Каждый год мы проводим Премию «Время женщин» – не для звезд, а для «обычных» реальных женщин, которые меняют мир к лучшему.
Конкурс 2020 г. завершен. Посмотреть трансляцию финала конкурса можно в разделе «Новости».

Пятеро детей и "Правмир"

Смерть мужа. Пятеро детей. 60 миллионов на СИЗы врачам...

Это было самое начало весеннего карантина. Уложив пятерых детей (младшие- 8-месячные двойняшки, кто поймет – тот поймет) мы сидели на верхней ступеньке лестницы и гуглили, где в продаже остались респираторы FF-3. Нам надо было их много. Примерно на 60 миллионов рублей. Меня зовут Анна Данилова, мне 38 лет, у меня пятеро детей и три работы, и в моей жизни все получается ровно наоборот тому, как я думала.

Уже 16 лет я главный редактор сайта Правмир – нас читают 6 миллионов человек в месяц, но это не так важно. 16 лет назад, когда Анатолий Данилов – мой первый муж, придумал Правмир, мы и не мечтали о какой-то там посещаемости. Я не верила в то, что у нас что-то получится, но мы мечтали о том, чтобы СЛОВОМ можно было ПОМОЧЬ. Сейчас это стало нашим девизом: чтобы менять, нужно говорить.

Каждый день нам присылают письма и тегируют меня в страшных историях. Бабушка, у которой отбирают внука за то, что она ему же купила компьютер и неправильно принесла чек, малышка с синдромом Дауна, которую не хотят усыновлять, приемная мама, которая воспитывает дочь без рук и которую депутат поучает, что, мол, скрининги надо было делать (читай – аборты вовремя), реабилитационный центр и роддом закрывают из-за оптимизации – вот это все то, о чем мы пишем каждый день.

Мы стараемся каждый день идти на боль человека. Не просто писать какие-то статьи, а находить такие ответы, которые бы помогали человеку.

Помогали услышать супруга или ребенка правильно или помогали бы бабушке не отдать ребенка опеке. Мы видим, что чтобы менять нужно говорить. Что через слова и через тексты находятся люди и находится помощь. Кстати, о помощи. Я не верила, что у нас получится запустить благотворительный фонд, а фонду уже 5 лет. Сотни миллионов, собранных детям и взрослым на лечение, помощь в трудной ситуации и реабилитацию. Главная наша тема сейчас – реабилитация после травм. Знаете, когда читаешь про аварию, а там «5 человек пострадали», и ты думаешь: «Фух, ну, хорошо, что хоть пострадали, но выжили». А что такое выжили – это же остается за кадром…. Иногда выживают так, что жить после этого не хочется. Вчерашний качок и марафонец лежит со сломанной спиной и не может пошевелить пальцами. Помочь им вернуться к жизни – настолько, насколько это возможно – работа нашего фонда. Чтобы можно было сказать: «Фух, выжил, реабилитировался, слава Богу». Детям и взрослым, гражданам России и тем, кто живет в России без гражданства. Быть рядом.

Мы не думали, что нам придется заниматься закупкой средств защиты для врачей, но было невозможно остаться в стороне. Сначала команда нашего фонда решила помочь одному знакомому врачу с закупкой респираторов и костюмов для работы с больными с ковидом, а день спустя на нас обрушился потом писем отчаяния со всей России. Никто не планировал пандемию, и в больницах по всей России не было ничего, кроме обычных масок, и те стерилизовали десятки раз. И тогда вся команда нашего фонда на несколько месяцев с головой погрузилась в две задачи: собрать деньги (и мы собрали 60 миллионов рублей) и найти и купить средства защиты, когда ничего не было нигде, и все, кто только мог, спекулировали и поднимали цены втрое. Фонды Правмир, Созидание и Живой три месяца жили ради этих СИЗов, а люди, которые переводили пусть самые небольшие деньги, помогли врачам по всей России выстоять, не заболеть и выжить в той страшной первой волне.

А еще я думала, что моя дочь Наташа – мой первый и последний ребенок. Я мечтала о большой семье и детях, но выйдя замуж, познакомилась со словом бесплодие. Первые пять лет у нас с мужем не было детей, мы уже смирились с этим и я решила, что через год начну процесс усыновления. И тут тест показал, что мы станем родителями. Это было огромное счастье и словно обещание лучшей и правильной жизни. Но когда Наташе было всего 6 месяцев, Анатолий Данилов, создатель Правмира и самый лучший отец, внезапно скончался от остановки дыхания. В тот день, когда должен был ехать за билетами на море, первое Наташкино море. Тогда моя жизнь остановилась и потеряла всякий смысл. И мне совершенно не надо было, чтобы этот смысл когда-то ко мне вернулся. Мне надо было, чтобы вернулся самый лучший в мире отец, который каждый вечер долго сидел у кроватки Наташки, гладил ее по голове и приговаривал «Малышовая». Чтобы вернулся человек, который сделал Правмир, и без которого я не знала, как жить дальше.

Верующим пережить такое не легче. Наоборот – то, о чем ты просил всю жизнь – у тебя отнимается. И словно глухая кирпичная стена с лязгом вырастает на твоем пути. И за ней – ничего – ни снов, ни привета, ни теплой руки. Я полностью и навсегда закрыла для себя тему второго брака. И потому что мне казалось вообще странным и неправильным создавать какую-то новую семью, и потому что я знала, что мою дочь никто не будет так любить, и потому что «Если у вас нету тети, то вам ее не потерять». Но мне было важно, чтобы у Наташки были друзья, у которых папа или мама тоже «на небе». И так мы общались с еще несколькими семьями. Одной из них были Ремизовы – Андрей и его 6-летний сын Захар. Их мама – Катя – умерла от тяжелой онкологии. Мы были знакомы с Катей, и поэтому звали Захара в нашу компанию. Несколько раз мы где-то погуляли детей, а потом вдруг внезапно разговорились с Андреем в мессенджере фейсбука. И стало понятно – кажется, дальше мы пойдем вместе…

Не мы выбирали этот путь – потери супруга, мы дорого бы дали за то, чтобы наши дети никогда не узнали слов «папа или мама на небе». И так же мы не выбирали этого нового пути вместе. Словно нас просто привели в одно место, поставили рядом и сказали «дальше вы идете вместе». И та стена – кирпичная, глуха, с лязгом и скрипом закрывшая жизнь, словно открылась. И оказалось, что за этой дверью космос…

Мы женаты 4 года, у нас родилось трое мальчишек. Мне страшно говорить о счастье, но это годы настоящего света и любви. Мы воспитываем пятерых детей. Мы, уверенные, что Захар и Наташа – наши первые и последние дети.

Я пишу все это не для того, чтобы рассказать вам о своих ошибках, хотя это иногда бывает забавно. Не для того, чтобы сказать: «Все будет хорошо, я проверяла». Нет. Может быть по-разному, увы. Но… Когда кажется, что твоя жизнь закончилась и в ней не будет ничего хорошего, никакого просвета и никакой надежды… мы иногда ошибаемся. И находятся люди, которые помогают. И находятся руки, которые держат тебя и не дают упасть. И находятся возможности. И то, что кажется невозможным и непосильным для человека, вдруг меняется. И вы можете стать этой рукой помощи. Чтобы менять, нужно говорить. Я очень в это верю.

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст
Одноклассники Едим дома Kuramathi Maldives Kurumba Maldives Velassaru Maldives Dhigali Maldives