Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Живите настоящим!

Надежда Соловьева и Владимир Познер – счастливая пара.

Будучи зрелыми  людьми, они прислушались к себе, к своим чувствам и приняли важное решение - быть вместе.
Надежда Соловьева – удивительная женщина. Не только потому, что ей удалось привезти в Россию Пола Маккартни, Тину Тернер, Стинга, Depeche Mode и U-2. Несколько лет назад она влюбилась. И эта любовь заставила ее перевернуть свою жизнь.

Мой муж - Познер

На момент знакомства у каждого из нас были семьи. То, что произошло между нами, невозможно описать. Это необъяснимо. Это химия. Что можно сказать про него? Умнейший человек, выдающаяся личность с потрясающим чувством юмора. А для меня нет ничего привлекательнее и сексуальнее, чем обаяние ума… 
У нас совпадают биоритмы – мы любим рано вставать. Мы оба – заядлые путешественники. Но в первые дни и недели знакомства ты же ничего этого не знаешь. Сначала меня подкупила его непосредственность. Дожив до своих лет, он сохранил удивительную свежесть восприятия, почти детскую наивность и восторженность… 
Он уникальный и необыкновенный человек. Потом он рассказывал, что для него это был coup de foudre (фр., «любовь с первого взгляда» – прим. «ДО»). У меня все развивалась иначе, поступательно – в процессе работы, общения с ним. Но в какой-то момент я поняла, что не могу без него жить. И независимо от того, что он решит, будем мы вместе или нет, это был конец моей семейной жизни.

Трудное решение

Мы год встречались время от времени. А потом, буквально за два месяца, приняли решение жить вместе. Нам обоим было трудно бороться с чувствами, которые мы испытывали. Мы пережили такой накал страстей. Можно сказать, нам повезло, и мы его испытали. И, конечно, Владимир Владимирович очень страдал от чувства вины по отношению к своей жене, с которой прожил больше 30 лет. 
Средства массовой информации подлили масла в огонь. Журналисты звонили жене Владимира Владимировича и задавали некорректные вопросы. Такого пристального внимания со стороны прессы к своей личной жизни никому не пожелаю. Но у меня сложились хорошие отношения со многими журналистами, и по моей просьбе большое количество материалов о нас не увидело свет… 
Мне переживать эту ситуацию было легче. Хотя моя дочь поначалу сложно восприняла наши отношения. Но потом все образовалось. У меня есть счастливое качество – я никогда не оглядываюсь назад и не живу воспоминаниями. Я всегда в настоящем и думаю о будущем. Предаюсь воспоминаниям только в тот момент, когда меня просят рассказать о моей жизни.

Детство

Оно было у меня замечательным. Даже несмотря на то, что моя мама развелась с папой, когда мне было полтора года. Когда мне исполнилось четыре, она снова вышла замуж. И тут у меня появились три бабушки и два дедушки. Я у них была единственной внучкой. И, конечно, выросла в большой любви, ведь каждый из них старался меня побаловать. Дедушки с бабушками вставали в очередь, кто со мной проведет лето. Я могла поехать с одними в Евпаторию.
 Другая бабушка проводила лето на даче. Третьи предпочитали отдыхать на Кавказе. 
Все свое детство я мечтала о том, что когда-нибудь поеду в пионерский лагерь. Для меня смена в таком лагере воспринималась как ценный подарок. Взрослые, например, говорили: «Если будешь себя хорошо вести, поедешь на вторую смену». Бабушки окружали меня заботой, а я была уличным ребенком. Для меня не было ничего лучше, чем носиться по дворам и лазать через заборы.

Первый бизнес

Его я организовала, когда мне было пять лет. Родители много ездили в командировки, и в этот период я жила с мамиными родителям на Арбате. Мы с бабушкой регулярно ходили в Смоленский гастроном за продуктами. При входе в этот магазин стояли автоматы с газированной водой. Осенью и зимой пол вокруг них был грязным. Люди бросали монетки в автомат, и, если деньги падали, никто их не поднимал – не хотели пачкать руки. Я все это приметила и организовала дежурство у этих автоматов.
 Я была предводителем дворовой команды, в которую входили не только мои ровесники, но и 10–11-летние школьники. Мы организовали дежурство при входе в гастроном. И время от времени менялись. За день мы могли набрать рубль, два, а иногда, в выходные, и три. Потом мы шли в знаменитый зоомагазин на Арбате и покупали там ужей и крыс. Я жила в коммунальной квартире. И мы прокрадывались на нашу общую кухню и тайно подсовывали в кастрюли соседей только что купленную в зоомагазине живность. 
Никто из жильцов долгое время не мог понять, откуда берутся эти гады… Все выяснилось случайно. Однажды директор зоомагазина позвонил моему дедушке, с которым был знаком: «Почему-то дети все время приходят и покупают у меня ужей и крыс, не понимаю…» А дедушка тут же все понял и в наказание запер меня на полдня в квартире. Я не страдала, поскольку не была трепетной девочкой. Чтобы заплакать – никогда в жизни!

