Мам, а ты меня когда-нибудь била? - спросил сын...

Блогер Ольга Савельева поговорила с сыном о том, почему родители бьют детей.
Мария Васильева

iStock/sjenner13

- Мам, а ты меня когда-нибудь била? — спрашивает Даня, наблюдая за тем, как одна мама на пляже отшлепала своего сына за непослушание.

- Да. Один раз.

- Когда?

— Я же тебе рассказывала. Тебе четыре года было, ты на даче сбежал и побежал к железнодорожной станции. И я кричу тебе: «Дася, стой!», а ты несешься к рельсам, думаешь, что это игра такая, в догонялки. А там поезд едет…

- И что потом?

- И ничего. Когда я тебя поймала, я сильно ударила тебя по попе. Несколько раз.

- Я плакал?

- Да. И я плакала. Родители бьют детей от страха, от усталости и от того, что несчастны.

- Ты меня ударила от страха?

- Да, я очень за тебя испугалась. И за себя. Я больше не умею жить без тебя. Мне надо, чтобы ты всегда бегал рядом и хулиганил.

- Ты же злишься, когда я хулиганю!

- Я злюсь, когда ты хулиганить в 12 ночи, а я уже устала и спать хочу, а ты неугомонный.

- А, я понял, родители злятся от «усталости, страха и от того, что несчастны». А почему они несчастны? У них же есть дети. А дети — это счастье.

- Вот именно поэтому. Все говорят: дети — это счастье. И несчастный человек думает: «Я рожу ребенка и стану счастливым». Рожает. И не становится. Потому что ребенок — это очень много труда, это в конфликте интересов отказ от своих интересов в пользу ребенка, это обязательства и ответственность.

- А счастье? — А счастье у каждого человека внутри. И если его не было вначале, то ребенок его не создаст. Ребенок создаст новый смысл жизни, это да. А найти в нем счастье — это человек должен сам.

- Что такое «конфликт интересов»?

- Это когда кто-то важнее тебя. Вот мы сидим на пляже, я бы полежала, позагорала, но не могу, ибо я ловлю Катюню. Сюда мы прилетели в июне, а должны были в июле, тут в июле теплее и мой любимый Кивин — КВН в Светлогорске, я мечтаю сходить уже много лет, но ты в это время улетаешь в Крым на спортивные сборы, а это важнее, и я изменила свой график.

- Значит, я важнее тебя?

- Значит, для меня важнее, чтобы мои дети были счастливы. Тогда и я буду счастлива.

- Мам, а папа меня бил?

- Да, отшлепал тоже один раз.

- А, помню! Когда из-за меня мы чуть на поезд не опоздали. Он рассказывал.

- Да.

- А он тогда что? Испугался? Устал? Или был несчастен?

- Тогда ты просто заслужил, Дась, — смеюсь я. — Ну и папа испугался тоже.

- То есть иногда можно огрести и за «заслужил»?

— Иногда можно огрести, потому что слов не понимает. Помнишь, вчера на пляже мальчик кидал камни в голубей? А другие люди их кормили, и они не улетали. Птицы ждали, что прилетит хлеб, а прилетал камень. Мама ему раз сказала, два сказала, три сказала. А он все камни кидал, пока не попал в голубя одного. И по-моему, поранил его даже.

- Да, я видел, что мама по жопе мальчику влепила. Со всей силы.

- Вот. Это она от усталости. И заслужил.

- Мам, а Катю ты била?

- Нет. Катя не успела набедокурить. Ну и вопросы у тебя, сын. Чувствую себя исчадием ада.

- Почему? Потому что детей бить нельзя? А ты ударила и не извинилась?

- Не только детей бить нельзя. Никого нельзя. Насилие — это всегда конфликт и разрушение. Просто дети беззащитны и от того удары выглядят особенно страшно. А лучшим извинением на свете, Дась, будет никогда так больше не делать.

- И ты не делала?

- Нет.

- И не сделаешь? — Я очень надеюсь, сын. Очень. Но никогда нельзя зарекаться. Я снова могу очень сильно устать, испугаться или быть несчастной, и как я себя буду в том состоянии вести, я не знаю. Но я запомнила, как мне было плохо после того, как я тебя отшлепала. Сердце болело.

- Мама, я тебя давно простил.

- Да? Ну спасибо.

- Мама, знаешь, мне кажется, я все на свете смогу тебе простить.

- Это называется «любовь», сын. Я тоже тебя люблю. Пойди догони сестру, пожалуйста.

- Блин, вот он, конфликт интересов…

Источник: Ольга Савельева/Фейсбук

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст