И я очень благодарна за помощь, которую получаю от знакомых и незнакомых людей.

Петя, старший сын, очень самостоятельный в свои 11 лет — он ходит за продуктами, умеет гото­вить. Я уверена, что, даже если бы не было моей болезни, он все равно был бы таким, это его харак­тер. В семье с тремя детьми без обязанностей не обойтись: если я вечером буду с каждым выбирать одежду — не смогу почитать каждому на ночь. Когда я заболела, поняла, что надо о себе заботиться, за меня этого никто не сделает. Страх — лучший мотиватор. Ты отключаешь эмоции — и видишь задачи, которые нужно решить, чтобы жить дальше и растить своих детей.

ОЧЕНЬ НУЖНО ЗАХОТЕТЬ ЖИТЬ

Елена Ерашева, 54 года

Мне всегда казалось, что рак — это где-то далеко, с кем-то происходит, но не со мной. Я уже чувствовала проблему, но не могла себя заставить пойти к врачу целый год — страх парализует! Конечно, время было упущено. В итоге подруга просто за руку меня отвела, заставила обследоваться. Лечиться я отправи­лась немедленно — по счастливому стечению обстоятельств у нас с мужем были куплены путевки в Израиль, в гости. Операцию и лече­ние я прошла там. В этот непростой период было время подумать о многом…

Выздоровление — это путь, на котором мне помогли очень многие люди: семья, друзья, даже незнакомые. Я все время думала: «Кому и чем теперь могу помочь я?» В нашем неболь­шом городе открыто рассказать об онкологиче­ском диагнозе многим просто страшно, это табуированная тема — люди будут коситься, избегать, могут возникнуть проблемы на рабо­те. И нужно менять такое отношение в нашем обществе! Я веду группу взаимопомощи, мы помогаем женщинам обрести уверенность, оптимизм, надежду, поддерживаем друг друга. Это дорога к выздоровлению: нужно захотеть жить — и появятся силы для борьбы. За долгий срок лечения я узнала много удивительных людей. Один из них, травник, задал странный на тот момент вопрос: давно ли мне муж дарил цветы? Но это действительно очень важно — продолжать чувствовать себя женщиной. Делайте то, что вам нравится, любите себя. Окружайте себя позитивными людьми, станьте светом для других — и эти лучики вернутся к вам. Наша волонтерская группа так и называ­ется — «Луч любви и надежды».

Я СТАНУ ПСИХОЛОГОМ

Оксана Крылова, 32 года

К словам «У вас рак» невозможно быть готовой. Диагноз — это шок, с этим очень сложно справиться и сложно осознать. Я узнала обо всем, сразу же рассказала мужу, он довольно сдержанно эту новость воспри­нял, а через три дня я увидела, как он плакал.

Когда впереди долгое сложное лечение, очень многое зависит от врача. Он должен быть не просто отличным профессионалом, но и человечным, наверное. Это сложно, пациентов очень много, но мне врач сказал в ответ на мои сомнения: «Ты выйдешь отсюда здоровой», — и я поверила безогово­рочно. Я очень благодарна за поддержку своим близким. С мужем стали гораздо ближе друг к другу, бережнее друг к другу относимся. На то время, пока я лечусь, он стал «мамой» двум нашим сыновьям, взял на себя все заботы. Мне хочется проводить с детьми больше времени, но сил не всегда хватает. Когда у меня начали выпадать волосы, мы вместе с детьми побрились наголо, устроили веселое действо, чтобы они не испугались, что мама изменилась.

Я корпоративный юрист, но, после того как закончится лечение, пойду учиться на психолога. Таких специалистов, которые бы работали с человеком после того, как он узнал о диагнозе, с его семьей, близкими, не хватает, а поддержка очень нужна — и с самого начала, со слов «это рак», и на протяжении всего периода лечения.

Я уверена, что болезнь — это результат внутреннего конфликта, страхов. Важно быть в гармонии с самой собой — тогда можно со всем справиться. Начните с чего угодно — например, со здоровья, не бойтесь менять жизнь!

Я БОЛЬШЕ НЕ ОТКЛАДЫВАЮ ЖЕЛАНИЯ НА ПОТОМ

Наталья Алексеенко, 57 лет

Первую группу взаимопомощи мы организо­вали еще в больнице, после операции. В соседней палате были девочки, которые все время лежали и делали нам замечания: «Почему вы так громко смеетесь? Нам отды­хать нужно…»

Но я поняла, что мне необходимо двигаться. Первое время я просто выходила на улицу и гуляла, представляя, что я ходила куда-то по делам. В четырех стенах мне было сложнее всего, сразу возникала тревога. А когда я что-то делала, становилось легче. Когда я собиралась на операцию, то очень боялась умереть. Но потом стала читать о раке молоч­ной железы, узнала, что очень многие паци­ентки выздоравливают. Есть взрослые жен­щины, которые после лечения живут 30 лет! И, оказывается, можно радоваться, прекрасно выглядеть и думать о будущем!

Раньше, до постановки диагноза, я жила так: приходила с работы, занималась домашними делами, ложилась спать, уставала. То, чего хотелось мне самой, приходилось бесконечно откладывать на завтра.

Сейчас я пересмотрела отношение к жизни и не откладываю ничего на потом. Мы с под­ругами ходим в театр, вместе с группой поддержки путешествуем — за год побывали в Калязине, Бежецке, ездили по пушкинским местам. А на следующий год мы с подругой Викой, с которой познакомились в больнице, мечтаем отправиться на Алтай. Я как-то нашла в Интернете картинку: река Катунь, остров, грот с иконами, подвесной мостик. Надеюсь, наша мечта сбудется!

Еще 3 женщины, которые смогли победить рак груди.

Фото: архив ДО.

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст