Пятый год подряд журнал Домашний очаг проводит свою собственную премию. Это наша женщина года - но не для звёзд, а для обычных женщин, которые меняют свою жизнь и жизнь вокруг себя к лучшему.
Конкурс 2019 г. завершен.

Добилась многого, несмотря на травму

О жизненных уроках, работе над собой и огромной любви к жизни!

Беда случилась, когда мне исполнилось 1 год и 9 месяцев. Недоглядели мои родители, оставив одну в комнате на несколько минут, где был включен обогреватель с открытой спиралью, так как комната в коммунальной квартире в зимний период 1962 года – плохо отапливалась. Видимо из детской жалости я поднесла целлулоидную куклу, чтобы согреть её, к открытой спирали обогревателя, которая мгновенно вспыхнула, из сострадания к ней – инстинктивно, спасая пупса – прижала игрушку к лицу голыми ручонками. Загорелись волосы – целлулоидная масса поплыла и превратила моё детское лицо и ручки в горелое, изувеченное состояние.

Жизнь родителей – мамы педагога, отца - горного инженера – разделилась на время до и после. Стоял вопрос о жизни и смерти любимого чада, маленькой, тихой, пухленькой красивой девочки с интересными чертами лица, которую тискал весь народ в вагоне пригородного транспорта, когда родители ехали к родственникам, и называл не Таней, Танечкой, а милым Туеском. Самое страшное, что в нашем провинциальном, шахтёрском городке, где располагалась областная больница, в 60-е годы в ожоговом отделении отсутствовала методика лечения глубоких ожогов 3-4 степени. И детское лицо усердно бинтовали марлевыми бинтами, которые потом также усердно отдирали, подвергая детскую, израненную кожу – не заживлению, а дополнительному травмированию. Стоит ли говорить о страданиях матери, которая с воплями своего ребёнка, которого уносили на перевязку, лишалась чувств. Как говорили родители, выжила я только благодаря своему аппетиту. И чудо, что нос и глаза остались не тронутыми огнём. Лицо маленькой, когда-то красивой девочки превратилось в изуродованное, с келлоидными глубокими рубцами ярко-красного цвета, месиво. Пальцы рук стянуты кожными рубцовыми перепонками. Т.е. руки, вследствие деформации кожи полностью не выполняли свои функции.

Время шло, шло и время реабилитации: рубцы размягчали грязями, электрофорезами, уколами, массажами. Я подрастала, ещё не понимая, что самая глубокая рана – психологическая, и конечно была не готова к тому, что я не такая, как все! Дети в саду обзывали – горелым пеньком. Люди с ужасом рассматривали меня и оборачивались вслед. Молодые мои родители, чтобы спрятать меня от назойливых глаз, были вынуждены с большими трудностями купить в долг машину, Москвич-403, чтобы хоть как то передвигаться со мной и не испытывать душевные страдания от реакции людей.

В 1966 году в нашей семье родился мальчик Серёжа. Прекрасный чудесный малыш, которого я опекала как мать, родители много работали. И следовала за ним по пятам, подсознательно понимая, что оставлять детей нельзя ни на одну минуту. Как обычно бывает в таких семьях, звал малыш меня няней.

До школьного периода родители возили меня в известные города страны: Москву, Ленинград, Киев, к известным врачам, где развивалась челюстно-лицевая хирургия. И был один ответ: нужна пластика, пересадка кожи. А корректирующую пластику можно делать, только в возрасте начиная с 12 лет, но с условием, что рубцы стали мягкими. И опять уколы стекловидного тела по всему контуру лица, грязевые аппликации, электрофорез с лидазой, массаж. И конечно, полное осознание того, что я не такая, как всё. Все время хотелось спрятаться от недоуменных и любопытных глаз людей, втянуть шею и замотать лицо шарфом или платком.

Время неумолимо. Я подрастала. Уже к этому осознанному возрасту очень хотелось научиться играть на фортепиано. Папа, которого я безумно любила, играл на всех видах музыкальных инструментов. Но в музыкальную школу меня не взяли, обе руки, в связи с деформацией пальцев после ожога, не могли взять октаву на фортепиано.

