Музейные битвы: кураторы соревнуются, у кого в коллекции самый жуткий экспонат

Хотите увидеть проклятую детскую игрушку? А клешню краба, курящую трубку на странной диораме? Пора пощекотать себе нервы!
Музейные битвы: кураторы соревнуются, у кого в коллекции самый жуткий экспонат

Сотрудники, управляющие коллекциями Национальных музеев Шотландии, не могут привыкнуть к чучелу «русалки» Фиджи – сколько бы лет ни проработали в музее. Но сейчас к этой страшной безделушке отношение изменилось: теперь это не просто жуткий экспонат, а настоящее секретное оружие в музейной битве #CuratorBattle, проходящей в Твиттере. В рамках этого флешмоба музеи по всему миру хвастаются самыми жуткими обитателями своих коллекций.

Старт конкурсу дал Йоркширский музей в середине апреля: это заведение выложило на своей страничке фотографию пучка волос, удерживаемого парой булавок, найденного в могиле римской женщины третьего или четвертого века.

«ВЫ СМОЖЕТЕ ПОБЕДИТЬ ЭТО?» — написал капслоком один из сотрудников музея в твиттер-аккаунте учреждения.

Вызов немедленно был принят, и в ветке комментариев вскоре стали появляться фотографии по-настоящему страшных экспонатов: изношенная маска чумного доктора XVII или XVIII века с клювом из Немецкого исторического музея в Берлине; раздутая «рыбка-зомби» из музея Бексхилл в Восточном Суссексе; железная маска, предназначенная для публичного унижения и демонстрирующая жуткую кривую ухмылку, из Королевского оружейного музея в Лидсе.


От всех этих артефактов волосы буквально встают дыбом, но, что самое главное – экспонаты вызывают больше вопросов, чем ответов. Так, куратор из музея Питт-Риверс в Оксфорде прислал забитое гвоздями овечье сердце, предназначенное для ношения в качестве ожерелья, способное «разрушить злые чары». Музей Эшмола представил кулон, вырезанный так, чтобы отображать обвисшее лицо мертвеца с одной стороны и гниющий череп с извивающийся червями с другой.

«Честно говоря, мы уже пожалели, что начали этот флеш-моб: большинство экспонатов хотелось бы забыть навсегда», — написал сотрудник музея в Йоркшире, давший старт жуткому соревнованию.

Кураторы Коллекции оберегов Кларка повысили ставку, добавив еще украшения ужасной формы: кусочки человеческих костей и зубов. В двух материалах команда продемонстрировала косточку пальца Homo sapiens, талисман на удачу в азартных играх, а часть челюсти мертвеца, которую вешали на шею ребенка, чтобы облегчить процесс прорезывания зубов.

Неплохой заявкой на победу стала, например, диорама ручной работы с моделями, сделанных из клешней и лапок крабов, игральных карт и золотой руды.

«Типичные викторианцы», — написали в Твиттере. «Они любили странные / жуткие вещи».

А Клара Молина Санчес, руководитель отдела в Музее Исторической среды Шотландии, вывесила изображение барабанной перепонки кита, раскрашенной так, чтобы напоминать искаженное человеческое лицо.

Но самыми пугающими, пожалуй, были изображения детских игрушек и кукол. Так, куратор из Канадского музея острова Принца Эдуарда прислал «проклятую» детскую игрушку по имени «Вилли», обнаруженную в стенах 155-летнего особняка.

«Оно может двигаться само», — написали в Твиттере. — «Сотрудники кладут его в одно место, а позже находят в другом...»

Достойными соперниками игрушки стали фрагменты бестелесных разбитых кукол с выпавшими стеклянными глазками из музея Эгама в Англии; медведь с жуткими красными глазами, который пьет из чашки, и подушечка для булавок, сделанная в виде стручка гороха со вклеенными крошечными детскими головками.

Еще один претендент на победу — русалка из Национального музея Шотландии. В серии твитов сотрудники музея писали, что эти ужасные чучела можно встретить во многих коллекциях во всем мире (но менее странными они от этого не становятся). Вместо того, чтобы изобразить какое-то известное существо, авторы часто делали игрушки максимально жуткими: например, пришивали к телу рыбы обезьянью голову.

Вскоре после того, как большинство музеев закрылись для посещений из-за карантина, Йоркширский музей стал еженедельно проводить конкурсы разного рода экспонатов – и это стало новой возможностью для привлечения внимания как потенциальных посетителей (в будущем), так и партнеров. Кроме того, это позволяет показывать хотя бы небольшую часть экспонатов посетителям, которые пока не могут попасть в музей, так сказать, вживую.
Сотрудники музеев, участвующим в жутком соревновании, очень надеются, что их экспонаты никого по-настоящему не напугали, и что все зрители с удовольствием вернутся в музеи, когда это снова станет безопасно.