Три курортных романа с непредсказуемым финалом, которые доказывают: жизнь богаче любой фантазии.

В куче психологических статей вы встречали стереотип о курортном романе, который должен закончиться прямо в день отъезда с курорта, иначе ваша жизнь пойдет под откос. Но в реальности все далеко не всегда оказывается именно так.
Мария Васильева
Три  курортных романа с непредсказуемым финалом, которые доказывают: жизнь богаче любой фантазии.

Дарья Королькова колумнист

История первая Юля и Беляль

С Юлей мы познакомились в солнечной Турции, где обе оказались без спутников — с той разницей, что у меня его на тот момент не было в принципе, а Юлин Андрей не смог поехать с ней из-за внезапно свалившегося на голову проекта. Юля и Андрей должны были подать заявление в ЗАГС вскоре после ее возвращения с курорта, но Юля краешком сердца сомневалась, что делает правильный выбор.

Свою поездку на курорт без любимого она посчитала проверкой чувств. Мол, если соскучится по самое не могу — выходит замуж, а если нет — то Андрея ждали плохие новости.

Беляль был заместителем директора отеля (с его слов), носил красивый костюм, роскошный торс (он передвигался по территории так, словно торс действительно носил, и очень боялся, что расстегнется потайной ремешок и кубики мышц осыпятся прямо на мраморные дорожки), неплохо говорил по русски (знал слова «люблю тьебья», «красивайя», «ты мойо сьердтсе» и названия алкогольных коктейлей). Юлю он выбрал в первый же день, когда она приехала.

Сначала к ней в номер постучали бравые носильщики и сообщили, что ее номер чем-то нехорош, а потому она может собрать вещи и перебраться в роскошный сьют с видом на море. Вы бы отказались? Вот и Юля тоже.

В сьюте ее ждал собственно Беляль, который рассказал ей на смеси русского, турецкого и английского о ее неземной красоте. Прав был абсолютно: Юлькины светлые волосы до попы, точеная фигура тренера по аэробике и походка (я не буду использовать клише «пантеры перед прыжком» только из любви к читателям, но лучшего определения найти не смогла) гипнотизировали горячих южных парней почище, чем дудочка крысолова.

На третьи сутки, когда Юля немного освоилась, а Беляль убедился, что букеты, которые он ей посылает, она не выбрасывает, а честно расставляет по вазочкам, стаканчикам и бутылочкам, он пригласил ее на ужин. Ресторан, по словам Юли, оказался занюханным и грязноватым, но Беляль утверждал, что это самое аутентичное место во всем Белеке. Когда Юля после романтического свидания захлопнула дверь своего сьюта перед носом Беляля, ее рейтинг и вовсе взлетел до небес.

Плохие новости для Андрея становились все реальнее. Юлька стала пропадать из отеля на целые дни, а спустя неделю нашего отдыха — и ночи. Она прилетала на крыльях и говорила, что такого счастья не испытывала никогда, а о сексе так и вовсе не слышала, потому что все испытанное до сексом назвать просто смешно. Но дата отъезда приближалась неумолимо. Беляль клялся, что приедет к Юле в Москву, что они обязательно поженятся и родят очаровательных «дьетьи, красива, как ты». Юля обещала. Что выпросит на работе еще несколько дней отпуска и вернется к Белялю через месяц.

Их расставание перед туристическим автобусом было похоже на самую сопливую мелодраму, которую вы только можете себе вообразить.

По‑моему, плакал даже водитель автобуса. Сморкался, по меньшей мере, он всю дорогу до аэропорта. В Москве Юля сразу же стала написывать Белялю в скайп и «аську». Он не отвечал и не появлялся в онлайне. Юля писала ему на личную почту и официальную — отеля. Когда ей пришел ответ, что Беляль уволился и больше там не работает, она готова была идти в Турцию пешком. Но тут Беляль вышел в эфир и написал Юле душераздирающий рассказ о том, что на самом деле он никакой не замдиректора, а обычный сотрудник службы доставки багажа. Что о его проделках с переселением Юли и букетами узнало настоящее руководство отеля, которое было в отъезде, и несчастного выгнали с позором и без выходного пособия. Что работу найти сейчас невозможно, потому что сезон закончился.

В общем, Белялю были срочно нужны деньги. Совсем немного. 500 долларов. Естественно, Юля их ему перевела. Он ежедневно писал ей о том, как их свела судьба, как он не спит ночами, мечтая о свое белокурой «богинья», о том, что его младший брат серьезно заболел и на операцию нужно буквально всего-ничего, тысяча баксов… Юля содержала Беляля почти год. К счастью, до кредитов и долгов не дошло, но ее материальное положение ухудшалось катастрофически. А аппетиты Беляля росли не по дням, а по часам.

Последней каплей стало сообщение красавца о том, что ради своей семьи он должен жениться на дочери богатого бизнесмена, но чтобы Юля не сомневалась, что любит он только ее. Тогда Юля взяла билет и прилетела в Анталию. Она приехала по адресу, который Беляль указывал для почтовых переводов, и обнаружила там любимого страдальца. С мамой, женой, тремя детьми и младшим братом в прекрасном здравии.

Жену он, кстати, попытался выдать за сестру, благо та не говорила ни на каком языке, кроме турецкого.

Но сыновья, которые прибежали к Белялю с криками baba, baba спалили его с концами. Юля развернулась и уехала в аэропорт.

Спустя год она вернулась к Андрею, который смог понять и простить. Они поженились и сейчас воспитывают девочек-близняшек. В Турции не отдыхают по молчаливому уговору, а тот год из жизни Юли — табу для воспоминаний. Сама она говорит, что была в депрессии и плохо помнит, что тогда было. Кстати, я не исключаю, что не врет.

История вторая Ангелина и Магди

Лина поехала в Египет с мужем, это был их первый совместный отпуск, на котором на самом деле настояла она: они были женаты лет 6 или 7, но всякий раз, когда речь заходила об отдыхе, Миша либо уезжал в очередной поход с друзьями-байдарочниками, либо предлагал Лине поехать на дачу, где как раз самое время (окучивать картошку, полоть кабачки, заготавливать варенье, сажать газон, косить газон, подрезать кусты — нужное подчеркнуть).

Лина отчаянно требовала морей и ультраолл-инклюзив, но ее зарплата совсем не подразумевала подобных трат, а Миша, хоть и был довольно успешным бизнесменом, имел свои, довольно скупые представления о том, на что стоит тратить деньги. В его картине мира трат стоило только то, что потом можно пощупать: новый ремонт, банки с патиссонами, автомобиль, часы. Одевал он Лину шикарно, но, по ее меткому выражению, только чтобы «надеть» ее на очередное мероприятие или светский раут.

На этот самый Египет Миша согласился только по одной причине: Лина сказала, что у нее есть подозрения (хитрюга), что все эти курорты слова доброго не стоят и скорее всего она съездит туда один раз, и навсегда отстанет от Миши с подобными просьбами, если ей не понравится. Миша купился. В «отпуске» (и кавычки здесь стоят неспроста) Миша практически не выходил из номера, чтобы «в спокойной обстановке под кондиционером порешать несколько вопросов». Лина фактически была предоставлена сама себе.

А Магди работал барменом и практически сразу заприметил грустную девушку, которая как по расписанию появляется в баре после обеда и заказывает всегда одно и то же: коктейль «Куба либре» и манговый сок. Лина же удивлялась, видя, как в малопопулярном баре (Магди «заведовал» заведением на самом отшибе) сидит симпатичный молодой египтянин и все время читает какую-то книгу, пока нет посетителей.

На пятый день Лина спросила Магди, что за книгу он так увлеченно читает, и это оказался самоучитель русского языка. Магди как раз разучивал фразу «мне нужно купить резиновые сапоги» и уточнил у Лины, что это за предмет такой. Отсмеявшись, Лина предложила Магди временно стать его учителем и вычеркнула из учебника все фразы, которые вряд ли пригодились бы работнику отеля, расположенного в километре от самой большой пустыни в мире. За пару дней прогресс Магди стал впечатляющим: он резво строил фразы вроде: «Могу ли я предложить вам наш новый коктейль» — или «Бар закрывается, приходите завтра». Магди, как мог, демонстрировал свою благодарность: Лину ждала то шоколадка, то хитро оформленный десерт, то микробукетик.

Читатель ждет уж «в номера», но нет: через неделю отдых Лины закончился, с Магди они формально обменялись контактами в соцсетях и расстались, как думали они оба, навсегда.

Добравшись до дома, Лина пару дней погрустила, потому что Красное море ей понравилось, но шансов попасть туда она не видела. Магди она написала просто от скуки, мол, не хочешь ли продолжить занятия русским языком онлайн? Магди с готовностью отозвался, а Лина, как говорится, расчехлила диплом педагога. Хоть в школе она и преподавала русский язык русскоязычным же детям, ей хватило нескольких онлайн-курсов для преподавания русского иностранцам, чтобы она накидала простенькую методичку и взялась за Магди всерьез.

Они занимались по полтора часа через день, и через год вели полноценные разговоры «за жизнь» по‑русски. Мавди, кстати, время даром не терял не только в плане изучения русского: из бармена «на отшибе» стал сначала барменом в центральном баре, а потом и руководителем всех баров в отеле. На зарплате это сказалось самым положительным образом, и в один прекрасный день он огорошил Лину тем, что купил билет до Москвы и сообщил, что намерен глубже окунуться в великую русскую культуру.

Лина оторопела, но согласилась показать Магди Пушкинский музей, Третьяковку и погулять с ним по красивым местам в столице. Магди приехал, они гуляли и болтали, и спустя пару дней он сделал Лине предложение. Не то, что вы подумали: он предложил Лине работу в отеле, так как они как раз искали русскоязычную хостес, а брать человека без рекомендация и со стороны хозяин не хотел. А за Лину Магди был готов поручиться. Зарплата хостес превышала Линин оклад в ГБОУ СОШ примерно в три раза, и она неожиданно для самой себя согласилась.

Мише она сообщила о разводе в тот же вечер. Ожидался большой скандал с криками и битьем посуды, но выяснилось, что он ничуть не против: у него уже полгода как имелась «семья» на стороне, а с Линой он не разводился, потому что ощущал свою ответственность за нее и понимал, что жить на учительскую зарплату ей совсем не сладко. Ситуацию упростило и полное отсутствие притязаний Лины на имущество: она собрала вещи и переехала к маме, потом в течение нескольких месяцев собрала документы для новой работы и благополучно вылетела в Египет.

С Магди они поженились только спустя два года. Он христианин, его семья приняла Лину с радостью, а вот работать ей пришлось бросить: два сына и дочка отнимают почти все время. Но она не жалеет: скоро Магди должен получить должность управляющего отелем, дети подрастут, а Лина мечтает открыть в Хургаде школу русского языка для иностранцев. На это, кстати, они с Магди уже давно откладывают деньги, чтобы оформить бизнес именно на Лину: Магди очень гордится, что у него прогрессивная самостоятельная жена.

История третья Мария и Салим

Маша шутила, что ее жизнь списана с известной книги Элизабет Гилберт. Все началось с того, что она развелась с мужем, как говорится, с мясом и кровью, потому что в жизни Маши была одна большая любовь — Работа, а муж очень хотел домостроя, борща, троих детей и чтобы Маша встречала его с работы, а не кричала с порога: «Я пришла. Что у нас на ужин?» Как они при таких взглядах на жизнь умудрились пожениться, я, честно говоря, не знаю, но вот разводились они громко.