И вот исполнилось 12 лет. Горьковский научно-исследовательский институт. Отделение челюстно-лицевой хирургии. Заведующий, Азолов В.В., впервые в своей практике решился сделать пластику, пересадку кожи большого размера на моём лице, захватив часть обеих щёк и носогубного участка, кожа была взята с живота. Операция под местным наркозом продолжалась почти 5 часов. Если бы не моя детская влюблённость в этого большого, талантливого человека, я бы так стойко не выдержала это вмешательство. Мало того, чтобы операция прошла успешно, для неподвижности челюсти была вставлена пластина, где было предусмотрено отверстие для кормления жидкой пищей, диаметром 6 мм. После пересадки кожи лицо было загипсовано на 2 недели. В г. Горьком я пролежала в отделении 3 месяца, за это время рассекли рубцовые перепонки между пальцами, делали возможную пластику на руках. Кожу брали с внутренней стороны ног, рук. Кожа, взятая с разных участков тела на моём лице, имела разный цветовой оттенок. Нужна была, так называемая доводка, иссечь рубцы у левого глаза, посадить левую бровь, выровнять кожу после пластики.

После этого я упросила моих родителей отдать меня учиться музыке на дому, у частного педагога. Музыкальная школа была для меня закрыта. Как выяснится впоследствии, музыка, умение пусть в несовершенстве играть на фортепиано, подбирать понравившееся мелодии, облегчат во многом мои жизненные катаклизмы, помогут найти душевное равновесие.

В школе постигала науки успешно, много читала, к 8 классу общеобразовательной школы училась на одни пятёрки. К тому времени у одноклассников появлялись чувства влюблённости. Мне с моими данными рассчитывать было не на что. Я стала привыкать к удивлённым взглядам чужих людей. Старалась избегать встречных взглядов. Моральное страдание поселилось, где то внутри далеко и было огромным. Всё чаще стала задавать вопрос моим родителям: « Почему я не такая? Почему вы не уберегли меня? » Причём вопросы задавала с плачем и причитаниями. Неудовлетворённость собой выливалось ручьями безутешных слёз. Когда мне исполнилась 16 лет – не стало папы. До сих пор неясно, ушёл из жизни осознанно, не выдержав груз проблем, либо это был несчастный случай. У мамы мы остались вдвоём с маленьким братом.

К этому времени подошла очередь на первую операцию в Московский институт красоты. Начались годы постоянных поездок в это медицинское учреждение. Здесь иссекались оставшиеся рубцы, подсаживалась бровь, дважды производилась глубокая шлифовка лица, чтобы хоть как-то выровнять кожу. Занимались мною высококлассные пластические хирурги. Но многое не получалось. Иссечённые рубцы вновь образовывались, подсадка брови – не удалась, после многочисленных оперативных вмешательств образовалась пигментация по всему контуру лица. Я внутренне смирилась со своей внешностью. В институте красоты у обслуживающего персонала впервые увидела грамотно сделанный макияж. И конечно методом проб и ошибок стала применять на себе. Стали прорисовываться черты лица, которыми наделила природа. А какую школу жизни я прошла! Каких интересных людей повстречала! Причём от врачей до пациентов этого института. На пути встречались люди, которые безвозмездно предлагали жильё на время лечения. А какие были пациенты: от девчонок, которым перекраивали носы и подтягивали грудь, до женщин внушительного возраста, скажем 75 лет, которым удаляли косточки на ногах и они, сидя на больничной кровати, декламировали стихи Некрасова. Я знакомилась с женщинами, которых настигла страстная любовь и которые стремились изменить свою внешность, так как предмет необычайной любви был намного их моложе. Каждый из этих людей представлял интересную личность со своей судьбой и драмой. Я впитывала от этих людей позитивное отношение к жизни, умению принимать её такой, какая есть, находить лучшее в каждом прожитом дне, училась доброте и состраданию. И училась, конечно, не зацикливаться на своей внешности.

Я смирилась. Бредила медициной. Перед глазами часто всплывал образ Азолова Вадима Владимировича, который всё также являлся для меня кумиром. Но экзамены успешно сдать в медицинский институт не удалось. Вернувшись ни с чем в свой городок, нужно было решать, что делать дальше. Мама направила меня поступать в машиностроительный техникум, на вечернее отделение, дабы не терять время. Сдав, экзамены на пятёрки была зачислена на 1 курс, совмещала работу с учёбой.

В этот период встретился молодой человек, старше меня на 6 лет. Мне было 18 лет, ему 24 года. Теперь трудно говорить, любовь ли это была, либо страсть, но в 18 лет я впервые испытала приятное чувство от мужского внимания и, конечно, потеряла голову. Родилась чудесная девочка. Появился совершенно иной смысл жизни. Нужно было работать, вечерами учиться, проживать все детские болезни, успевать приготовить, постирать, заботиться о малышке и неотступно следовать за ней по пятам, не оставляя ни на минуту. Всё время помня о том, что пришлось мне испытать и как несчастье со мной обернулось трагедией семьи.

Супружеская жизнь не состоялась. Муж много пил, любил гулять с друзьями, часто прогуливал на работе. Впоследствии стал распускать руки. Я по примеру своих родителей старалась создать уютный дом, работала, заботилась о дочке. К тому времени окончила техникум, работала технологом на машиностроительном заводе. Итогом совместной супружеской жизни стала его измена. Мы расстались, когда Наташке было всего 4 года. Я осталась одна, нужно было растить дочь, отдавая ей самое лучшее, создавать атмосферу, чтобы она, по возможности, ни в чём не нуждалась. Нужно было работать и ещё раз работать!

Чтобы улучшить наш с дочкой материальный достаток, в 23 года перевелась мастерить на механический участок. Считалась самым молодым мастером на производстве. Что такое мастер на участке знает тот, кто жил в советские времена. Ни единой свободной минуты. Огромная ответственность за продукцию своего участка. Причём нужно было не подвести руководство, которое тебе доверило управление. И чего греха таить мастерами были в основном личности мужского пола. В подчинении у меня было 33 человека – все мужчины разной возрастной категории. 33 разных характера, судеб, привычек. Я училась у них, они присматривались ко мне, и нужно было доказать, что со своими обязанностями я могу справиться не хуже любого мужчины.

Несомненно, чувство своей неполноценности в части привлекательности моего лица – уходило на второй план. Я, в силу своей стойкости и целеустремлённости, закалки, которую приобрела с детских лет, несмотря ни на что, хотела быть лучшей, в части своей профессии и соответствовать занимаемой должности. Приходилось трудно. А чтобы чувствовать себя комфортно в материальном положении – необходимо было подрабатывать. Днём – мастер на заводе, вечером – уборщица подъездов. И так много лет.

Пробежали годы. Сейчас, кажется как один день. По-прежнему каждое утро начиналось с макияжа, причём такого, чтобы сравнять разный цвет на лице после пластики, возможно и сейчас он смотрится несуразно, потому что большое количество тональных средств необходимо было нанести на кожу лица. Но эти меры позволяли мне чувствовать себя увереннее и работать, работать! Во время сомнений, усталости и как казалось в безвыходных ситуациях – спасала музыка. Я забывалась, играя Огинского, Бетховена и черпала в музыке прилив душевных сил.

13 лет на должности мастера механического участка. Приобретён бесценный опыт работы с людьми. Среди своих подчинённых слыла « мамой». Была для них защитником, судьёй, другом. Три в одном. Был авторитет, уважение, дисциплина. Был результат работы. Уважительно относилось руководство завода к достижениям моего коллектива. Что же желать лучшего. Дочь заканчивала 11классов. Были с ребёнком доверительные отношения, стала для неё подругой, проживала вместе с ней победы и неудачи. Училась Наташка хорошо. Нужно было определяться с дальнейшей учёбой, выбором института.

Шли лихие 90-е годы. Постепенно стала разваливаться отлаженная система работы завода, численностью 6 тыс. человек. Перестали выплачивать заработную плату. К тому времени Наталья успешно поступила в Новосибирский электротехнический институт. До сих пор помню, как у меня на время отказались идти ноги и лились слёзы, увидев в списках студентов фамилию своего дитя. Чувство гордости тогда было незабываемое. Я смогла, я сумела настроить и убедить свою дочь стойко выносить все тяготы жизни. Был негласный лозунг: « Нет слова - не хочу, - есть слово надо!» И поступление в институт на бюджетной основе – это наша победа. Конечно, любой родитель желает, чтобы его ребёнок получил хорошее образование. Не стоит перечислять, какой титанический труд, был проделан мной и Наташкой, чтобы это событие произошло.

Но я была одна. Так хотелось иметь дружеское мужское плечо, ласку, защиту, помощь. Наверное, уверенность в себе, моё независимое мнение, принципиальность, хорошо, сложенная фигура, стильно подобранная одежда, в целом производили неплохое впечатление, и я стала чувствовать, что нравлюсь противоположному полу. В награду за своё длительное одиночество, невероятную силу к жизни, стремление быть лучшей, появился привлекательный интересный и душевно богатый человек. Молодой мужчина, несмотря на все препоны, связанные с моей «персоной», разглядел во мне гармоничную, интересную молодую женщину. Дочь уехала учиться, я продолжала работать, времена одиночества скрашивало общение с теперь полюбившимся человеком.

90-е, разваливалась не только отлаженная система в промышленности, но и во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и в здравоохранении. В 64 года мама, которая легла на плановую операцию в больницу, тяжело ушла из жизни. Боль утраты невозможно было оценить! Со своим избранником, который работал на шахте, стали жить вместе. Пришлось задуматься, что делать дальше. Дочери нужно было материально помогать. В стране царил хаос, деньги ни на заводе, ни на шахте не платили, нужно было искать другое место работы. В свои 36 лет, я кроме профессии машиностроителя, никакой другой не владела. С большими трудностями меня взяли работать в одно из подразделений железной дороги. Всё пришлось начинать сначала. Рада была любой рабочей должности, только ради возможности вовремя получать заработную плату и помогать своему ребёнку. Её нужно было «кормить и одевать». Так кардинально поменялась сфера моей деятельности. Новый коллектив, новые удивлённые взгляды, шушуканье за спиной, что же со мной произошло, что я имею такой облик и конечно осведомители, которые всё и про всех знали. Но мне было всё равно. Я смогу, у меня получится заново завоевать авторитет и уважение на новой работе. Моё добросовестное отношение к делу не заставило долго ждать. Меня назначили инженером. А затем направили обучаться в железнодорожный институт на заочное отделение.

Начались годы работы и учёбы. И я опять смогла, у меня получилось! Заветный диплом давал возможность занять руководящую высокую должность. Сейчас трудно сказать, как с лицом не таким как у всех, следами глубокого ожога на руках,- меня согласовали заместителем начальника предприятия. Чтобы там не говорили - первое впечатление – внешний облик. Несмотря на сложившиеся стереотипы, всё-таки при назначении на руководящую должность оценивались мои деловые и личностные качества.

Сложное было время. Чтобы иметь результаты работы в целом по предприятию, нужно было держать дисциплину, сплотить коллектив, чтобы дух единоначалия присутствовал во всём. Только так объединив команду работников можно было достичь успеха работы нашего подразделения железной дороги. Раскачиваться было некогда, опыт работы с людьми на заводе, знание нужд подчинённых, умение понять, настроить на успех, последовательность в принятии решений, мотивация, дисциплина, созданный морально – психологический климат – сделали своё дело. Образовалась команда единомышленников, с которой можно было добиваться стабильности и слаженной работы, и, конечно же, результатов. О предприятии заговорили с хорошей стороны. В некоторых вопросах имели славу первенства в отрасли. И я чувствовала свою причастность к общему делу, победу над собой, над своими сомнениями по поводу своей несовершенной внешности. Я думаю в этом смысл жизни. Любить дело, которому служишь, ответственность за близких людей, умение несмотря ни на что двигаться вперед, не сдаваться ни перед какими либо трудностями. Стремиться к успеху, стараться понимать людей: их чаяния и помыслы. Обладать терпением, умением превозмогать боль и не только физическую, всё это помогло мне состояться как настоящему человеку, успешному руководителю, любящей и любимой женой, сестрой, мамой и теперь уже бабушкой. Теперь, точно могу сказать, что безвыходных ситуаций не бывает, только нужно поверить в себя, ни в чём и никогда не сдаваться! И работать, работать, работать! В первую очередь над собой!

Добавить свой ответ

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, или .

Введите ваш текст
Зем Девелопмент Едим дома Ника Одноклассники Тогас Garnier Pantene