Английский язык

Мой дедушка – мамин папа – был довольно суровым человеком, но я была его единственной и любимой внучкой. Он старался вложить в меня знания, читал мне книжки, писал мне стихи. И заставлял меня учить английский язык. 
Помню, мы шли по улице в сторону американского посольства. У нас была договоренность: если я хочу мороженое, то должна говорить с ним только по- английски. А впереди нас шла девочка с дедушкой и ныла: «Купи мне мороженое». Тут он берет и покупает ей мороженое. Оказывается, можно по-русски поныть – и тебе его купят. Я до сих пор помню свое невероятное удивление.

Братск

Тогда все лучшие московские и ленинградские инженеры и энергетики уехали в Братск, где в этот период строилась Братская ГЭС. Мой второй папа был одним из авторов этого проекта. Мои родители тоже отправились на эту стройку.
 Когда мне исполнилось шесть, бабушка и дедушка посадили меня на поезд в Москве. А через три дня родители встречали меня в Братске. За мной по просьбе бабушки приглядывали соседи по купе. Все пытались меня подкормить, приносили гостинцы, хотя бабушка дала с собой запас еды. Я была общительной девочкой, развлекала пассажиров вагона песнями. 
В общем, эти трое суток в поезде я провела чудесно. Мама работала в Братске начальником управления материально- технического снабжения ГЭС, отец – инженером-энергетиком. Родители с утра до вечера пропадали на работе. Поэтому меня отдали в детский сад. Со мной там происходили разные истории, за одну из них родители меня сурово наказали.

Фидель Кастро

Однажды в Братск приехал Фидель Кастро, лидер кубинских коммунистов. И все, включая наших воспитательниц, побежали на него смотреть – на центральной площади был организован митинг. И когда весь город ринулся на этот митинг, я сказала своей группе: «А что же мы-то?..» Мы оделись, и я всех повела смотреть на Фиделя Кастро. 
Там, на площади, перед зданием Главного управления стройки стояли все взрослые, в том числе и мой папа. И тут мы идем: я и еще 14 детей. Смотрю на папу. Он увидел меня, и у него прямо желваки заходили. Он все понял и даже хотел было меня тут же наказать, но Фидель Кастро не дал меня в обиду. Он взял меня на руки. Была даже фотография, на которой запечатлен этот момент, но позже она сгорела с другим архивом на даче… В наказание родители заперли меня одну в квартире и ушли на работу. 
 какой-то момент мне стало скучно сидеть дома, а потом и страшно. Я вылезла в форточку и стала кричать: «Помогите, я случайно захлопнула дверь!» Прохожие помогли мне вылезти из форточки, после чего я пошла в гости к своей подружке. Мама пришла с работы, открыла дверь и обнаружила, что меня дома нет. Могу себе вообразить, о чем она подумала в тот момент. Как она испугалась. Когда я вернулась домой, меня впервые в жизни выпороли…

Юность

В школе я хорошо училась, любила математику, особенно алгебру. Моя учительница математики мечтала, что я пойду по этой стезе. Но, так как английский знала с детства, поэтому решила, что пойду в Институт иностранных языков, на факультет прикладной лингвистики. Там кроме знания языка нужна была математика. Но в тот год, когда мне надо было поступать, его закрыли. 
Я тогда подумала: «Ладно, все равно пойду в иняз, получу хотя бы гуманитарное образование». Студенческая жизнь в инязе была довольно скудной. И все мои воспоминания о том периоде жизни связаны не с институтом, а скорее, с личной жизнью. 
Я рано вышла замуж. Муж-музыкант на 11 лет старше. У него были взрослые умные друзья. Поэтому студенческая жизнь не была мне особенно интересна. На четвертом курсе родилась дочка… Но у меня сохранились забавные воспоминания от занятий на военной кафедре.

Военная кафедра

Когда мы на первом курсе выходили на улицу маршировать на занятиях по начальной военной подготовке, на нас приезжала посмотреть вся Москва. На то, как мы были одеты. У меня была замшевая юбка, ее длина – как широкий ремень. И платформа. Мы маршировали в таком виде на Остоженке, у старого здания института. Нас учили, как допрашивать пленного. Мы зубрили вооружение армии Соединенных Штатов и советской. 
Еще мы должны были сдавать нормы ГТО по стрельбе. Приходим в тир. Стрельба из положения лежа. Мы в своих коротких юбках. В общем, эффектное зрелище. Стоит наш капитан по фамилии Медведев и говорит: «Девочки, винтовки смазанные, очень легко спускается курок, я вас прошу, не двигайте их». Я по своей любознательности, кое-как улегшись, взяла винтовку и перевернула.
 Случайно нажала на курок… Пуля пролетела в нескольких сантиметрах от виска Медведева. Он побледнел и сказал: «Соловьева, встать». Я встала. «Дайте зачетку». Дала. «Я ставлю вам зачет. И чтобы я вас больше в тире не видел! У меня семья, трое детей…»

Sav Entertainment

В 1978 году, после института, я два года работала в Оргкомитете Олимпиады-80. Когда его закрыли, отдала трудовую книжку на Городские курсы иностранных языков – преподавала английский. А потом работала фрилансером-переводчиком в Министерстве культуры, Минздраве и во Всемирной организации здравоохранения. 
Была переводчиком и тур-менеджером в Госконцерте. В 1986 году поехала вместе с Аллой Пугачевой и ее мужем Евгением Болдиным на двухмесячные гастроли в Индию в рамках советского фестиваля. Тогда-то и возникла идея создать театр Аллы Пугачевой. Мы сначала хотели русских артистов за границу возить, потом только поняли, что из этого никакого бизнеса не получится. Но в 1987 году все же создали SAV Entertainment.

Лучшие проекты

Есть проекты, которыми я горжусь. Например, концерт Пола Маккартни на Красной площади. После него, по-хорошему, мне надо было бы закончить карьеру промоутера. Чело- веку моего поколения, которое выросло на The Beatles, представить себе Пола Маккартни, поющего на Красной площади Back in the USSR, было немыслимо. 
А мне это удалось: 30 тысяч зрителей, среди них президент, министры… Стоят, подпевают Маккартни… Чудесный концерт U-2… «Русские сезоны» с Андрисом Лиепой, в рамках которых мы восстанавливаем дягилевские балеты. Мне очень нравятся документальные фильмы, которые мы снимаем с мужем – это отличается от того, что показывают по телевизору. Я как-то села и посмотрела «Их Италию» от и до с большим удовольствием. Сейчас готовим фильм о Германии.

Работа с мужем

Я разделяю работу и личную жизнь. А Владимир Владимирович – очень дисциплинированный человек. У нас четкое разграничение функций. Я – продюсер, он – автор проекта. Вместе мы делаем документальное кино. В творческий процесс я особенно не вмешиваюсь. У нас команда, которая снимает уже четвертый фильм, поэтому мы понимаем друг друга без слов. 
Работа продюсера заключается в том, что он должен сделать так, чтобы проект осуществился. Мое дело – собрать деньги, набрать команду. Решить стратегические вопросы. СЕМЬЯ Вся наша жизнь с Владимиром Владимировичем – это бесконечные споры. Мы практически никогда не бываем согласны друг с другом. Мы спорим обо всем: какой спортивный клуб лучше или какой правитель умнее. Хотя, по большому счету, глобально я с ним согласна. Но он придерживается более левых взглядов, а я – более правых. Он говорит, что я «акула капитализма, а он левак». Но это не мешает нашей счастливой жизни. …
Прошлым летом мы провели два чудесных месяца вместе. Были в Греции, заехали в Биарриц, потом в Испанию. Побывали в любимом Лондоне, посмотрели Олимпиаду, потом в Кап д’Антиб. Следующий пункт – остров Корсика. Я люблю такой отдых.

Мысли...

Недавно я стала задумываться о смерти. Очень много людей уходит. В прошлом году умер папа. Маме 80 лет… Я бы очень хотела умереть во время перелета в самолете. Или на теннисном корте, как наш товарищ, которому было 70 лет…
ФОТО: TASSPHOTO.RU, ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА НАДЕЖДЫ СОЛОВЬЕВОЙ ТЕКСТ: НАТАЛЬЯ ГРИДНЕВА Опубликовано: Домашний Очаг — Декабрь 2012 Дата: 26 ноября 2012
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Живите настоящим! 5 1 5 1
1
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё