Каждый год мы проводим Премию «Время женщин» – не для звезд, а для «обычных» реальных женщин, которые меняют мир к лучшему.
Конкурс 2020 г. завершен. До 1 декабря будет объявлен список финалисток.

Дочки: как они нашлись навсегда

Я взяла их из детского дома одна, позже в семье появился папа.

Сначала в доме появилась одна маленькая девочка, а через месяц – вторая. Очень-очень страшно их было забирать. И этот страх малодушно усиливался каждый раз, когда предстояла встреча с конкретным ребенком. Я сразу решила, что их будет двое, маленькие мальчик и девочка (о, мне хотелось ни больше, ни меньше, королевскую парочку!!!) , чтоб не скучно им было. И я нашла таких. Сестру и брата. Девочке – 2.5 года, ее братику – 1 год и 3 месяца. Идеальный возраст.

Приехала к ним в Сибирь. Погуляли на улице, идем обратно. Внутри трепещу от радости, готова их сейчас же забрать, мысленно уже ушла в декрет, вместе с тем накатывает дикий страх. И вот, разговор с врачом. У мальчика – серьезное подозрение на умственную отсталость. Нет никаких гарантий, что оно подтвердится, но и никаких гарантий, что это не так. Думайте, говорит мне врач, решать только вам. А вот думать в таких ситуациях долго и сильно нельзя. Как и полагаться только на одно «екнуло в сердце». Завожу ребенка в группу, тут на меня с самыми добрыми намерениями накидывается нянечка: «Ты что, с ума сошла! Такую ношу на себя! Я вон передачу Малахова смотрела – так они потом знаешь, какие вырастают?! Плюнет в тебя, и родную мать пойдет искать... А у этих и вовсе. Папаша евонный приходил сюда, рассказывал, что он сам шизофреник, и да и видно по нем, что енто он такой, с приветом...» И все в таком духе. Непонятно до сих пор мне, как она с такими мыслями в доме ребенка работала вообще. Ох, ну вот это я сейчас, спустя почти 3 года жизни с приемными детьми, такая немного «матерая» в этой теме, нашлась бы, что ей ответить, да и не слушала бы вовсе. А тогда я очень растерялась, задумалась, испугалась и уехала, малодушно не приняв в тот день никакого решения, официально не сказав ни «да», ни «нет». Местную опеку предупредила, что поехала думать.

А по дороге домой и дома начала мучиться.

Если бы я была тогда не одна, возможно, все было бы по-другому, но мучительно тяжело принимать такие судьбоносные решения в одиночку. После двух дней напряженных дум, звоню в опеку и говорю: все, я еду! С одной стороны, понимала, что ни финансово, ни морально не смогу потянуть тяжелобольного ребенка. В общем, я решилась. Звоню в опеку в среду, а мне говорят: все, поздно, мы думали, вы уже не вернетесь, в пятницу с этими детьми придут знакомиться другие кандидаты, семейная пара... Конечно, по закону я могла бы настоять на том, что это грубое нарушение, официально положенные мне 10 дней на знакомство еще не прошли, и отказ я не писала и т.д, но я сначала сильно расстроилась, а потом мы договорились с женщиной из опеки, что, раз уж так получилось, пусть те люди с детьми увидятся и, если откажутся, то я за детьми приеду и заберу. Знакомство было назначено на этой же неделе в пятницу. Жду пятницу. Надеюсь. Звоню. Слышу: они согласны... Я – в слезы...

Тогда подумала, что все, упустила свой единственный шанс, что никогда-никогда больше своих детей не найду, грызла себя, кляла за нерешительность, за то, что послушала эту няньку и врача. Утешилась только тем, что те братик и сестричка сразу попали в полную семью. А спустя два месяца раздался звонок из области: у нас есть две девочки, приезжайте, посмотрите... Еду, а сама думаю: зачем мне целых две девочки?! Я хочу одну девочку и одного мальчика... А потом я увидела этих девочек – почти 4-х летнюю Ангелину и почти 2-х летнюю Викторию – и в этот же день подписала согласие, радуясь, что мое собственное «УЗИ» дало такой сбой. Ведь это оказались как раз те самые, мои дочки, и много еще потом и до сих пор выходит и получается совсем не так, как я себе могу нафантазировать и намечтать.

Возможно, что действительно существует какое-то неслучайное стечение обстоятельств, но, мой случай с братом и сестрой научил меня тому, что невозможно, забирая ребенка из детского дома, быть полностью уверенным во всем и информированным на 100 процентов. Это безусловно риск, это в любом случае неизвестность, это, естественно, страх и трепет от степени ответственности за чужие детские судьбы. Не знаю, могу только предположить, что похожие эмоции женщина может испытывать перед родами. Но когда сам процесс уже запущен, ей не до эмоций. Страх побоку, только решимость и вера. Иначе никогда не родишь!)) (в прямом и переносном смысле).

Страх со временем проходит. А вот решимость, принятое однажды решение и вера останутся твоими союзниками еще надолго.

Я узнала о своем диагнозе спустя год после свадьбы. Я хорошо помню, как ехала в трамвае после разговора с доктором. Какими глазами смотрела на всех мам с детьми. А потом были годы лечения, которые ни к чему не привели. Разрушенная семья. И принятие. Принятие себя такой, какая есть. И освобождение, и желание просто жить. И жить жадно, во всю мощь, – а это значит замахиваться на все то, что раньше себе не позволяла, дерзновенно посягать воплощать в жизнь все свои мечты, и речь вовсе не о материальных благах и удовольствиях. Я вернулась к той себе, 14-15-летней и еще раз уточнила у той девочки, чего именно она хотела от жизни на заре своей юности. Уточнила и пообещала больше не предавать ее, и поэтому начала заново просто жить. И так я переросла, перешагнула рамки, в которые загнала себя диагнозами и прочими страхами. И вот тогда пришли силы воплощать исполнять свои мечты. Для себя самой, никому ничего не доказывая.

Так я сначала поступила в институт, о котором грезила школьницей, окончила его, и одна взяла из детского дома двоих детей. Без пафоса, это было для меня тогда так естественно, хотя и трудно пришлось одной, что говорить. Но у меня было столько сил откуда-то! Море по колено! Когда ты вдруг просто поднимаешься над стеной общественного мнения, перелетаешь на другую сторону и понимаешь, какая дура, что боялась раньше преодолеть эту преграду, перелезть или даже перелететь ее.

Сейчас у меня очень насыщенная жизнь, и горевать о том, что не родила сама, некогда, ведь бесплодие никуда не ушло, чуда не случилось. Но в данном случае «отсутствие чуда» мне не мешает. Конечно, любопытно взглянуть на то, что могло бы получиться, и наверно это особый кайф – видеть в ребенке свои черты, но я четко разделяю эти моменты. И мои приемные дочери – это абсолютные и самостоятельные ценности, в независимости от моих медицинских показаний и всех мировых чудес. Теплые утренние, шумные дневные, колючие вечерние, милые ночные – эти дети мои – навсегда, и это не зависит уже ни от чего на свете.

«Ты забрала меня навсегда? Ты навсегда моя мама?» – самый частый вопрос от старшей Ангелинки в начальную пору нашей совместной жизни. И я отвечаю:  «КОНЕЧНО НАВСЕГДА». Навсегда – это главное целительное слово для моих детей. И в этом слове много, очень много надежды и плодов.

1/3
2/3
3/3
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст
Одноклассники Едим дома Kuramathi Maldives Kurumba Maldives Velassaru Maldives Dhigali Maldives