Человек в высоком замке: как я жила в настоящем замке

Ленка Бернардова, героиня нашей истории, самая обычная женщина из смешанной семьи: мама — русская, отец — чех. Она родилась в Москве, но с детства жила в Чехии. Сейчас Ленка работает переводчиком-фрилансером и живет со своей семьей в Праге. И все-таки жизнь Ленки не всегда была обычной. Почти четыре года Ленка и ее молодой человек жили в настоящем замке, помогая своей подруге баронессе расплатиться с долгами и поддерживать замок в достойном состоянии. Ленка согласилась поделиться с нами своим уникальным опытом.
Мария Васильева
Человек в высоком замке: как я жила в настоящем замке

Ленка, расскажи сначала, как вышло, что ты стала смотрительницей замка? Я знаю, что это очень интересная и непростая история.

Ленка Бернардова

Вообще-то, это еще и очень долгая история. К моменту, когда это все происходило, то есть к 2007 году, я уже много профессий попробовала в жизни: работала учителем английского, несколько лет водила экскурсии в Праге, Париже и Лондоне, даже продавала женское белье в бутике моего друга.

Замок Хотовины, 2008 г.
Замок Хотовины, 2008 г.

Случилось все совершенно внезапно. Я около 10 лет руководила группой по историческим танцам. И однажды, отправляясь на один из фестивалей в Румынию, познакомилась с водителем, который часто колесил из Румынии в Чехию и обратно. Это был разговорчивый парень. Мы болтали, и вдруг он сказал: «А знаешь, у тебя такой отличный английский, у меня есть клиентка, я всегда забираю ее из аэропорта. Она — настоящая баронесса из замка в посёлке Хотовины. Живет в США, а когда сюда приезжает, все время одна. Никого не знает из поселка. Она прилетит через месяц, я должен вас познакомить!»

Так в августе 2007 года я встретила Джейми Надгерны (Jamie Nadherny). Она была без преувеличения самой красивой женщиной, которую я когда-либо видела. Ей было 28, мне — 32. Мы очень быстро подружились.

Что это был за замок и как он оказался в руках Джейми?

Замок Хотовины (Zámek Chotoviny) был возведен в 1770—1780 годах кардиналом Каспаром Мигацци (Kašpar Migazzi). Он перестроил старую крепость XIV века. Замок несколько раз менял владельцев, пока его не купил далекий предок Джейми Ян Надгерны, который позже получил титул барона.

Замок Хотовины, фото 1900 г.

Печальная история замка началась с прапрадеда Джейми Эрвина и его прекрасной жены Леопольдины (Динки). Она была потрясающей женщиной: стреляла лучше любого мужчины, курила сигары и много жертвовала церкви.

Леопольдина Надгерны

В 1938 году обе дочери Эрвина приняли немецкое гражданство, за что Динка и Эрвин лишили их наследства. Так замок перешел к их младшему сыну Вацлаву Эрвину. Он и его жена София никогда не причиняли никому вреда, но после войны Хотовины стало"гнездом коммунистов" и замок у семьи отобрали. Супругам пришлось отправиться в Зальцбург, а позже — в США, где и родилась Джейми, пятый ребенок барона.

Когда ее отец вернулся в Чехию в 1992 году, ему удалось вернуть собственность семьи и даже немного восстановить замок, который был в совершенно ужасном состоянии. Джейми была единственной его дочерью, кто захотел оставить себе замок. Остальные ее братья и сестры предпочли наследовать что-то более рентабельное и практичное: леса, пруды и поля…

Расскажи немного о Джейми, ты очень тепло о ней всегда отзывалась. Какой была баронесса?

Может быть, из-за того что Джейми была очень добрым и сердечным человеком, всякий хотел ее обдурить.

Слева направо: Петр, баронесса Джейми, Ленка

Первой она наняла женщину из США, назовем ее С. Она должна была присматривать за замком, пока Джейми была в Штатах. Несмотря на титул, жизнь Джейми местами не не отличалась от нашей. Ее сыну было семь лет, она была матерью-одиночкой, постоянно конфликтовала со своим кошмарным бывшим и заканчивала университет. Из-за этого Джейми и не могла переехать в Чехию.

Я стала помогать С. заботиться о замке, но закончилось тем, что С. совсем умыла руки. Так, когда Джейми вернулась из США, она вышвырнула ее с работы…

После этого Джейми предложила мне ее место. Я, честно говоря, не чувствовала, что готова была взвалить на себя такую ответственность: у меня не было экономического образования. С другой стороны, у меня был огромный организаторский опыт: я могла проводить экскурсии в замке, помогать с организацией свадеб и торжеств… Я так и сказала Джейми: что с радостью возьму на себя культурную часть, но финансовыми вопросами должен заниматься кто-то другой.

Джейми сказала, что у нее есть такой человек — приятный образованный парень из США К., назовем его так. Забегая немного вперед, скажу, что К. ни пальцем не пошевелил ради Джейми или замка. Через год он покинул замок, разорив его окончательно и оставив нам"на память" неподъемный долг в размере $85 тысяч.

Какое у тебя было первое впечатление от замка Хотовины?

О, я влюбилась! Нет, мы совершенно не были готовы ни к объему работы, который нас ждал, ни к образу жизни, но мы готовы были пойти на все ради Джейми.

Каково жить в замке? Много ли работы? Что было самым тяжелым?

То, чего не понимают большинство людей о замке — как бы великолепно он ни выглядел, это, так или иначе, просто огромный дом. У нас даже пословица есть: «Маленький дом — мало проблем, большой дом — много проблем».

Большой зал
Большой зал

Розовый зал

Зеленая комната в башне

Петр, мой бойфренд, переехал со мной в замок, чтобы помочь справиться с хозяйством. Мы проводили экскурсии, организовывали свадьбы, корпоративные мероприятия, цветочные выставки — все, что нужно было, чтобы можно было заработать хоть немного денег для Джейми. Сами мы не получали за нашу работу ни копейки.

Кроме работы, связанной с культурной жизнью замка, приходилось выполнять и банальную бытовую работу. Каждую весну и осень мы мыли все 86 окон замка, каждую зиму чистили снег. Каждый понедельник нам приходилось мыть полы и пылесосить в каждой из 69 комнат замка… Я уж молчу о саде и 26 га парка. Работы было просто море: 12−16 часов в сутки. И так в течение трех лет.

А призраки в замке были?

Нашим призраком была баронесса Динка — та самая Леопольдина. Временами по ночам она прогуливалась по спальне, которая когда-то была ее салоном. Нам часто приходилось слышать ее, не только нам.

Замковая башня

В той комнате лежал красивый ковер овальной формы. Он лежал на другом ковре, и сдвинуть его было очень тяжело, мне не удавалось — приходилось звать Петра. Но каждый раз, когда туристы покидали замок, а мы запирали комнаты до утра, утром обнаруживали этот ковер закатанным — Динка бродила.

А когда мы мыли замок в последний раз перед его продажей, вдруг почувствовали, что она ушла. Ковер больше не закатывался, а здание казалось пустым и незнакомым. Нам стало не по себе и очень грустно. Но когда приехал Сергей М. с женой, мы показывали им все, и, когда вошли в эту комнату, обнаружили, что ковер снова сложен! Она вернулась — я уверена, что Динка ни за что бы не вернулась, если бы думала, что замок в плохих руках.

Она была добрым духом замка.

А злые духи были? Или то, что напугало вас?

Как-то в 2010 году Петр рассказывал, он был один в замке и уже паковал вещи в своей комнате на первом этаже. Было уже очень поздно, он как раз готовился переезжать в мою квартиру на зиму — зимой мы ночевали в другом месте, электричества в замке не было, освещать себе дорогу приходилось масляными лампами по ночам.

И вдруг он услышал, как звонит замковый колокол — в замке была башня с часами и колоколом. Только через несколько мгновений Петр осознал, что электричества нет, а колокол звонит именно от электричества. Так что-то, что происходит, просто невозможно! К тому же время было «неровное» — не половина, не четверть и не час, два или три, то есть не то время, когда звонит колокол.

Холл

Он выбежал в холл и увидел, что все пять люстр раскачивались, как будто под порывами ветра, а в конце холла Петр заметил темный силуэт. Петр, вообще-то, очень логичный мужчина, но тот случай по‑настоящему его потряс.

Ну, а смешные истории с вами происходили?

Как-то раз мы принимали туристов, и вот одна пожилая леди выглянула из окна и сказала: «У вас там какая-то цыганка сидит возле фонтана, надо бы прогнать ее!» «Нет-нет, — быстро сказал Петр, — это наша баронесса». А это просто Джейми переоделась, чтобы почистить фонтан.

Удавалось заработать сколько-нибудь денег?

Тут я должна пояснить. Нам всем было очевидно, что единственная возможность для Джейми была продать его. Это просто была гонка наперегонки со временем: нам нужно было заработать денег для Джейми, чтобы расплатиться с должниками. В противном случае замок пришлось бы продать с молотка, выручив за него сущие гроши.

Хотовины был продан в 2011 году русскому по имени Сергей М. На вырученные деньги Джейми купила ферму, о которой всегда мечтала. Она обожала лошадей, преподавала рисование в школе и писала картины в собственной студии.

Повторила бы этот опыт, если бы предложили?

Безусловно, если бы нужно было помочь другу. У нас с Джейми была удивительная связь: мы безусловно доверяли друг другу, никогда у нас не вставал вопрос денег, и почти 4 года мы помогали Джейми безвозмездно. Фактически мы жили на средства, которые получал Петр за свои представления. Не очень много, но нам хватало.

Мы действительно очень хотели помочь Джейми всем, чем можем. Мы чувствовали, что ее бросили, обманули и некому было ей помочь. А если есть кто-то, кому никто не может помочь, ты просто обязан это сделать, чего бы это ни стоило. Хотя не скажу, что это было легко.

Это был чудовищный стресс, мы потеряли кучу нервов, и нам до сих пор приходится очень много работать, чтобы заткнуть дыру в бюджете…

Но, знаете, это был действительно удивительный опыт. И если бы нужно было повторить все, что мы сделали, я бы не сомневалась.

Понравилась статья?
Узнавайте первыми о новостях звезд, лайфхаках и классных рецептах!
Спасибо!
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст