Матери «Сети»: Елена Шакурская рассказывает историю своего сына Ильи, который получил 16 лет колонии по громкому делу

В России обсуждают «дело Сети»: по обвинению в организации террористического сообщества семеро молодых людей получили сроки от 6 до 18 лет. Но широкий резонанс дело приобрело не только из-за огромных сроков. Обвиняемые заявляли, что во время следствия к ним применялись пытки и признательные показания были добыты именно таким путем. «Домашний Очаг» предлагает познакомиться с мамами осужденных. В нашей первой публикации Елена Шакурская, чей сын Илья получил 16 лет лагерей, рассказывает, что он за человек.
Матери «Сети»: Елена Шакурская рассказывает историю своего сына Ильи, который получил 16 лет колонии по громкому делу

Вы наверняка слышали о деле Сети (организация «Сеть» признана террористической и запрещена на территории РФ): по обвинению в создании террористического сообщества семеро молодых людей получили сроки от 6 до 18 лет. Никто из них не признал своей вины. Правозащитники уверены, что дело сфабриковано, а родители фигурантов заявляют, что их детей пытали током. Среди них — мама 23-летнего Ильи Шакурского Елена, чей сын, согласно приговору, проведет 16 лет в колонии строгого режима. «Домашний Очаг» попросил Елену Шакурскую рассказать, что за человек ее сын и что она пережила, узнав о пытках и огромном сроке.

Илья и Елена Шакурские
Илья и Елена Шакурские

Книга Льва Толстого, пистолет без отпечатков

Тот день, когда Илюшу забрали, я помню как сегодня. Среда, 18 октября 2017 года. У меня был выходной, сын тоже не поехал в институт. Но в обед ему позвонили друзья, сказали, что пропал их товарищ Егор (прим. ред.: первый задержанный по «делу Сети»). Сын собрался и поехал искать. В начале девятого я, взволнованная, что он не берет трубку, выглянула в окно и увидела Илюшу в наручниках с оперативниками. Выбежала на улицу в тапочках: «Что случилось?» В ответ услышала, что сейчас будет обыск.

Илья Шакурский (дело Сети)
Илья Шакурский (дело Сети)

Квартира Ильи находится напротив моей, так что я тоже присутствовала. Обыск шел довольно интересно: вещи осматривались не подряд, а строго в определенных местах, как будто знали, где искать. На кухне в нише под окном, где хранятся мои банки для консервирования, нашли гранату СВУ (позднее экспертиза показала, что на ней нет отпечатков пальцев). Для меня это было потрясением, потому что ещё утром я доставала оттуда контейнер для еды, и ничего этого не было. В книжном шкафу сотрудники взяли книгу Льва Толстого «Суеверие государства» и тоже приобщили ее к делу. Под диваном же в слою пыли лежал чистый сверкающий пистолет, который мы тоже видели в первый раз (как и граната, без отпечатков пальцев Ильи). Этих вещей хватило, чтобы посадить моего сына в тюрьму.

Разбирательства шли около восьми месяцев. Видеть Илью я могла только на судебных заседаниях. За это время я не услышала ни одного доказательства, чтобы моего сына можно было в чём-то обвинить. За что он получил 16 лет строго режима, я так и не поняла.

Мальчик, который пытался помочь всем

Илья Шакурский (дело Сети)
Илья Шакурский (дело Сети)

Мой сын — светлой души человек. Это могут подтвердить все друзья и соседи. Многие его называют «солнышком». Он никогда не любил насилие, все проблемы решал словами, а не кулаками. И всегда всем помогал. Помню, идём с ним по улице, незнакомый мужчина просит 10 рублей. Я говорю: «Алкаш какой-то, пойдём!» А он: «Мам, может, человеку жизненно необходимы сейчас эти деньги. Тебе 10 рублей погоду сделают?» Его слова настолько запали мне в душу, что теперь я всегда даю деньги нуждающимся.

В 2016 году Илья поступал в педагогический университет, и мы переехали из области в Пензу. Недалеко от дома он заметил место, где живут бомжи. Начал покупать им гречку и консервы, готовить и относить.

Он не просто давал бездомным еду, а сидел с ними и разговаривал. Домой возвращался с горящими глазами: верил, что люди постараются поменять свой образ жизни.

У нас всегда были близкие отношения. Даже когда у него случился первый роман, он сразу познакомил меня с девушкой. Я так чувствовала его любовь к ней, что восприняла ту девочку как родную.

Елена и Илья Шакурские (дело Сети)
Елена и Илья Шакурские (дело Сети)

Я чувствовала его боль

Сейчас на свиданиях в СИЗО я рассказываю сыну о доме и о бабуле. А он — с кем сидит, а ещё о книгах. Илья постоянно читает, поэтому даёт мне советы, что стоит прочесть, а что нет. Ещё он пишет стихи. Один из них посвятил мне.

Я смотрю на Илюшу и вижу, что он перестал верить в людей. У него в голове до сих пор не укладывается, как нормальные люди, у которых есть свои семьи, могут привязывать к живому человеку оголенные провода и наблюдать, как он мучается.

Я говорю это сейчас с холодным сердцем, но вы представьте, что у меня на душе, как у матери, которая знает, что её сына били и пытали током? Я чувствовала его боль до такой степени, что в ту ночь звонила адвокату и кричала: «Сходите к Илье! Я чувствую, что что-то не так!» А мне отвечали, что он в карцере, куда адвокату запрещено приходить. Хотя сейчас я знаю, что это не так, что он спокойно мог увидеться с моим сыном. Поэтому я сменила адвоката.

Илья Шакурский (дело Сети)
Илья Шакурский (дело Сети)
Михаил Ивановский, 7x7

Официально суд не подтвердил, что мальчиков пытали, но и не опроверг. Мы нашли эксперта, который был готов провести медицинский осмотр и сказать, проводился ли по телу Димы Пчелинцева и Илюши ток. Но в экспертизе нам отказали. Это лишь подтверждает то, что правда на нашей стороне. Кроме того, оба мальчика никогда не пересекались в СИЗО, потому что сидят далеко друг от друга. Но при даче показаний они одинаково описывали маршрут, по которому их вели в другой корпус в пыточную. Как они могли одинаково описать путь в другое здание, если никогда там не были?

Как не сойти с ума

Когда стало известно, что его друга Диму пытали второй раз, мне позвонил наш новый адвокат и сказал: «Готовьтесь, наверное, завтра придут и к Илье». Я тогда шла по улице и просто впала в ступор. Очнулась спустя несколько минут возле какого-то дома. Посмотрела на него и подумала: залезть бы сейчас на крышу и начать кричать из всех сил, что моего сына пытают током. Мое материнское сердце разрывалось на тысячи кусочков.

Илья Шакурский (дело Сети)
Илья Шакурский (дело Сети)

Но потом поняла, что если всё-таки сделаю это, то в лучшем случае — за мной приедет cкорая, а в худшем — психушка, которая вовсе лишит меня возможности видеть сына. Оставить его одного я не могу. Поэтому пришлось просто выдохнуть и набраться сил и жить с этим дальше.

Матери против политических репрессий

10 февраля 2020 год суд вынес моему сыну приговор — 16 лет строгого режима. Ровно столько, сколько запрашивал прокурор. После оглашения приговора незнакомые люди кричали судье: «Позор! Позор! Позор!» Ежедневно моему сыну приходят десятки писем с добрыми словами. Это настолько глубоко и человечно… и так важно для нас. Я, как и другие матери «Сети», состою в группе «Матери против политических репрессий» — мы объединились, чтобы бороться за своих детей. Мы должны спасть поколение, которое превращают в преступников без существенных доказательств.

Илья Шакурский (дело Сети)
Илья Шакурский (дело Сети)

Я обращаюсь ко всем родителям: давайте вместе спасать наши детей. Как сказал в суде Илюша: «Если они нас посадят, это будет зеленый свет для всех сотрудников, что так бесчеловечно можно обращаться с людьми». Так, вот, свет уже дали.

Фото на обложке: Евгений Малышев, 7x7

Читайте также: Слезы под запретом: 9 заповедей российской женской тюрьмы

Интересно…
Хотелось бы еще почитать, присылайте на почту.
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст
Интересное на сайте