«Девочки нашего поколения улыбаются и танцуют. И никто не догадывается, как им больно»

В одной из версий сказки про Золушку ее сестры отрубают себе часть стопы, чтобы туфелька налезла, чтобы выйти замуж за принца. Блогер Ляля Брынза много лет обыгрывала этот сюжет.
Мария Васильева

iStock/msderrick

В сказке про Золушку, пожалуй, лишь папенька Золушки — лесничий вызвал во мне что-то вроде симпатии. Остальные, включая главную героиню, никак не трогали юное девичье сердце.

Ассоциировать мне там себя был не с кем. Золушка казалась слишком инертной, фея слишком старой, мачеха слишком скандальной, а сестрицы… сестрицы и вовсе были глупы и чужды мне социально.

При этом моя «Золушка» (я имею в виду саму историю) оказалась сформирована не понятно как. Что-то в ней было от фильма, что -то от адаптированной сказки, что-то от Перро, что-то от Братьев Гримм, что-то даже от нашей Хаврошечки… плюс бабушка рассказывала уже какую-то очень свою версию, где было куда больше хтони, чем в оригинале.

И в этой моей «Золушке» имелся один эпизод, который меня беспокоил. Помните, когда туфлю примеряют Золушкины сестрицы? И как она еще бедолагам не налазит никак? И тогда одна (по ужасной версии) отрубает себе пальцы, а другая пятку. Лишь бы влезть в туфельку. Лишь бы доказать… Лишь бы взяли.

И дальше они там все танцуют в этой туфельке на этих своих свежих кровавых обрубках. И держат лицо столько, сколько это вообще возможно.

Но не удерживают. Не выносят боли.

Вот этот момент меня страшно интересовал. Не Золушка, не принц, не корона, не трон и даже не свадьба. А то, насколько вообще возможно удержать лицо в такой ситуации. Возможно ли? Неужели правда нельзя? Как бы проверить?

У крестной моей (царствие небесное) имелась глиняная пепельница в виде башмачка. Коричневый такой глянцевый башмачок. Думаю сантиметров семь в длину. Ну может десять.

Башмачок стоял на подоконнике в большой комнате. Возле балкона. Когда никто из взрослых не видел, я брала этот башмачок, натягивала его на пальцы правой ноги — насколько это было можно в пять лет и принималась ходить туда сюда, стараясь не хромать и тщательно прислушиваясь к боли.

Нет. Удовольствия от боли я не испытывала. Но удовольствие от того, что я могу не просто ходить, но ходить ровно, улыбаться и даже немножко танцевать (ну они же там танцевали эти сестры) — вот оно было очень круто.

Я бы смогла! Я бы победила! Я бы ВЫШЛА замуж за принца. Я бы обманула его, и придворных, и короля, и натянула бы эту золушку по полной… Потому что я вот такая сильная духом девочка. Девочка -кибальчиш.

Я довольно долго играла в эту игру, кстати. Потом надоело. Но многие мои другие игры были тоже про это. Про девочку-кибальчиш.

***

В общем, это все, что вам надо знать о девочках нашего поколения.

Так они и живут. С глиняной пепельницей на правой обрубленной ноге. Улыбаясь и танцуя.

И никто вокруг (даже принц) не должен догадаться как тебе больно!

Источник: Ляля Брынза/ Фейсбук

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст