Пятый год подряд журнал Домашний очаг проводит свою собственную премию. Это наша женщина года - но не для звёзд, а для обычных женщин, которые меняют свою жизнь и жизнь вокруг себя к лучшему.
Участвовать

Многодетная приемная мама

Если что то идет не так, как планировалось – жди счастья.

Не помню уже, хотелось ли мне хоть когда нибудь жить как все. Кажется нет. Во всяком случае с детства любые ситуации выпадающие за рамки привычного вызывали у меня улыбку, а не панику. Последующая жизнь научила меня тому, что настоящее счастье нельзя спрогнозировать и спланировать.Да что там, даже представить что тебя ждет за поворотом нельзя. Может быть поэтому с самого начала все в моей собственной семье пошло не по плану. Замужество случилось в 16, первый ребенок родился через два месяца после свадьбы. Сама свадьба и рождение первенца было отдельным приключением — очень сплотившим нашу начинающуюся семью. Так крепко сплотило, что вот уже 24 год мой муж это самый мой близкий человек и главная поддержка во всех начинаниях. Маленький ребенок был нам в радость. Все было весело и интересно. Возможно, когда я забеременела вторым, мы только обрадовались. Так к дочкиному полуторалетию родился сынок. Годы младенчества детей были очень тяжелыми: мы с мужем учились, работали оба сразу на нескольких работах, не отказываясь ни от каких подработок и все равно финансовое положение семьи было очень трудным. Тогда нередки были случаи не выплат зарплат, откровенного «кидалова».

Мне кажется именно тогда благодаря этому мы поняли, что заниматься надо тем, что любишь, потому что денег все равно никогда не будет, так хоть потраченного времени будет не жаль.

Поэтому в моей жизни появилась такая деятельность как устройство в семьи бездомных щенков и котят. Интернета тогда практически не было, поэтому раздавала зверят я в переходе у вокзала. Однажды (мне тогда было 23 года) ко мне подошла девочка, лет десяти и сказала: «А давайте вы лучше не будете этого щенка никому отдавать, а заберете его домой. И меня тоже». Так я познакомилась со своей первой приемной дочерью. За ней подтянулись ее сестра и брат. Так мы не успев подумать и толком принять решение в один момент стали многодетными родителями. Позже случилось еще одно стремительное расширение семьи – у мужа нашлись младшие братья по линии отца, которые очень нуждались в поддержке.

Я до сих пор не очень понимаю как мы выживали с такой оравой трудных подростков — но выживали весело.

Тогда же я устроилась работать журналистом в редакцию церковной газеты и это в тот момент это было работой мечты — здесь были востребованы «некоммерческие» сюжеты — социальная работа, помощь сиротам, инвалидам, заключенным, воспитание детей и поддержка семей. Каждый репортаж был открытием — я узнавала много новых сторон жизни. Оставаться в стороне часто не получалось, поэтому журналистская работа перерастала в более активное участие. Так я работала волонтером в нескольких проектах: в доме ребенка, с инвалидами-колясочниками, поддержка семей с детьми-инвалидами, кормление бездомных и посещение заключенных. Последнее со временем стало моей основной деятельностью. До сих пор я езжу в колонии с лекциями, оказываю помощь людям содержащимся в местах лишения свободы и их семьям. Много пишу об этом.

Но вернемся к семье. Наши приемные дети были не многим младше нас, так, например, старшая приемная дочь, моложе меня всего на десять лет. Из-за этого возникали разные курьезные истории, и когда дочь вышла замуж и родила своего первого ребенка, я стала бабушкой в 31 год.

Сейчас у нас с мужем уже пятеро внуков и куча племянников — семья ширится стремительно и пополняется малышами буквально каждый год.

Я очень люблю нянчится с внуками — мне кажется, их появление вывело нашу с мужем жизнь на какой-то новый уровень счастья. Растить дружную ораву малышей с младенчества радостно и интересно. На пороге 2016 года в нашей семье появилась Аленка. У Аленки с младенчества сильные ожоги по всему телу, ампутированы кисти рук. Долгое пребывание в неблагополучной семье плохо сказалось на ее характере. Поэтому Аленке трудно было найти приемную семью. Мы решили, что в нашей дружной ораве Аленке будет комфортно, и рискнули забрать ее к себе. Наше решение поддержали наши уже взрослые дети. Но на практике мы столкнулись с очень многими трудностями, временами даже казалось что мы взяли ношу не по силам.

Я до сих пор убеждена, что вдвоем с мужем такого ребенка, как Алена, нам было бы не сдюжить. Но у нас были наши старшие дети и наши малыши, и даже наши многочисленные домашние животные — все они здорово помогали Алене обрасти привязанностями и любовью, а нам – сохранить душевное равновесие.

Едва мы привыкли к Алене, как случился новый неожиданный поворот. Две женщины из женской колонии попросили меня взять под опеку их приемных малышей, чтобы дети жили в семье до их освобождения. Обе женщины иностранки и обе боялись, что если дети будут в детском доме, то они потеряют их навсегда. Мы не были готовы к такому повороту. У нас был опыт поддержки многодетной семьи мигрантов, когда мы несколько лет нянчились с их детьми, любили их, а потом вынуждены были расстаться — семья вернулась на родину в Азербайджан. До сих пор мы очень тяжело переживаем эту разлуку, а теперь нам предстояло пройти через то же самое. У меня не было иллюзий, я понимала, насколько это будет тяжело, и я боялась, что мы просто не сможем выдержать такого.

Но постепенно я поняла, что надо решаться, потому что это реальный шанс сохранить детям семьи, а матерям надежду на будущее.

Получение детей иностранцев под опеку оказалось не просто — такая ситуация даже для опеки была в новинку. До того самого дня, как мы забрали детей из колонии, мне казалось, что у нас ничего не получится. Но, как ни парадоксально, чем больше было трудностей, тем больше крепла уверенность, что наше решение правильное. В результате все получилось, и в нашей семье (и без того многонациональной) появилась еще красавица цыганка Белла и чернокожий нигериец Саша – «краса и мощь африканского континента», как шутя называл его мой муж. Мы с детьми постоянно навещали их мам, перезванивались, ездили на свидания в колонию. Белла и сейчас с нами, а с Сашей полгода назад мы попрощались. Его мама освободилась, и ее с Сашей депортировали на Родину — в Нигерию. До сих пор нам всем очень больно от этой разлуки. Мы сильно тоскуем по Саше и его маме с которой тоже успели сильно сблизиться, они очень скучают по нам.

Часто созваниваемся по видеосвязи с Нигерией и Азербайджаном, дети не могут наговориться друг с другом, и в такие моменты кажется, что нет никакой разлуки — просто временно наша большая семья раскидана по разным странам и континентам.

И конечно мы не перестаем мечтать о воссоединении. Потому что ребенок может находиться в семье временно. Но любовь временной не бывает. Она навсегда. Недавно при помощи Фонда «Православие и мир» и многих неравнодушных людей нам удалось исполнить мечту – построить большой дом для нашей сумасшедшей семьи. Мы называем его «Усадьба Скворечник». Мы еще только обживаемся здесь, но это уже совершенно новый уровень жизни семьи — больше трудностей, больше ответственности, больше радости. О наших приключениях я пишу в социальных сетях под хештегом #будниСкворечника. Уверена, все самое интересное у нас еще впереди.

1/3
2/3
3/3
Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст
Зем Девелопмент Едим дома Ника Одноклассники Тогас