Ноябрь 2017
Новый номер
В продаже
с 18 октября!

Эвелина Хромченко: "Я не завишу от вещей. Я ими повелеваю!"

Эксперт моды о российских женщинах, модном гардеробе и о детстве, которое ее сформировало.

Эвелина интервью

Домашний очаг: Начнем с главного: почему у всех женщин шкаф забит, а надеть нечего?

Эвелина Хромченко: Во-первых, это результат спонтанного шопинга. Женщина влюбляется в вещь на витрине, покупает ее, а потом не знает, как вещь применить в собственном гардеробе. В итоге наряд висит в шкафу ненадеванным, часто даже с ярлычком. Во-вторых, это проблема с гардеробной памятью – часто люди просто не помнят, что у них есть в наличии, пользуясь лишь десятью вещами активного гардероба, оставляя все остальное в недрах шкафа.

В-третьих, это неумение выстроить скелет гардероба, ту самую базу, про которую я не устаю рассказывать на своем самом востребованном мастер-классе «25 модных инвестиций в гардероб». Это вещи, которые служат очень долго, мода на них не проходит со временем, их можно даже в наследство детям оставлять.

Именно про такие вещи англичане говорят: «Мы не так богаты, чтобы покупать дешевую одежду». Я много лет подробно рассказываю о том базовом конструкторе в гардеробе, который поможет создать здоровую основу на каждый день и на праздник, на которую вы легко сможете нанизывать любые детали, нравящиеся лично вам. Моя гардеробная формула необходимого минимума и меня саму никогда не подводит – полный набор палочек-выручалочек у меня всегда наготове. И если я с утра не знаю, чего хочу, то просто составляю произвольную комбинацию из моего базового гардероба-конструктора – согласно расписанию дня. И вуаля!

Эвелина интервью

ДО: Как дочь инженера-экономиста и учителя русского языка становится иконой стиля и звездой телевидения? Предвещало ли что-то в детстве вашу карьеру?

Ребенок, который растет среди любящих взрослых, всегда не по годам развит, а у меня было даже слишком много взрослого внимания. Я, по рассказам родителей, рано и сразу бойко заговорила и никогда не коверкала слова. Просто потому что мне в младенчестве не говорил «лялечка», «бибика» или «ням-ням». Только «девочка», «машина» или «есть». Никто не менял тембр голоса или вокабуляр, общаясь со мной-маленькой – со мной разговаривали как с любым членом семьи, не сюсюкая.

При этом меня готовы были внимательно слушать, если я рассказывала что-то интересное, и смеялись, если я рассказывала что-то смешное. Для ребенка это очень важно.

Как только я научилась читать – это произошло в мои три года – и лет в пять писать, я неизменно четко отражала свои мысли на бумаге, всегда любила рисовать и знала толк в красивых платьях – в семье за этим следили. Ну и пример старших у меня всегда был перед глазами. Я не помню ни одного члена своей семьи, который был бы неинтересно или нестильно одет. У всех был свой особый аллюр. Так что для меня с самых юных лет жизнь демонстрировала лучшие примеры прикладной моды: я училась у старших одеваться с уважением к себе и своим внешним особенностям. С нежного возраста мне четко объяснили, что некрасивых людей нет, есть неухоженые и неверно одетые. И я всегда это замечала. Не абстрактно – мол, этот человек некрасиво выглядит, – а совершенно конкретно: у этой женщины плохо сидит платье, у платья некрасивый вырез и непропорциональные рукава, а цвет вовсе не подходит ей и делает оттенок кожи землистым…

Но самая главная воспитательная удача моей семьи на мой счет – это то, что старшим как-то не впрямую, не в лоб, без лести и ажиотажа, удалось в раннем детстве убедить меня в том, что я самая лучшая на свете. Самая умная, красивая, развитая, талантливая. При такой убежденности взрослых в моих прекрасных качествах я просто не имела права их подвести и всегда старалась выдать максимальный результат, чем бы ни занималась – ненавистной музыкой или любимым рисованием. В этом превознесении меня совершенно не было идолопоклонничества или снобизма: в семье были щедры на комплименты другим детям, и я часто слышала, что, например, Ирочка красивая и очень хорошо учится, что Аська очень талантлива в музыке и что у нее замечательные волосы, дай Бог каждому, – для каждой моей подружки у взрослых вокруг меня находились превосходные степени.

Меня учили быть на высоте не на фоне слабаков, а в компании сильных. Когда я отправлялась в первый класс, у семьи не было ни тени сомнения в том, кто будет самой лучшей ученицей, и, что самое интересное, именно так и произошло. Даже типичная для моих ровесниц ненависть к школьной форме у меня отсутствовала, поскольку мое школьное платье, сшитое тетей из роскошной шерсти, было очень красивым, и носила я его с удовольствием. Покупные фартучки подгонялись под меня. Кружевные воротнички и манжеты перешивались каждый день, часто я сама отпарывала и пришивала их под руководством бабушки. С первой учительницей мне тоже очень повезло – Нина Викторовна была юной красавицей, да еще и прекрасно одевалась: брюнетка с прекрасными волосами и темными миндалевидными глазами, она любила юбки в складку и джемпера с шелковыми платками, у нее был потрясающе красивый, ладно сидящий плащ, пальто в клетку и меховая шапочка. Весь класс ее обожал, и она была очень добра к детям, поэтому и успеваемость у нее в классе была очень хорошая. До сих пор уверена в том, что учителя должны одеваться красиво – особенно в младшей школе.

Эвелина интервью

ДО: К какому миру принадлежала ваша семья? Что интересного и счастливого было в детстве?

Обычная небогатая семья советских интеллигентов – папа инженер-экономист, мама – преподаватель русского и литературы, обе тети инженеры-авиационники, одна бабушка – учитель немецкого, другая – медработник-функционер, а после войны домохозяйка, дедушка возглавлял подразделение крупного завода. А счастливым было все: мне очень повезло – меня все любили и много занимались мной. У меня была своя комната, в которой мне разрешалось делать все, что угодно, даже рисовать на стенах. На балконе, на кирпичиках, до сих пор сохранились рисунки, которые я делала лет в 7 мелками, а моя тетя и теперь хранит все мои альбомы для рисования и тетради с первого по третий класс.

ДО: Как вы одевались в школе? Что помните из детского своего гардероба?

Мне не на что жаловаться: меня одевали скромно, но со вкусом и качественно. Я всегда знала, что мне достанется лучшее из возможного. И никогда не выпрашивала наряды. Даже когда в средней школе мне пришлось прийти в новый класс и столкнуться с необычным педагогическим составом и крайне странной оценочной системой координат.

Большинство учителей моей новой школы извивались перед «блатными» родителями, часто выезжавшими за рубеж (у нас учились многие дети сотрудников иностранных посольств) или обладавшими громкой работой типа телеведущего. Неравенство сказывалось не только в хорошем отношении учителей к любимчикам и недобром ко всем остальным, но и в некорректной оценке знаний. К «обычным» детям учителя были строже, оценки ставились пристрастно, к доске вызывали чаще, ожидали больше. Точно так же оценивался и внешний вид детей.

До сих пор помню нашу математичку Валентропу, которая отвела меня в туалет и заставила при ней умыться ужасно холодной водой, потому что считала, что у меня ресницы накрашены – слишком длинными и темными они ей показались. Убедившись в том, что была неправа, она даже не извинилась – это меня очень удивило, я не была к такому приучена в семье, у нас взрослый легко извинялся перед младшим, если была такая необходимость. Детей у которых были «фирменные» тряпочки, учителя хвалили, превозносили и даже смотрели на них по-другому – с неким раболепным восхищением. Но даже в такой ситуации мне не приходило в голову нажать на родных и потребовать дорогие джинсы. Я точно знала – при ближайшей возможности мне купят все, что нужно, а если не покупают, значит, не стоит ставить взрослых в неловкое положение просьбами, которые им трудно выполнить. Поэтому тертых голубых джинсов у меня долго не было, зато неизменно были красивые платья и пальто – моя тетя и сегодня отлично шьет.

Эвелина интервью

ДО: Чем вы интересовались в школе, о чем мечтали?

Я постоянно читала – все, что под руку попадется. Обожала ходить в библиотеку рядом с домом. Я, уставившаяся в толстую книгу, – самая распространенная картинка моего детства. «Маленькая» бабушка ворчит: «Опять читаешь «гросс бух»? Иди учить уроки сейчас же». Почему-то Конан Дойла, Дюма, Теккерея и Диккенса я предпочитала Жюлю Верну и Фенимору Куперу. А Серебряный век – русской классике. Хотя прилежно прочитала и то и другое вдоль и поперек.

С удовольствием ходила по музеям и без удовольствия по театрам – до сих пор с ненавистью вспоминаю свои ранние детские страдания на балете «Кошкин дом». Но еще больше я ненавидела свою музыкальную школу и противную учительницу Эльвиру Владимировну, которая надолго отбила мне желание не только играть, но и слушать классическую музыку. Как только к детям допускают таких злобных и жестоких людей? Зато я обожала рисовать и очень любила свою художественную школу, которую мне не дал окончить врач-офтальмолог, напугав маму до смерти, что я резко потеряю зрение, если не ограничить нагрузку на глаза.

ДО: Что носили в юности? Были ли у вас возможности одеваться модно?

«Человек вне моды не существует, он может быть либо современным, либо старомодным, либо авангардным», – метко сказал Слава Зайцев. Когда ты подросток, ты хочешь быть авангардным. У мамы была подружка Людмила, которая отлично вязала, более того, у нее была вязальная машина, и ее изделия напоминали готовую одежду, с чем тогда в стране была напряженка. Трикотажная группа, которую она для нас с мамой создала, частично сохранилась до сегодняшнего дня – это безупречные джемпера и водолазки. Швейку я «заказывала» своей тете – сшитые ею брюки-бананы, юбки-брюки, пальто с рукавом-реглан и шифоновые сарафаны и сегодня прекрасно выглядят.

Разумеется, «заграничные» наряды тоже периодически доходили до меня, но чем ждать у этого моря погоды, я предпочитала действовать: свитер-оверсайз, твидовая макси-юбка, которую мама купила для себя, но отдала мне, тяжелые ботинки, майка, присланная американской подругой – и вуаля, я полностью соответствовала стилю «гранж» даже без нарядов от Марка Джейкобса для Perry Ellis. Я рано, еще в старших классах школы, начала самостоятельно зарабатывать, внештатно работая на радио корреспондентом и автором программ. И разумеется, могла себе позволить экстравагантные покупки. Летом 2016-го в разгар моды на 1990-е выудила из архива укороченную джинсовую курточку, которую носила в 10 классе и на первом курсе университета.

ДО: Когда, на ваш взгляд, в России появилась интересная модная жизнь? И как это было?

Интересная модная жизнь в России была всегда, и отдельные звезды на ее небосклоне появлялись даже в эпоху застоя. Но новый буйный виток развития она получила именно в 1990-х. Я очень рада, что в результате многолетней деятельности – и моей, и моих коллег – я могу выходить из дома, тотально одетой в вещи, созданные российскими дизайнерами. Это действительно необычное ощущение, особенно если принять во внимание тот факт, что 20 лет назад о таком и помыслить было нельзя. «Сделано в России» 20 лет назад – было, скорее, клиническим диагнозом, нежели признаком хорошего выбора.

А теперь – огромный вариатив интересных предложений от российских дизайнеров, и все профи моды работают над тем, чтобы красивых и ярких товаров в категории Made in Russia стало значительно больше.

Эвелина интервью

ДО: Как получилось, что вы возглавили L’Officiel?

Я пришла в международный модный глянец как антикризисный менеджер, модный пиарщик и известный в стране журналист с fashion-специализацией. Начав еще школьницей с радиомикрофона, уже на журфаке я поработала на радио и ТВ, в информационном агентстве, газетах и журналах... К креслу главреда я подошла рано, в 25 лет, но за моими плечами были серии авторских проектов на радио, собственный журнал для девочек-подростков и успешное пиар-агентство. За 12 лет я сделала свою работу в журнале, и она мне многое дала. Так что свой личный медиа-проект я строю на основательной платформе.

ДО: Нашим читательницам работа главного редактора знакома в основном по фильму «Дьявол носит Прада». Скажите, что в нем правда, а что полная выдумка?

Исходя из моего личного опыта, близко к реальности продемонстрировано лишь восприятие этой позиции людьми извне – несколько нездоровое, пропитанное экзальтацией, ажиотажем и байками, которые придумывают завистливые ассистентки без перспективы роста.

Все остальное – просто интересное кино в типичном жанре производственной драмы, которое хочет видеть публика. Работу журнального главреда как таковую в фильме так и не показали.

Я обратилась в «ХХ век Фокс» с предложением озвучить главную героиню в русском прокате еще до того, как кино было снято, чтобы будучи причастной к проекту, рассказывать, как на самом деле устроен мир журналистики моды, насколько высоко профессиональные люди там работают, и как много и результативно они вкалывают. А вот Мерил Стрип это сразу поняла – по ее игре было ясно, что, демонстрируя лишь верхушку айсберга своей ролью, она подразумевает за кулисами этих бытовых зарисовок целый огромный мир профессии – это все зрители смогли почувствовать.

ДО: Правда ли, что главреду нужно иметь такой железобетонный характер, чтобы держать все под контролем?

Мне кажется, это собирательный вопрос ко всем женщинам и мужчинам, которые работают руководителями в любых областях… Но я понимаю, что именно Вы хотели спросить. Со мной легко тем, кто отлично делает свою работу и тем, кто талантлив – иначе вряд ли под моим началом люди бы работали по 10-20 лет. Но со мной очень непросто лентяям и бездарям, если они ненароком появляются в моей орбите... Бездарям ведь крайне неприятно убедиться в том, что они бездарны. Поэтому все, что обо мне говорят, – правда. И про меня, и про тех, кто говорит.

Эвелина интервью

ДО: Где в мире женщины одеваются лучше всего? С большим вкусом? Или сейчас везде примерно «средняя температура по больнице»?

Национальные особенности восприятия никто не отменял – ни в моде, ни, скажем, в кулинарии. Покупки клиентов с Ближнего Востока будут отличаться от обновок клиентов из Китая, а русские модницы не будут выбирать те же обновки, что и британские. И это совершенно нормально. Да что уж там говорить, между Миланом и Парижем тоже большая разница. Юная жительница Милана будет носить черную косуху с голубыми рваными джинсовыми шортами и высокими сапогами, а юная парижанка – с черными джинсами-скинни и балетками.

ДО: Что сейчас из себя представляют российские женщины, куда мы движемся, как вам кажется?

Я думаю, что наши женщины очень красивы, очень быстро и легко обучаемы, мгновенно мимикрируют под любую визуальную среду, очень трудолюбивы и сильны, но во всех с детства заложены многочисленные комплексы вины, которые не слишком помогают преуспеть в жизни и в гардеробе. Я также думаю, что склонность к прямолинейности и максимализму, которая проявляется и в размышлениях типа «бьет – значит любит», и в любви к праздничному облику с утра, может быть как слабой стороной, так и сильной. Как только женщина получает свежую информацию и новые правила, она немедленно берет ситуацию в свои руки.

Все россиянки по природе своей отличницы и матери Терезы. Главное, направить эту энергию в созидательное для самой женщины русло, ведь основное чувство вины наша соотечественница чаще всего испытывает, когда решается что-то сделать для себя лично: потратить на новое платье или прическу часть семейного бюджета, съесть последний кусочек чего-то вкусного, устроить себе роскошь занятий спортом или танцами, купить не в дом, а себе лично…

Я с детства знаю, что совершенный внешний облик усиливает твою силу. Что для достижения наилучшего результата для себя и семьи ты должна быть красивой, здоровой, сильной, уверенной в себе. И всеми возможными способами внушаю женщинам, с которыми с детства говорю на одном языке, что вкладывать в себя – не грех, а обязанность. И в большинстве случаев меня слышат и понимают абсолютно правильно.

ДО: Чем вам нравится работа в программе «Модный приговор»?

Константин Эрнст задумал очень смелый проект. Нельзя было представить себе, что эту передачу можно выпускать ежедневно. Это был вызов. А я люблю участвовать в глобальных проектах, реализация которых на первый взгляд невозможна. Кроме того, я видела в «Модном приговоре» свою великую миссию. Когда-то благодаря своей авторской телепередаче Джулия Чайлд научила Америку готовить здоровую еду.

Моей же задачей всегда было научить Россию прекрасно выглядеть, ведь именно для этого и нужна модная одежда и аксессуары. И где бы я ни работала, я всегда старательно воплощала эту сверхидею в жизнь, опираясь на вверенные мне инструменты. В «Модном приговоре», объясняя недостатки или достоинства того или иного комплекта на конкретных примерах, я изо дня в день повторяю со зрителями «таблицу умножения» моды. Благодаря нашим совместным усилиям – ведущих, стилистов, редакторов, режиссеров, монтажеров, операторов, осветителей, команды звука, администраторов, артистов массовых сцен, водителей и других служб (нас около 500 человек на программе работает) – удается преобразить не только героев программы, но и наших зрителей во всем русскоязычном мире – а это 35 миллионов уникальных зрителей ежедневно только в России. А ведь нас смотрят еще и на территории экс-СССР и в русскоязычных диаспорах во всем мире: в Америке, Израиле, Австралии, Канаде, Франции, Германии, Италии, Швейцарии, Бразилии и других странах. Смотрят с огромным доверием и приязнью. И используют советы «Модного приговора» в собственном гардеробе. Так что работа в «Модном приговоре» помимо возможности общения с потрясающе профессиональными людьми на съемках нравится мне своим глобализмом и реальной возможностью менять мир к лучшему.

ДО: Считаете ли вы, что с российскими женщинами действительно надо разговаривать в таком «встряхивающем» тоне, чтобы привести в чувство? Как правильно выстроить диалог, чтобы они не испугались, не зажались, а напротив, расстались с комплексами, научились чему-то полезному?

Меня ангажировали именно для того, чтобы я транслировала компетентную оценку облика героя – до, во время и после трансформации его гардероба – с точки зрения эксперта моды. Моя задача в том, чтобы четко объяснить, как верно воспринимать тот или иной образ, что в нем хорошо, а что плохо. Моя оценка не касается самого человека, его особенностей фигуры, внешности или возраста, она касается только платья. Моя концепция заключается в том, что с женщиной всегда все в порядке, просто платье у нее иногда подобрано неверно, и эту мою подачу прекрасно чувствуют и героини, и зрительницы. Я заметила, что большинство женщин испытывает комплекс вины по отношению к своему отражению в зеркале, мол толстая (или тощая), старая (или, наоборот, зеленая еще) – мол, что такое отражение может украсить, тьфу – пойду надену джинсы и майку, куда уж со свиным то рылом да во калашный ряд… Я же, один из немногих в их жизни людей, который их от комплекса вины освобождает.

Я внушаю им, что они хороши, а плохое платье всегда легко поменять на хорошее. Что не существует фигуры, веса, возраста, которые бы нельзя было красиво упаковать. Мои соведущие, каждый по своему, также стремятся к достижению этой задачи. Но тем не менее напомню, что программа называется «Модный приговор», а не «Модный комплимент», как часто повторяет мой соведущий Александр Васильев.

ДО: Название «Модный приговор» отсылает к ситуации суда, но можно ли винить российских женщин в том, что у них не было возможности вырабатывать вкус? Ведь у нас за плечами – советские магазины с пустыми полками...

Как правило, семья, коллеги, друзья обвиняют героинь «Модного приговора» не в том, что у них нет вкуса, а в том, что они не хотят признавать собственную красоту, или ленивы, или видят себя исключительно в рабочей одежде и страшатся нарядной, или испытывают ни на чем не основанные комплексы в отношении собственной внешности.

Ну например, 38-летняя женщина, которой мама вбила в голову в детстве, что она некрасива, потому что тоща, постоянно носит макси, надевает по три пары колготок, а муж, который и женился на ней из-за любви к ее балетному изяществу, хочет этот стереотип сломать, хочет нарядить свою красавицу-жену в облегающее платье, открывающее ее стройные ноги и точеные руки. При этом, заметьте, он не обвиняет ее в плохом вкусе. Или женщина, которая при прекрасных внешних данных в 40 лет так отчаянно молодится, что заплетает два хвостика с розовыми бантиками и носит коротенькие платья беби-доллы и маечки с розовыми мышками – разумеется, у ее обвинителя, 16-летнего сына, болит сердце от того, что его красавицу-маму воспринимают как даму с большими причудами. Он признает, что маме прекрасно удается выстроить образ подростка, даже со вкусом, будь на месте его мамы 15-летняя девочка.

Или милая дама 32 лет, которая старательно декорирует себя в духе квартала красных фонарей, никак не может выйти замуж, и обвиняющая ее подруга справедливо замечает, что с женщинами, которые себя подобным образом подают, обычно весело проводят время, а семью заводят с «приличными»…

Но все три дамы в своих собственных образах вовсе не демонстрируют отсутствие вкуса, они по своему привлекательны и убедительны в своих гардеробах, просто не видят, что их стереотипы в отношении себя, а соответственно, и гардеробы, создают для них море жизненных сложностей. А окружающим это как раз заметно.

Эвелина интервью

ДО: Как вы думаете, у ваших героинь что-то глобально в подходе к гардеробу изменится после программы?

Я помню женщину, которая поправилась после родов и никак не могла похудеть. Из-за этого муж, любитель худышек, бросил ее. Она впала в депрессию и дошла до того, что 8-летний сын просил ее не приходить в школу, потому что не хотел, чтобы учителя и одноклассники его маму принимали за бомжа. Переодевшись и приобретя новый макияж и прическу, женщина так понравилась себе в зеркале, что внезапно начала худеть – я давно заметила, что от счастья многие худеют. И когда наша бывшая героиня пришла в суд разводиться со своим коварным мужем, она была субтильной – досвадебного размера. Изумленный муж разводиться уже не хотел, но она все же оформила развод. И начала совершенно новую, красивую и счастливую жизнь с мужчиной, для которого была важна она, а не размер ее одежды.

Помню женщину, которая была влюблена в своего начальника-иностранца, а он попросту не замечал ее существования, настолько блеклой она была. И никакие ее ночные бдения, переработки и достижения профессионального свойства отмечены не были по той же причине.

Когда ее переодели, эту женщину не только повысили, но и позвали замуж. Представьте себе, в нее, без каких-то ухищрений с ее стороны, влюбился тот самый начальник. Они поженились и уехали к нему на родину в Европу.

А вот история, которая случилась в моем собственном подъезде. Я несла кучу пакетов, и мне помогла открыть парадную дверь стильная женщина с малышом в слинге. «Вы не узнаете меня? – спросила она. Я была вашей героиней четыре года назад». «А как называлась программа?» – спрашиваю. «Дело о слинге». Я говорю: «Но позвольте, как же? Ведь вашему малышу меньше года…» Тут открывается дверь ее квартиры, и беленькая девочка лет пяти удивленно говорит: «Мама, а что тут делает Эвелина Хромченко?» Моя новая соседка улыбнулась: «Вот кто в слинге тогда сидел…» И таких историй у наших редакторов сотни.

ДО: Говорят, что искусство стиля доступно очень малому проценту людей. Что научить стилю невозможно, он либо есть, либо нет. Ведь по сути надо обладать художественным взглядом, чтобы видеть — стильно это или нет... Как вы считаете?

Это харизма либо есть либо нет. А стиль есть всегда, ведь это проявление внутреннего мира. Ведь «сера мышь» – это тоже своеобразный стиль. Наш внутренний мир очень многогранен. Стиль человека может быть хорош или плох по отношению к эстетическим критериям данного момента и по отношению к его собственным целям, но в том или ином проявлении он есть всегда. Внешне проявляется, как правило, то, что мы в собственной личности эксплуатируем в данный момент.

Именно поэтому я с пугающей точностью могу выяснить о человеке по его костюму больше, чем сама хотела бы о нем знать. Детали облика невольно выдают массу секретов. Но каждый человек – это драгоценность, у которой есть много граней, это дом, в котором есть много комнат… И если открыть нужные двери, если показать нужные грани, то человек начнет выглядеть по-другому – без внутреннего конфликта. И стилисты «Модного приговора» помогают ему получить новое отражение в зеркале именно для этого.

ДО: Как одеваться стильно, если получаешь сорок тысяч рублей? Можно ли дать какие-то универсальные советы? Что должно быть в гардеробе, чтобы женщине хватало на пять-шесть типических ситуаций?

Если сейчас изучить ваш шкаф, выяснится, что в нем есть большая часть вещей из моей формулы «25 модных инвестиций в гардероб». Возможно, что-то требует замены, что-то нужно докупить, но тем не менее... Базовый гардероб не покупается единовременно. Это делается постепенно.

Залог экономичного гардероба – отсутствие спонтанных покупок. Сами подумайте, зачем вам дорогущее пальто модного розового цвета, если у вас нет хорошего универсального пальто цвета camel? Если ну невозможно как хочется чего-нибудь актуально-блестящего, пройдите мимо одноразового вечернего платья в пайетках и купите маленькую сумочку в блестках – и волки сыты, и овцы целы. Другой пример: рассматривая мой портрет в Инстаграме, подписчица спрашивает о бренде моей тельняшки, мол, наверное, это Saint Laurent? Да Бог с Вами, отвечаю, для тельняшек есть Cos и Petit Bateau, я не хочу доплачивать лишний ноль за имя, а вот смокинг или тренч от Saint Laurent я примерю. В этом доме знают в смокингах и тренчах толк. Да, тренч будет дорогой, но он будет неубиваем многие годы и в конечном итоге сторицей отработает мои вложения в него.

ДО: Вы не будете отрицать, что большие финансовые возможности дают больше возможностей для хорошего стиля? Или есть и здесь свои подводные камни? Случается ли вам видеть очень обеспеченных и при этом безвкусно одетых женщин?

Я видела и небогатых женщин, одетых со вкусом, и пугающих своим выбором богачек. Мода – для всех. Если белый цвет в тренде, то и на виа Монтенаполеоне в Милане, и в недорогих киосках в Москве вещи белого цвета будут доминировать. Но будут по-разному стоить, естественно. И дорогой бутик, и бюджетный универмаг делают одинаковые предложения в области цвета и линии сезона. Так что мода едина для разных кошельков. А вот уровень качества, разумеется, часто зависит от стоимости вещи. Так что в бюджетных марках следует особенно внимательно смотреть на состав ткани и качество отшива перед покупкой обновки.

Приводя на своих мастер-классах эталонные примеры, я всегда упоминаю и о значительно более демократичных альтернативах. И я уверена в том, что даже в простых, но правильно выбранных джинсах и белой футболке часто можно выглядеть лучше, чем в стразах и перьях, приобретенных по принципу «А за углом дороже!»

ДО: Как вы покупаете вещи? Есть ли у вас зависимость от красивых вещей? Можете ли купить «лишнего» в порыве?

Я ни секунды не шопоголик. Я твердо знаю, что именно куплю в наступающем сезоне, а какие тренды уже отражены в моем гардеробе – нужно только зайти в гардеробную и достать из моей базовой коллекции нужное. Мои мастер-классы о 25 выгодных инвестициях в гардероб популярны не просто так – я знаю, о чем говорю. Все те рецепты, которые я даю моим слушателям, я испробовала на себе.

Я не завишу от вещей, я ими повелеваю. И тем не менее, у меня есть, разумеется, личные предпочтения, которые созвучны моему типу личности, но каждый раз глядя на подиум, я отмечаю наряды, которые приглянулись мне лично. Я же женщина.

ДО: Куда из вашего гардероба уходят вещи, которые перестали вам нравиться?

Не перестали нравиться – просто надоели. Раньше раздавала такие вещи, теперь вешаю в кладовку, которую сняла специально для этой цели в системе сториджей – эта новая услуга, появившаяся в Москве, очень для меня полезна. Чуть что понадобилось, я прыг туда – и все нашлось.

ДО: И есть ли у вас такие вещи, которые с вами долго?

Конечно. База. Черные брюки. Жакеты. Смокинги, тренчи, джемпера и кардиганы, пальто.

ДО: Бывают ли у вас моменты разочарования, когда вы смотрите на свои старые фотографии и думаете, что вот это носили зря?

Вот совершенно нет. Смотрю на фото на себя 15-летнюю, в розовых «бананах» и беленькой индийской батистовой блузке с крошечным рюшем на небольшой стойке и думаю: эх, мне бы сейчас эти бананы и эту блузочку. Раздражают только мои школьные блузки – мама любила покупать мне очень женственные вещи, типа актуальных сейчас блузок с крупными рюшками и оборками на рукавах или с маленькими бантиками у горла – образ эдакой институтки. А меня уже тогда привлекали простые мужские рубашки и стиль а-ля гарсон. Но это мои личные предпочтения, а на подростковых фото все смотрится просто изумительно. Ведь в это время фотографы все показывали как есть, а брак просто выкидывали. Другое дело сейчас: многие горе-фотографы свой брак с любовью выкладывают в интернет на радость троллям.

ДО: Что вас интересует в жизни помимо ваших профессиональных проектов? Что вдохновляет? Как вы отдыхаете?

Для меня отдых – это смена этапов работы и декораций, в которых она делается. Но пообщаться с родными и друзьями, прокатиться на велосипеде или на доске под парусом, сходить в музей, в театр или на антикварный аукцион, прочесть книгу я считаю не менее важным, чем написать статью, прочесть лекцию или снять телепередачу. Мне нравится концепт деления своего времени на четыре равнозначные части: работа, семья, социум и ты сам. Но это совершенно не означает, что когда я лежу на пляже, я не могу ответить на вопросы интервью, или написать статью для собственного сайта, или изучить свежие модные блоги. Просто моя работа мне всегда в радость, мне не нужно от нее отдыхать.

Эвелина интервью

О чем мечтаете сейчас?

Мечты, которые можно претворить в жизнь, это уже не мечты, а планы, не так ли? А о планах ведь обычно не рассказывают, только о результатах. А вот мечта, которую претворить в жизнь пока нельзя и которая, по-видимому, так и останется мечтой, снялась со мной для этого номера «Домашнего очага» – это крошечный джек-рассел-терьер Харли. Нежные лапки и теплое пузико. Крайне спокойный и доброжелательный младенчик. Самая сладкая собака в мире. И у меня на нее аллергия.

Билеты на мастер-классы «Школы моды Эвелины Хромченко» можно приобрести на сайте www.evelinakhromtchenko.com



Дата: 22 декабря 2016
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Эвелина Хромченко: "Я не завишу от вещей. Я ими повелеваю!" 4.2 1 5 13
13
Новости партнеров
Комментарии 1
Парижанка
Парижанка 03 01 2017 16:38:51

Эвелина, мне нравится! И я иногда, крайне редко смотрю " Модный приговор". Не могу сказать, что вкус Эвелины пересекается с моим вкусом, но я для себя многое подчеркнула для себя. Так как у Эвелины тоже небольшой рост, и иногда как раз такие ее образы помогают найти " золотую середину". Очень интересно было почитать интервью с Эвелиной, надеюсь что в этом году, нас тоже порадуют статьями.

Cобытия и новинки
Показать ещё
×
Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!