Иногда женщина доходит до такой точки, за которой только бездна...

У Ольги есть прописка в родительской квартире, есть отец, брат и бывший муж. Но жить Оле с сыном негде
Мария Васильева

Проснувшись утром среди столов и компьютеров в пустом офисе, Оля поняла, что это — край. Маленький Лева, свернувшись клубком под теплым пледом, спал в большом кресле в директорской приемной. Пожить на выходные в офис их пустил случайный знакомый. Посочувствовал. Больше идти некуда. Точка. Она не справилась. Представить, что придется с ребенком на руках скитаться неприкаянной по родному городу, полному родственников и знакомых, она не могла даже в ночных кошмарах.

План провалился

Когда Оля садилась в Волгограде в поезд, у нее был четкий план. Первое время пожить у старых знакомых, устроить Леву в сад и найти работу. За три месяца удалось накопить небольшую сумму, чтобы не голодать и не сидеть в нахлебниках до первой зарплаты. Заранее присмотрела на сайтах поиска работы подходящие вакансии. Была уверена, что пару месяцев — и все наладится. Она справится.

Реальность сильно разошлась со сценарием. Получить место в государственном саду для малыша младше трех лет оказалось делом неосуществимым — обещали что-нибудь подыскать месяцев через восемь. Частный садик без работы не потянуть.

С работой тоже не складывалось. На резюме были отклики, но, когда на собеседовании узнавали про двухлетнего сына, под разными предлогами отказывали. Некоторые не боялись говорить о причинах отказа в открытую. В одной компании простодушно предложили написать заявление об увольнении с открытой датой. Мол, вы нам подходите, но если часто будете брать больничный, то заявлению дадим ход. Неделя шла за неделей. От одних знакомых перебралась к другим, потом к третьим. Пока не оказалась на диване в пустом офисе в центре Екатеринбурга — на пороге зимы.

Сын Ольги готовится к дневной прогулке Фото: Сергей Потеряев для ТДОля рассказывает свою историю без эмоций, почти не поднимая глаз от стола. Худенькая, темноволосая, с тонкими чертами лица и сине-голубыми глазами — симпатичная молодая женщина, потерявшая веру в собственные силы, которая стесняется рассказывать, как осталась с маленьким сыном на улице. Дружелюбный, общительный Лева крутится тут же рядом — то просит попить компотик, то карандаши. И когда Оля начинает что-то терпеливо объяснять сыну, ее лицо светлеет.

Все как у всех

Да, родилась в Екатеринбурге. Обычная семья — мама, папа, дочь и сын. Хорошая трешка в центре города, в деньгах не купались, но и не бедствовали. Взрослые работали, дети учились. Все было как у всех, а потом в 2003 году мама умерла от рака. Папа стал выпивать, а все заботы о доме и о папе перешли к Оле. А потом в общей компании познакомилась с мужчиной. Влюбились. Встречались. Ему предложили хорошую работу в Волгограде, и он уехал. Не то чтобы сразу звал с собой, но писал, что скучает, звал в гости. Она взяла отпуск и поехала. После разлуки отношения вспыхнули с новой силой — и Оля решила остаться, вот так сразу. Позвонила папе, что не вернется. Он пожелал удачи и за семь лет сам ни разу не позвонил, даже когда родился внук.

В Волгограде жизнь налаживалась с переменным успехом. Довольно быстро нашлась хорошая работа в «Мираторге», где Олин опыт работы в складской логистике пришелся кстати. А вот отношения с мужчиной сбоили.

Оля любила и сглаживала все углы, не замечая, что за отношения бьется она одна. Когда Оля узнала, что беременна, Вадим стал настаивать, что ребенок совсем не вовремя: своего жилья нет, только наладилось все с работой, город чужой, родственников рядом нет. Нужно обжиться и все такое. И Оля сдалась.

Лева родился три года спустя, когда свой дом уже построили. Но это не помогло. После рождения ребенка начались бесконечные конфликты. Муж сидел без работы, а Оля не хотела потерять хорошее место и вышла из декрета почти сразу. С сыном остался сидеть папа. Но безработный муж не только сидел с ребенком, но и закатывал сцены ревности. По часам отслеживал — сразу ли Ольга с работы пришла домой. Сначала просто устраивал скандалы и сыпал оскорблениями, потом стал распускать руки. Поначалу дрался только по пьяной лавочке. Оля терпела. И это только раззадоривало мужа.

Ольга с сыном во время прогулки Фото: Сергей Потеряев для ТД

Вернуться домой — к папе, в родительскую трешку — Оля думала еще полтора года назад. Написала брату, что муж бьет, и она хочет домой, брат ответил сразу: «Конечно, приезжай». И Оля стала втихаря собираться. Купила билет, на работе договорилась об отпуске. Но через пару дней брат прислал совсем другое сообщение. Писал, что ей нечего тут делать — мы взрослые люди, у каждого своя семья, разбирайся сама. Оля опешила, ответила, что их новые семьи никак не могут отменить родства. Но почувствовала, что брат так ее и не услышал. А тут подоспел и раскаивающийся муж с извинениями и клятвами исправиться. И Оля осталась в Волгограде.

Но ничего не изменилось. Муж работу искать не хотел, раздражался на ребенка и бил Ольгу теперь и на трезвую голову. Один раз так ударил, что Оля, корчась час на полу, поняла, в следующий раз он сделает ее инвалидом или убьет.

Она не выдержала и в слезах все рассказала подруге, и та сразу сказала — переезжай к нам, прекращай это терпеть. Оля схватила Леву и ушла в чем была. Когда поезд отъехал от Волгограда, она наконец-то выдохнула.

В поисках пятого угла

Оля открыла своим ключом дверь и зашла в дом, в котором прошла почти вся ее жизнь. Здесь они все вместе смотрели телевизор, отмечали семейные праздники, ругались, делились радостями и хоронили маму. Теперь дом был чужим. На пороге появился папа и сперва обрадовался дочке и внуку. Сказал: «Оставайтесь и живите». А через пару часов домой вернулись брат с женой и детьми, и ситуация накалилась. Жена стала демонстративно собирать вещи и кричать, что уйдет, если Ольга с Левой будут жить здесь. Брат старался снизить градус, успокоить жену, говорил, что невозможно взять и выставить сестру с племянником на улицу. Оля тоже пыталась достучаться до невестки, взывая к ее материнским чувствам. И только отец устранился — молча ушел в свою комнату и закрыл дверь. Тогда Оля взяла Леву, хлопнула дверью и тоже ушла.

Скитания продолжились. В соцсетях отыскалась двоюродная сестра, с которой не виделись 14 лет, с маминых похорон. Узнав про ситуацию, без особого энтузиазма, но все же позвала в гости.

У кузины Оля с Левой прожили почти три недели. Мужу сестры внезапные гости пришлись не по душе, и он, не стесняясь, возмущался — почему он должен их терпеть? Общительный Лева все время крутился вокруг, болтал и затевал игры, мешая лежать на диване у телевизора. Оля старалась меньше времени проводить дома. Сначала они с Левой спали на полу в комнате, потом в кухне, а под конец перебрались спать на балкон, чтобы никому не мешать. В конце концов, когда Олина сестра была в магазине, муж вплотную подошел к Оле и почти прошипел: «Собирайтесь, и чтобы через два дня вас тут не было».

На следующий день Оля призналась себе, что исчерпала все ресурсы, и написала письмо в «Аистенок» — организацию помощи женщинам, оказавшимся в трудной ситуации. Уже через сутки координаторы «Аистенка» поселили Олю с сыном в кризисной квартире.

Ольга в одном из дворов Екатеринбурга Фото: Сергей Потеряев для ТД

На кризисной квартире Оля живет уже два месяца. Признается, что ожидала гораздо худших условий — что-то вроде ночлежки или общежития с двухярусными металлическими кроватями и специфический асоциальный контингент. На деле это оказалась большая пятикомнатная квартира в обычном жилом доме.

Оле с Левой досталась самая жизнерадостная, светлая спальня. Белые обои с сиреневым рисунком. Шторы из органзы. Два дивана. Большой шкаф купе и детская кроватка. Больше не нужно спать с двухлетним малышом на полу, на балконе.

Лева ходит в «Аистенок» заниматься с логопедом, а Оля — раз в неделю к психологу. С психологом они составили план действий, как добиться результата и снова поверить в себя. Стать самостоятельной, найти хорошую работу, добиться садика для сына.

«Я не знаю, что с нами было бы, если не эта помощь. Я всегда справлялась сама и была уверена, что я сильная и у меня и в этот раз все получится. Оказалось, что это не так».

Иногда женщина доходит до такой точки, за которой только бездна. И так важно, чтобы на краю этой пропасти кто-то протянул руку помощи. Просто поддержал, вернул чувство безопасности и уверенности в своих силах. «Территория семьи» — проект общественной организации «Аистенок» — как раз тот самый поручень добра, который не даст провалиться в бездну женщинам с детьми, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Давайте вместе поможем тем, кому не хватает сил справиться со своей бедой самостоятельно, у кого нет поддержки семьи и друзей. Мы собираем деньги на оплату работы психолога, воспитателя, психотерапевта и коммунальные услуги в кризисной квартире, чтобы таким, как Ольга, всегда было куда обратиться.

Оригинал статьи на сайте Такие Дела

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст