РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

300 лет тому назад: где раньше знакомились пары и во что верили

Молодые люди и юные девушки в XVIII — XIX веках не имели возможности ходить на свидания, гулять в парке или посещать театр. Чаще всего им не разрешалось даже разговаривать. Как же они умудрялись найти друг друга?
Getty Images

Любовь — не двигатель торговли

На свидания в современном понимании молодые люди XVIII — XIX века не ходили. Девушку зачастую отдавали замуж по сговору, и в некоторых случаях она виделась с будущим мужем 2−3 раза перед свадьбой. За выбор спутника жизни отвечали родители, иногда браки заключались и при дворе: правящий монарх решал, что этот юноша, например, фаворит, женится на этой девушке. Взаимная симпатия и расположение партнеров изначально роли не играли. Стерпится — слюбится.

Свидания в XVIII — XIX веке нужны были девушкам, чтобы оценить надежность партнера, его благосостояние и возможность прожить с ним в браке долгое время. Развестись в то время было сложно, поскольку церковь не одобряла подобных действий, поэтому к выбору спутника жизни подходили основательно. По коротким разговорам с молодым человеком и отзывам окружающих женщина должна была выяснить, не является ли будущий супруг плохим человеком и чего ожидать от него в семейной жизни. В то же время девушка на выданье представляла собой проекцию ожиданий, которые накладывало на неё общество и мужчины. Её личность и достижения как таковые не особо ценились.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На ярмарку за невестой

Спутников жизни искали на ярмарках невест. Из всех уголков страны в столицу ехали за будущими мужьями и женами. Главная ярмарка находилась в Москве — туда привозили девушек, которым не нашли супруга в своем городе, там же искали суженых и московские красавицы.

У высшего сословия ярмарками невест считались балы. На них можно было найти хорошую жену и выбрать мужа среди потомков знатных семей или иностранцев. Строгий бальный этикет отчасти регламентировал процесс знакомства — все танцующие дамы носили с собой маленькие бальные книжечки, куда записывали желающих с ними потанцевать. Для невест очень важно было, с кем, сколько танцев и каких именно они станцевали. Принимать приглашение одного кавалера больше двух раз считалось неприличным — после такого юноша как честный человек обязан был жениться.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ярмарки невест становились целым событием для семьи девушки, ведь в случае заключения выгодного союза выигрывали и родители. Каждого пригласившего на танец рассматривали как потенциального жениха и внимательно следили за тем, чтобы поведение молодого человека никоим образом не скомпрометировало девушку в глазах общества и других кандидатов. Женихи за одну ночь могли посетить несколько балов-ярмарок, чтобы познакомиться с большим числом невест и выбрать ту, которая в будущем станет законной супругой.

Принадлежность девушек к определенному сословию давала свои преимущества. Дворянские дочки, например, должны были танцевать на балах постоянно — отказывать было запрещено. А вот купчихи легко могли не принять приглашение кавалера. Купеческие мамочки брали с собой на ярмарки конфеты и перекусы и проводили на балах как можно больше времени в поисках потенциальных женихов. Невест из купеческих семей можно было найти и на специальных летних гуляниях, которые проходили в садах и парках. Например, в петербургском Летнем саду такие «смотрины» устраивали в первый понедельник после Троицы. Обычай проведения подобных гуляний существовал до начала XX века.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Встречают по одёжке

Одежда в XVIII — XIX веках была символом статуса, именно она отражала и закрепляла сословное деление. На ярмарках невест внешнему виду девушки уделяли особое внимание. Девицу одевали так, чтобы в обществе ее сочли красавицей с хорошими манерами. Своим нарядом она показывала, что у семьи есть средства, а значит, и возможность дать правильное воспитание и обеспечить нужные для жизни в обществе навыки.

Одежда строго регламентировалась. Если дама не могла одеться уместно, это становилось проблемой. А женщина, которая слишком много времени и сил уделяла моде, считалась транжирой и вертихвосткой. Девушкам нужно было придерживаться золотой середины. Те, кто не мог вписаться в принятые рамки, из приличного общества выпадали. Либо так, либо никак. С помощью наряда женщина демонстрировала не только благополучие семьи, но и собственный вкус, поэтому ей следовало выглядеть как полагается.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Бальный наряд допускал слегка приоткрытую грудь, плечи и спину. Девушки на выданье носили платья светлых тонов. Белый, розовый, голубой предназначались для барышень, а синий, лиловый, тёмно-зелёный — для дам старшего возраста. Наряд девушек дополняли цветами и легкими украшениями, подчеркивая их юность и свежесть. В XIX веке яркий макияж не был в моде у высших слоев, невесты старались обходиться минимумом косметики, ведь они фактически демонстрировали «товар» лицом.

Девушка на выданье являла собой обещание благостной супружеской жизни, она не могла выглядеть развязно. Женщина, которая вела себя с мужчинами очень открыто и раскованно, вызывала у общества настороженность. Жан-Клод Болонь в книге «О женской стыдливости» писал, что в XIX веке такой даме могли диагностировать несуществующую болезнь — истерию. Девушку могли показать врачу, если она сама знакомилась с мужчинами, приглашала их танцевать, трогала за руки и флиртовала слишком открыто.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Налаживание «торговых отношений»

Поведение девушек и их возможность выезжать в свет тоже зависели от сословий. Купеческие дочки демонстрировали себя, когда вся семья ездила на гулянья или отмечала праздники. В это время все могли друг на друга посмотреть. Красота по‑купечески подразумевала обилие всего — лучшая одежда, украшения, прическа. Существовало в те времена и купеческое собрание, где тоже можно было показать свой достаток.

