С лежачими больными нужно разговаривать. Неважно, в сознании человек или нет

Как повернуть лежачего больного, не вывихнув ему плечо и не сорвав себе спину? Зачем больному включать музыку? И как отличить опытную сиделку от неопытной?
Мария Васильева

За лежачими больными практически всегда ухаживают родные. Как могут, так ухаживают. В лучшем случае — нанимают сиделку. Но ни родственники, ни так дорого обходящиеся сиделки грамотно ухаживать за лежачими больными попросту не умеют, считает Екатерина Дихтер, старший преподаватель Школы патронажного ухода «Внимание и забота».

Екатерина пять лет работала медсестрой в Службе помощи больным с БАС.

Боковой амиотрофический склероз — неизлечимое заболевание, при котором постепенно отказывает мускулатура.

Сначала отказывают руки, ноги, потом пропадает речь, в конце человек не может сам глотать и дышать. При этом он совершенно сохранен интеллектуально — до самого конца.

— Такие люди лежат дома. За ними ухаживают родственники или сиделки. И в какой-то момент мы поняли, что практически всех их нужно учить правильному уходу. Самым простым вещам — например, как повернуть больного и при этом не вывихнуть ему плечо. Как кормить, если руки уже отказали. Как соблюдать гигиену, ведь болезнь может длиться годами. Конечно, бывает, что таким больным нанимают сиделку. Но, во‑первых, это очень дорого, а во-вторых, квалификация сиделок у нас, как правило, низкая. И родственники ухаживают сами. Как умеют.

— И как они умеют?

— Обычно вообще ничего не знают и не умеют. Даже медики очень часто не знают, как правильно ухаживать за лежачими. В нашей стране уходу за тяжелобольными вообще мало внимания уделялось. Всегда. У нас просто нет государственной политики реабилитации таких больных и организации системы ухода за ними. А больных, которые лежат дома и нуждаются в помощи, много. Люди после инсультов, с тяжелыми формами рака, с переломами шейки бедра, позвоночника и т. д.

Екатерина Дихтер будет преподавать в школе «Внимание и Забота». До этого Катя много лет работала медсестрой в школе помощи больным с БАС

— А если ухаживать неправильно — к чему такой уход приводит?

— К очень тяжелым последствиям. Почти всегда. Да, люди как-то приспосабливаются, ухаживают по наитию. Но ошибок допускают очень много.

— Каких?

— Например, мало кто знает, что с лежачими больными обязательно нужно разговаривать. Неважно, в сознании человек или нет.

— Когда человек ухаживает за больным круглые сутки и так годами — это дико выматывает, и он начинает экономить ресурсы. Сиделки часто все делают молча — хватают, моют, переворачивают. А так нельзя. С человеком надо общаться, слушать его, ставить ему музыку — не устаю это повторять! Именно в таком обращении с лежачим больным кроется огромный реабилитационный потенциал. Человека с деменцией, например, не надо разубеждать, если он что-то видит или слышит несуществующее. Очень важно знать, что это за человек, какую жизнь прожил. Часто при тяжелой болезни на первый план выходят задвинутые глубоко в подсознание старые переживания, страдания, страхи. Нам они могут казаться странными, а для больного они очень важны.

Пример из жизни: пожилая женщина не могла спать в темноте. Выключают свет — у нее истерика. Оказалось, во время войны ее изнасиловали в темноте. Девушка пережила адский стресс.

Когда сиделка об этом узнала, женщине перестали выключать свет, и она стала спокойно спать. Страх всплыл во время болезни.

Если человек лишен возможности двигаться, говорить, это совершенно не значит, что с ним не надо общаться. Надо рассказывать новости, надо всячески разнообразить его жизнь. И переодевать такого больного надо каждое утро. На Западе по утрам переодевают даже тех, кто лежит в коме.

Реконструкция занятий школы патронажа «Внимание и Забота». Катя показывает, как безопасно пересадить пациента на коляску

— Зачем?

— Задача реабилитации, ухода — максимально вернуть человеку чувство собственного достоинства, приблизить его к тому времени, когда он был здоров. В Англии человека в коме переодевают в спортивный костюм, если он всю жизнь был спортсменом. Другой пример: пациентка после инсульта отказывалась от реабилитации, ну вот, не было мотивации. Она появилась только тогда, когда в больницу привели ее лошадь — после того, как узнали, что женщина до болезни всю жизнь занималась лошадьми. Женщина ее увидела, погладила — и дело пошло, интерес к жизни вернулся. Но это Англия. Там такое возможно, у нас, к сожалению, нет.

Если обездвиженный человек все время лежит — у него развивается депрессия. Можно ли из этого состояния вывести? Можно.

Вот, скажем, человек до болезни каждое утро пил кофе и завтракал на кухне — не надо рушить его привычки. Этот утренний кофе для него крайне важен! Оденьте человека, пересадите в кресло-каталку, отвезите на кухню. И пусть пьет свой кофе, как он это делал всю жизнь. Мелочи? Нет, внимание к таким вещам очень помогает в реабилитации.

Очень многие не знают, как правильно пересадить человека из кровати в инвалидное кресло. В результате делают больно ему и срывают спину себе. А ведь есть надежные, безопасные техники. В Школе мы будем им обучать.

Мало кто знает, что практически каждый лежачий больной мучается запорами. Человек же лежит! В лучшем случае ему клизмы ставят, дают слабительное. Но это не правильно.

Надо, чтобы работали мышцы брюшного пресса. А для этого больного надо посадить. И лучше бы отвезти на коляске в туалет, хотя, конечно, подложить утку куда как проще.

Это совершенно неправильно — когда вся жизнь больного проходит в кровати! Пусть даже эта кровать навороченная, специальная.

Кровать эту, кстати, при оформлении инвалидности должно бесплатно предоставлять государство. Больным с первой группой инвалидности положены функциональная кровать, подъемник, чтобы не тягать человека на руках. Но никакое государство ничего этого не дает, все нужно самим покупать.

Скользящее оборудование — это специальная простыня для перемещения пациента. Реконструкция занятий школы патронажа «Внимание и Забота».

— Кровать с противопролежневым матрасом — насколько она обязательна?

— В Европе вообще не знают, что такое пролежни. Там точно знают, что матрасы не панацея! Просто человека регулярно перемещают. И делают это грамотно, не повреждая поверхностного слоя кожи. Сам по себе противопролежневый матрас от пролежней не спасет, каким бы дорогим он ни был.

У нас же даже на специальном матрасе у больного появляются пролежни. А это очень опасно, умирают от них!

Это нарушение работы сосудов, это инфекция, которая быстро разносится кровью по организму. А инфекция для и без того слабого организма — катастрофа. Самое страшное, что сам больной пролежней чаще всего не чувствует. На занятиях в Школе мы научим оценивать состояние кожи, научим правильно осматривать человека и вовремя действовать, если что-то идет не так.

— Это могли бы сделать врачи и медсестры поликлиники, которые должны приходить к лежачему больному, но не приходят.

— Сейчас начали ходить. Почти в каждой московской поликлинике есть паллиативный кабинет. Но на одну медсестру приходится 800 тяжелых больных. Как думаете, ко многим медсестра успеет зайти? И о каком качестве ухода можно говорить? Ей бы укол успеть сделать, да памперс поменять…

— На обучение в Школу придут в основном родственники? Или профессиональные сиделки тоже?

— На таких занятиях очень мало медсестер, санитарок, социальных работников, сиделок. 90% — это родственники, которые ухаживают за своими и хотят научиться делать это грамотно. И только главврачи, понимающие всю важность такого обучения, ищут курсы для своих медсестер и санитарок. Могу сказать по опыту проведения семинаров фонда «Живи сейчас».

Катя показывает, как безопасно пересадить пациента на коляску. Реконструкция занятий школы патронажа «Внимание и Забота».

— А специалисты паллиативных кабинетов поликлиник?

— Нет, видимо, они считают, что и так все знают. А ведь во всем мире уход за лежачими больными — это отдельная отрасль медицинских знаний. Надо знать, что нужно больному, понимать, в чем его главные проблемы, видеть его ресурс. Тогда появляется понимание, что и как делать.

Кстати, мало кто из ухаживающих знает, что все действия, все манипуляции с больным ты должен записывать.

У сиделки в Европе очень четкие инструкции, которые она обязана неукоснительно исполнять. На Западе вообще все по‑другому: больного окружает очень много разных специалистов. Это называется community help. Я бы посоветовала родственникам больного вести журнал записей, чтобы тот, кто придет на смену, знал, что уже сделано.

И еще важная деталь. В Европе сиделок без лицензии просто нет. Государство, страховые компании за этим строго следят. У нас же родственники очень часто рады, если хоть кто-то согласится ухаживать, тут уж не до квалификации.

— Сложно найти сиделку в Москве?

— Вовсе нет. Рынок существует, желающих много. Проблема в том, что это жуткая лотерея. Легче легкого нарваться на неумеху, которая выдает себя за опытного и знающего специалиста.

— Как отличить квалифицированную сиделку?

— На занятиях в Школе мы обязательно будем объяснять: с сиделкой надо встретиться заранее, поговорить, познакомить ее с потенциальным пациентом. Уже на первой встрече станет понятно, смогут ли больной и сиделка близко и долго общаться друг с другом.

Очень часто считающие себя опытными сиделки многое делают неправильно не только c больным, но и во вред себе. Например, не так, как надо, подтягивают лежачего больного на подушку, выше к изголовью. Берут подмышки, а то и просто за руки, тянут и таким образом травмируют суставы больного. А надо — с помощью специальной скользящей ткани в два слоя, которая подкладывается под человека.

Реконструкция занятий школы патронажа «Внимание и Забота»

— А сами преподаватели Школы у кого учились? У западных коллег?

— Проблема настолько глобальна, что для ее решения объединились два фонда — Фонд помощи взрослым «Живой» и фонд помощи людям с БАС (боковым амиотрофическим склерозом) «Живи сейчас» — и учредили в Москве Школу патронажного ухода «Внимание и забота». Проект несколько лет существовал при фонде «Живи сейчас». И все это время сотрудники фонда искали российских специалистов, которые работают по западным методикам.

В нашей стране первыми, кто стал изучать современные методики и практики ухода за тяжелыми больными, были питерские врачи. Там очень сильная школа физической терапии.

С ее помощью можно улучшить координацию движений пациента, разработать суставы и мышцы и т. д. Мы учились у врачей Санкт-Петербурга. Огромный опыт нам также передает Лена Андрев, двадцать лет проработавшая в Германии патронажным специалистом и директором по уходу и теперь работающая в Школе патронажного ухода директором по обучению. Норвежские коллеги научили нас технике перемещения больных. Показывали, как натянуть на ноги больного компрессионные чулки — легко и просто, без выпученных глаз. Повторю, все это целая наука и учиться надо у всех, кто достиг серьезных результатов.

Сейчас наша задача — наладить систему обучения патронажному уходу в Москве. Пока у нас в столице есть четыре площадки для будущей работы Школы — больница имени Буянова, 2-я поликлиника в Чертанове и Служба помощи больным с БАС, и еще один класс. Сегодня запросов на обучение намного больше наших возможностей.

А вообще — откуда придет запрос, туда мы и поедем, там и проведем наши пятидневные курсы. В любой город.

— Еще ведь можно обучать дистанционно? С помощью видеоуроков, например.

— Да, это входит в наши планы. Недавно сделали обучающее видео по перемещению больных. В ролике очень подробно объясняется и показывается, как правильно подтягивать больного на кровати, пересаживать в кресло, переводить в сидячее положение, поворачивать. Таких видео мы запланировали снять много — по темам «Общение», «Питание», «Эрготерапия» и другим. Но на их съемку нужны деньги. Именно на съемку, в Сеть ролики мы выложим бесплатно.

Несколько слов о Школе

Автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования «Школа патронажного ухода «Внимание и забота»» учреждена двумя благотворительными фондами — фондом помощи взрослым «Живой» и фондом помощи людям с БАС «Живи сейчас». За годы работы у фондов накопился большой объем полезных знаний, поэтому проект решили расширить.

Екатерина Дихтер

Школе «Внимание и забота» предстоит повысить качество образования всех, кто связан с патронажным уходом. Необходимые знания и навыки смогут бесплатно получать сиделки, волонтеры и родственники пациентов. Объем работы огромный, но для того, чтобы проект существовал, ему нужны средства.

За год планируется провести порядка 60 семинаров и тренингов. В них примут участие около тысячи человек, которые, в свою очередь, смогут оказать квалифицированную помощь и продлить жизнь нескольким тысячам лежачих больных.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование в 100, 200 или 300 рублей, и тогда Школа патронажного ухода сможет работать в Москве, Петербурге, проводить семинары в других городах. Очень может быть, что эти знания и навыки пригодятся и вашим родным. В наших силах сделать так, чтобы Школа работала всегда. Государство ее не поддерживает. Но поддержать ее можем мы. Оригинал статьи на сайте Такие Дела

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст