«Он же тебя любит»: история насилия и преследований, длившаяся несколько лет

В рамках флешмоба #бьетнезначитлюбит «Домашний очаг» публикует реальные истории пострадавших от домашнего насилия. 35-летняя Валерия Володина из Ульяновска рассказала о том, как ее на протяжении двух лет преследовал бывший партнер в попытке заставить ее вернуться. В ход шло всё: избиения, похищение, шантаж, тяжкое причинение вреда здоровью. В попытке защититься Валерия завела блог, в котором размещала оскорбительные сообщения и угрозы убийства в свой адрес, а потом начала рассказывать свою историю журналистам.
«Он же тебя любит»: история насилия и преследований, длившаяся несколько лет

Photo by Carolina Heza on Unsplash

Всё началось в 2014 году. Тогда я познакомилась с С., гражданином Азербайджана. Мне было 29, ему 27. Женат он не был, хотя у них принято в этом возрасте иметь семью. А я на тот момент состояла в других отношениях, и у меня был сын-подросток. Я не думала, что у меня с С. может получиться что-то серьезное, однако отношения с ним завязались, и я прекратила предыдущие. Видимо, в тот самый момент у него зародилась мысль о том, что если я способна изменить одному, то изменю и другому. 

Сначала никакой агрессии не было — любовь, страсть и так далее. Потом я начала замечать уже ненормальные действия с его стороны: ревность, странные допросы вроде: «Где была? С кем была? Куда ходила? Что делала?»

Он отбирал у меня телефон и читал мои переписки в мессенджерах и социальных сетях. В общем, имел доступ к моему телефону даже больший, чем я. Все мои подруги резко стали плохими, якобы они оказывали на меня дурное влияние. Таким образом человек начал контролировать круг моего общения и всю мою жизнь. Я все это списывала на его кавказский темперамент. Кроме того, в нашем обществе сложилось мнение: «Как он тебя ревнует! Вот, как он тебя любит». Будто бы ревность — это показатель степени любви. 

Потом он первый раз избил, но я под давлением стереотипов подумала, что сама виновата, сама спровоцировала, надо себя вести скромнее. Я его даже простила. После второго раза я поняла, что могу просто не выжить, потому что он бил меня как равного. До меня он состоял в отношениях с другими девушками. С одной из них я связалась в интернете, поделилась с ней своими переживаниями, узнала, что было с ней. Она сказала, что он так же её контролировал, всячески пытался подчинить её, сломать волю. Единственное, по её словам, что её спасло, так это то, что он переключился на меня.

Одна жертва спаслась благодаря тому, что появилась другая. 

Когда я поняла, что эти отношения обречены, то я решила их прекратить. В этот момент, когда женщины хотят разорвать отношения с агрессорами, у большинства начинаются очень большие проблемы, и у  меня тоже. Человек не хотел отпускать меня и начал преследовать, угрожать и шантажировать. Я не могла выйти из дома. Он жил в своей машине под моим окном сутками напролёт. На 10-15 минут он мог отъехать до ближайшего макдональдса и возвращался обратно. Я пыталась вызвать наряд полиции, на что мне ответили:

«Мы ничего не можем сделать, он же не ломится в квартиру, сидит себе в своей машине». 

Шантажировал меня моими же фотографиями, которые были сделаны во время наших с ним отношений. Некоторые фотографии имели интимный характер, конечно же. И как бы общество ни шеймило женщин и мужчин за это, я думаю, что у каждого в телефоне есть что-то подобное. Он создал страницу в интернете от моего имени с моими паспортными данными, начал выкладывать туда фотографии. Добавил туда моих друзей, родственников, сына и его одноклассников, классных руководителей. И когда там набралась определенная аудитория, он начал выкладывать интимные снимки. Конечно, это была трагедия. Я понимаю женщин, которые боятся и ведутся на этот шантаж, это очень сложно вынести. Наверно это даже хуже физического насилия. Но благодаря поддержке моих родственников никто от меня не отвернулся. Все прекрасно понимали, что это фотографии пусть и мои, но выложены не мной.

Когда я поняла, что от полиции никакого толка, я создала свой блог и начала туда выкладывать его звонки, скриншоты сообщений, все его выходки.

Даже если я его блокировала во всех телефонах, мессенджерах, он начинал мне присылать по 1 рублю через «Сбербанк Онлайн» и писать сопроводительные сообщения с угрозами. Все это я выкладывала в своем блоге. И однажды, он также мне звонил, угрожал, говорил: «Немедленно удали эту страницу, зачем ты меня позоришь». У человека не было ни капли понимания того, что он виноват в этом сам, что я просто защищалась. 

В итоге он очень сильно хотел эту страницу каким-то образом заблокировать и обратился к услугам хакеров. В один прекрасный день мне пишет незнакомый молодой человек с анонимной страницы: «С. обратился ко мне с просьбой взломать вашу страницу. Я ознакомился с материалами, которые вы выкладываете на страницу, я просто офигел, помогать ему не буду ни за какие деньги». Пожелал сил и терпения, объяснил, как сделать так, чтобы страницу было тяжело взломать. Я не сразу поверила, что он с добрыми намерениями, тем более в интернете. Но вот, даже хакер, который именно этим в сети зарабатывает, вошёл в положение и проникся проблемой. 

После того, как я поняла, что в моем родном городе мне жизни не будет, я собрала вещи и уехала в Москву в надежде, что в этом большом городе я смогу скрыться. Но я недооценила своего врага. Этот человек оказался изощренным психопатом с неограниченными финансовыми возможностями. Он находил людей в интернете, которые оказывали ему специфические услуги — взлом социальных сетей и установка прослушивающих устройств. 

В итоге я сняла квартиру в Москве, нашла работу и только-только, казалось бы, начала расслабляться, думая, что всё позади, он нашёл меня в Москве. Как позже выяснилось, ему это удалось сделать с помощью жучка, установленного в моем автомобиле. Об этом он позаботился заранее, предполагая, что я могу уехать. Он напал на меня во дворе моего же дома, где я снимала квартиру. Обращение в полицию не принесло никакого результата, поскольку он заявил полиции, что я его девушка, и у нас все хорошо, мы просто поругались. На основании этой ситуации мне вновь отказали в возбуждении уголовного дела.

После моих многократных попыток прекратить эти отношения, убежать в другой город, спрятаться он или находил меня и жестоко избивал, или похищал. Несколько раз я реально прощалась с жизнью. Он вывозил меня в лесополосу и избивал до полусмерти. Таких ужасных моментов на моей памяти несколько. В один из таких, когда я сбежала в Москву, я поняла, что беременна. Я не хотела сохранять ребенка и хотела избавиться от плода, но он нашел меня раньше и очень сильно избил. В результате произошел выкидыш. По этому моменту полиция тоже ничего не возбудила, хотя выкидыш считается тяжким вредом здоровью.

Все мои обращения в полицию закончились ничем.

Было более 11 заявлений, ни по одному из них не завели даже административного дела, на все мои обращения приходили стандартные отписки, что нет состава преступления. Хотя, кто знаком с моей историей, в курсе, что были и похищения, и избиения, и выкидыш, и жучки в машинах, то есть это криминал. Тем не менее у человека нет даже административного правонарушения на основании моей истории. 

Можно сделать вывод о том, насколько у нас коррумпированная полиция, раз любой вопрос можно решить за деньги. В полиции никакой помощи я не получала, на все мои обращения они либо ухмылялись: «Ты сама с таким связалась». С иронией и сарказмом говорили: «Он же тебя так любит, кто ещё любить тебя так будет, кто за тобой бегать будет». Многие из полицейских — насильники и тираны, это моё субъективное мнение, но многие со мной согласятся.

И я понимаю, почему многие женщины не идут в полицию: на данный момент в этом нет никакого смысла — нет закона.

В один момент, когда я переехала в Москву, я познакомилась с одним человеком, который, выслушав мою историю, познакомил меня с адвокатом Мари Давтян. Она переадресовала меня в «Правовую инициативу», с тех пор эта организация занимается представлением моих интересов во всех структурах: начиная местной полиции и заканчивая представительством Европейского суда по правам человека. Также они предоставляли мне услуги психолога. Я раньше думала, что психологи ничем помочь мне не могут, на самом деле это не так. Надо обязательно обращаться за психологической помощью, справиться с этим в одиночку невыносимо трудно.

Можно делать вид, что ты сильная, но все эти эмоции копятся внутри — и в какой-то момент чаша переполняется.

Я прошла абсолютно все инстанции в России, и в итоге справедливости мы добились только в Европейском суде, что никак не повлияло на ситуацию в России. С момента, как мы выиграли Европейский суд, прошло уже полтора года, но воз и ныне там — закон не принят, человек на свободе, никакого наказания он не понес, по всем моим делам снова прислали отписки. 

Он мог пропадать месяцами, я радовалась, что наконец все прекратилось — и тогда он внезапно появлялся. Все это продолжалось четыре года: последний раз я его видела в 2018 году на очной ставке в полиции. С тех пор у меня нет о нем никакой информации, я его не слышу, не вижу. А от меня он отстал видимо, потому что слишком большая огласка, я сама не ожидала, что дойду до ЕСПЧ. 

Сейчас у меня все хорошо, я живу в другой стране, сменила имя.

Но страх, что он может опять появиться, уже никуда не денется, я постоянно на чеку. С собой у меня всегда газовый баллончик, любой мужчина мне кажется подозрительным, мимо проезжающие машины я стараюсь внимательнее разглядеть. Я благодарю Бога, что осталась жива, здорова, что у меня не поехала крыша после пережитого. Хотя очень неприятный багаж останется на всю жизнь. 

В нашем обществе не принято выносить сор из избы. Я хочу, чтобы как можно больше женщин знали о том, что они не одни. Что многие переживают такую ситуацию, и нам нужно объединяться, говорить о своей проблеме, требовать от государства принятия решений, каких-то подвижек в сторону принятия закона против домашнего насилия. Агрессоры должны нести наказание. Существующее наказание — в размере 5 000 руб. за избиение и нанесение побоев своей жене, и даже эти 5 000 идут в пользу государства, а не жертвы. Жертва должна за свой счет нанимать адвокатов, то есть за свой счёт доказывать, что на самом деле она жертва. Я считаю, что это несправедливо, это настоящий геноцид в сторону женщины. 

Бьет не значит любит

Редакция «Домашнего очага» поддерживает флешмоб #бьетнезначитлюбит. Принять участие в нем можно следующими способами:

  • Поделиться личными историями и своей точкой зрения по теме домашнего насилия в соцсетях, используя хэштег #бьетнезначитлюбит.
  • Рассказать своей аудитории о том, что существует горячая линия 8 (800) 7000 600, где любая женщина в ситуации домашнего насилия может получить бесплатную психологическую помощь.
  • Поддержать развитие Всероссийского телефона горячей линии для пострадавших женщин от домашнего насилия 8 (800) 7000 600, сделав пожертвование на сайте Центра «АННА».
  • Пройти онлайн-тест на выявление риска насилия в отношениях, разработанный совместно с экспертами Центра «АННА», на сайте Project911.