Познакомиться молодые люди XVIII — XIX века могли и в приходской церкви. Храм был местом сбора и общения прихожан, его не воспринимали как ярмарку невест, однако присмотреть жениха для дочери можно было и там. Еще двести лет назад незамужние девушки не могли самостоятельно гулять по улице — дворянский этикет того времени диктовал: выход в свет допустим только в сопровождении родственника мужского пола или замужней дамы. Заговорить с девушкой на улице было практически невозможно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В книге Терезы О`Нилл «Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди» можно прочитать, что, если к молодой женщине на улице подходил джентльмен, она должна была вести себя так, чтобы он даже не допустил мысли, что ему ответят. В то же время, если дама попадала в беду, согласно тому же этикету, ей следовало самой подойти к джентльмену, который казался ей достойным и респектабельным, чтобы попросить о помощи. По каким признакам можно было определить правильного кандидата, ни одно пособие не уточняло.

Группу незамужних девушек выводила в свет замужняя дама. Этикет прописывал все мелочи: что делать, если незамужние девушки остались на улице одни, каков должен быть размер их группы, чтобы они могли продолжить движение, рассадка замужних и незамужних женщин в гостях — все четко регламентировалось. На званых приемах гостей нужно было разместить так, чтобы не возникало конфликтов, по этой причине хозяйка дома должна быть в курсе всех светских сплетен.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Контактировать двум полам было сложно и из-за отсутствия общих тем для приватной беседы — присутствующих специально рассаживали так, чтобы не образовывались отдельные группы по интересам. В разговоре должны были принимать участие все. Оставаться наедине или бурно выражать эмоции молодые люди не могли, однако им разрешалось прогуливаться под руку в сопровождении знакомых и обсуждать темы, не компрометирующие девушку, да и теплую переписку никто не запрещал.

Танцы были еще одной возможностью для юношей и девушек пообщаться. Молодые люди находились в толпе, на виду общества — взаимодействие подобного рода было допустимо.

Тайный язык флирта

Девушки XVIII — XIX веков научились обходить запрет общества выражать чувства, и помогли им в этом аксессуары. Веера и зонтики стали неотъемлемыми орудиями женского флирта. Незамужние леди активно использовали аксессуары, чтобы показать молодым людям свои намерения. Язык веера можно было трактовать по‑разному: какое-то движение — буква или знак что-нибудь сделать.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Резкое раскрытие веера и его быстрое закрытие означало «Уйди, не хочу тебя видеть», обмахивание левой рукой — запрет на заигрывание, а веер, поднесенный к губам, говорил, что спутнику не доверяют. Язык веера автоматически отсекал кандидатов, не находящихся в одном сословии с дамой: они просто не могли считать подаваемые им знаки.

Девушки совершенствовали технику заигрывания с помощью специальных пособий, поясняющих тайный язык веера. Их выпускали в начале XIX века. Постепенно аксессуар перестал использоваться как орудие флирта и вновь стал просто частью женского образа. Более распространенным в тот период был язык украшений. Названия камней, например, могли образовывать некое слово. В XIX веке популярностью пользовались кольца с несколькими драгоценными камнями, которые дарили в знак помолвки. Их называли regard ring. Из первых букв названий камней можно было сложить слово regard (внимание, уважение): R — ruby (рубин), E — emerald (изумруд), G — garnet (гранат), A — amethyst (аметист), R — ruby (рубин), D — diamond (алмаз).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В конце XVIII века среди аристократов Европы и России были популярны украшения «с глазами возлюбленных». Кольца, броши, медальоны и кулоны с миниатюрными изображениями глаз любимых делали, чтобы сохранить анонимность объекта воздыханий. Посторонние люди не могли узнать обладателя очей, и влюбленные сохраняли свои отношения в тайне. Такие украшения считались оригинальным подарком — девушки часто награждали ими избранников, как и кулонами с собственными волосами.

Если помолвка расторгалась, первое, что несостоявшаяся невеста просила вернуть, — украшения и письма, чтобы бывший жених не смог в будущем ее скомпрометировать. Принимать подарки до объявления помолвки нужно было с большой осторожностью. После обручения разрешалось делать небольшие презенты, а вот более серьезные вещи молодые люди дарили уже в браке, вкладывая средства в собственную жену.

Нравы и порядки XVIII — XIX веков сильно ограничивали возможности молодых людей высказать симпатию понравившимся девушке или юноше. Постоянный общественный «надзор» и следование нормам этикета не оставляли практически никаких шансов хорошо узнать будущего спутника жизни. Балы с их ярмарками невест и званые ужины для высшего сословия или народные гулянья для крестьян — какое место ни выбирали бы для знакомства молодые люди, цель их всегда была одна — найти подходящего мужа или жену, а в идеале — обрести взаимную любовь и семейное счастье.

Текст: Наталья Катерова; научный сотрудник МВЦ «Музей моды» Анастасия Комаровская. Материал подготовлен совместно с «МОСГОРТУР»

Загрузка статьи...