Стасик пытался отсудить то полквартиры (добрачно приобретенной Машей), то полдачи, потому что у него там скважина для воды, то требовал выдать ему всю электротехнику, потому что он ее чинил, то настаивал на том, чтобы Маша отдавала ему половину дохода в качестве алиментов, потому что из-за нее он упустил кучу карьерных возможностей (читайте — сидел у Маши на шее).

Маша отбилась ото всех притязаний, поняла, что на нервной почве наела 15 лишних килограммов и, пропустив Италию, отправилась сразу в Индию: зализывать раны, медитировать и открывать истинную сущность себя.

Причем уехала сразу на год. Могла себе позволить: у Маши был отлаженный ресторанный бизнес в Хабаровске, который требовал, конечно, контроля и учета, но никак не подразумевал постоянного присутствия на месте. Для этого у Маши была сестра и по совместительству финансовый директор их семейного предприятия.

С Салимом Маша познакомилась в ашраме (это такой курорт, куда приезжают заниматься йогой, медитировать, питаться по индивидуальной программе, разработанной специалистом по аюрведе и очищаться от всего мирского). Салим был поваром, который три раза в день выдавал Маше ее индивидуальный набор блюд. Он бодро говорил по‑английски (несмотря на то что это государственный язык в Индии, обычно такое владение — редкость, индусы говорят на очень специфическом английском, который сложно понять), и Маше нравилось болтать с ним по вечерам, когда он заканчивал работу.

Салим был из бедной семьи, да еще и поссорился с родственниками, которые считали работу повара недостойной мужчины. Он ушел из дома в 16 лет, поступил в учебное заведение навроде нашего колледжа, оказался лучшим учеником, стажировался в нескольких ресторанах, отовсюду получил хорошие рекомендации, и вот его взяли в престижный ашрам-курорт.

Когда Салим говорил о работе, у него светились глаза, и план у Маши созрел буквально за неделю: вывезти Салима в Хабаровск, и открыть под его руководством насто- ящий индийский ресторан. Салим ей, конечно, не поверил. Сумасшедшая русская тетка! Какой Хабаровск, какая Россия! Маша убеждала (и его, и сестру, которая, кстати, поначалу была совсем не в восторге от такой идеи), но парень был непреклонен.

Тогда Маша плюнула на годичный отпуск и из ашрама уехала. Кататься по стране, собирать ингредиенты для местных блюд, выписывая их историю, технику приготовления и правила подачи. Небольшой монтаж, в котором мы пропустим попадание Маши в больницу с тяжелейшим отравлением, вывоз Маши в Россию после выздоровления и несколько месяцев, в течение которых она зарегистрировала новый ресторан и дождалась окончания ремонта в арендованном помещении.

Салиму Маша написала, когда к открытию ресторана все было готово. Пригласила, так сказать, на мероприятие, попросив его паспортные данные для покупки билета. Уж не знаю, что там подумал Салим, но данные он прислал. Спустя месяц Салим был шеф-поваром в Машином ресторане. Спустя год их ресторан перешел на систему раннего бронирования, потому что очередь на столики начиналась за пару недель до желаемой даты.

Еще спустя год Маша сделала Салиму предложение и официально стала его женой. Детей они пока не планируют, потому что в ближайшее время откроется еще четыре ресторана, Салим часто ездит в Индию, где подбирает персонал для работы, а сестра Маши надеется, что один из приехавших красавчиков скоро войдет в бизнес со своей долей: Салиму удалось найти в Индии инвесторов.

Единственную драму в жизни Маши и Салима составляет снег, который индиец так и не смог полюбить, и всякий раз, когда лето подходит к концу, умоляет Машу переехать куда-нибудь поюжнее, чтобы не так страдать от холода. А Маша обожает горные лыжи. Зато они оба не хотят детей, что вполне укладывается в концепцию Элизабет Гилберт. Только поэтому их историю невозможно назвать сказкой со счастливым концом. Или можно?

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст