Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Анастасия Заворотнюк: С ним я хочу жить всегда

Анастасия Заворотнюк и Петр Чернышев – одна из самых красивых пар отечественного бомонда.
Казалось бы, они совсем не подходят друг другу. Он – сова, она – жаворонок. У нее эмоции бьют через край, он – само спокойствие. Фигурист и актриса разные, как лед и пламень. И все-таки они вместе. Вместе Анастасия Заворотнюк и Петр Чернышев – одна из самых красивых пар отечественного бомонда.

ДО: Два года вы женаты. Уже можно делать какие-то выводы?
Петр Чернышев: Я думаю, все выводы были сделаны до того, как мы приняли решение пожениться. И, судя по всему, эти выводы оказались правильными.
Настя заворотнюк: Вы знаете, а для меня это не было решением. Вот именно решением двух взрослых людей, которые все понимают про себя, про жизнь. Абсолютно не так. Для меня была секунда, когда мы с Петей встретились глазами. И все! Не знаю, что случилось, но почему-то в ту секунду я поняла, что с этим человеком я хочу жить. Всю свою жизнь.
ПЕТР: Наверное, это и есть тот самый главный вывод, который нужно было сделать. И у меня он оказался точно таким же.
НАСТЯ: При этом я не знала тогда, что мы такие разные. А мы действительно очень разные, у нас разная температура закипания. Петя – выдержанный, очень спокойный человек, семь раз отмеряющий и все осмысливающий. Я принимаю решения с ходу. Периодически Петя тратит несколько суток на то, чтобы постепенно меня охладить, остановить. Чтобы еще раз все проанализировать, взвесить. И очень часто, переосмыслив ситуацию, я принимаю абсолютно обратные решения.

ДО: Петр, неужели у вас нет одного заветного слова, которое тут же гасит весь пыл Насти?
ПЕТР: Такого слова нет, но оно в принципе и не нужно. Я не думаю, что в нашем случае логика – это то, на что нужно опираться в сложную минуту. Раньше мне порой хотелось в чем-то переубедить Настю, доказать, что ее первоначальное решение неправильное и логичнее было бы сделать так-то и так-то. Но со временем я понял, что это совершенно не то оружие, которым нужно пользоваться в такой момент.
НАСТЯ: А оружие, которым можно и нужно пользоваться, – это мужское обаяние и хорошее чувство юмора. Я вообще очень ценю мозги. Знаете, есть расхожее мнение, что спортсмены в этом плане как-то не очень, мол, все в ноги ушло. Но все-таки есть представители, которые, в общем, не все еще потеряли на морозе…

ДО: С одним таким мужчиной вы явно знакомы. А вам, Настя, удавалось когда-нибудь вывести Петю из себя?
НАСТЯ: Вот так, чтобы поругаться, чтобы дело дошло до крика, – нет, даже не представляю себе, как это с Петей может быть. То есть я его пару раз, наверное, выводила из себя, но ни я не кричу при этом, ни Петя, что вообще представить себе невозможно…
ПЕТР: Я срывался где-то внутри…
НАСТЯ: Если вдруг у Пети кончаются слова, если аргументация становится беспомощной, значит, он вне себя и просто не понимает, что со мной делать. Когда это до меня доходит, я думаю: «Так, по-моему, выбила его из колеи суток на трое, надо срочно что-то делать, реанимацию какую-то уже вызывать».
ПЕТР: Да, и это происходит как раз в тот момент, когда зачем-то я начинаю включать логику. Тем самым, наверное, вообще загоняя ситуацию в тупик.

Была секунда, когда мы встретились глазами. И все!

ДО: Действительно, вы очень разные. И так во всем?
ПЕТР: Начиная с того, что Настя – жаворонок, я – сова. Настя – Овен, я – Водолей, что тоже о многом говорит…
НАСТЯ:Петя – спортсмен, я – актриса.

ДО: Петя – мужчина, вы – женщина. Ему больше приходится подстраиваться под вас?
НАСТЯ: Наверное. Петя долгое время жил в Америке, и кому-то из нас нужно было пожертвовать своей страной. Петя взял это на себя, и я понимаю, насколько непросто ему далось это решение. Все-таки Нью-Йорк, работа, налаженный быт, друзья…

ДО: Петр, а вы ради Насти пожертвовали Америкой?
НАСТЯ: А ради кого же еще?

ДО: Но, может быть, Петр и так собирался возвращаться в Россию?
ПЕТР: Нет, этот вариант даже не рассматривался. Просто так жизнь повернулась, что пришлось выбирать, где твой дом. Дом оказался там, где семья, а семья…
НАСТЯ: Это я!

ДО: Если вы такие разные, наверное, во многом дополняете друг друга?
ПЕТР: Не думаю. Если два человека дополняют друг друга, они составляют единицу. А мы все-таки две полноценные и отдельные единицы.
НАСТЯ: Да, наверное, так. Мы уважительно относимся друг к другу, к профессиям друг друга, к желаниям. И если бы меня спросили, что является залогом счастливой семейной жизни, то я бы сказала, что именно уважение и такой, знаете, не короткий поводок – не надо на человека давить.
ПЕТР: Из-за того, что такие разные, мы можем вместе существовать в диаметрально противоположных средах обитания. В актерской и спортивной. В компаниях, где сумасшедшее весело, и в тех, где, условно говоря, играют в шахматы.

Анастасия Заворотнюк и Петр Чернышев
познакомились во время съемок
ледового телешоу.
ДО: В этом году вы вместе снялись для рекламной кампании Head&Shoulders. По поводу этого проекта у вас не было разногласий?
ПЕТР: Это был уже не первый опыт нашей совместной работы. Работая с Настей, я очень многому учусь, и на съемках Настя, будучи профессиональной актрисой, подсказывала мне и объясняла, как лучше отыграть тот или иной момент. Мне было очень комфортно с Настей, кроме того, я испытывал чувство гордости за то, что работаю с профессиональными людьми. И вообще, когда я с Настей в одном кадре, я четко понимаю, что она в этом случае – Head, а я – shoulders.
НАСТЯ: А я была просто очень рада самой возможности нашей совместной работы, для нас это была приятная возможность побыть вместе – ведь из-за плотных рабочих графиков мы не избалованы большим количеством времени рядом друг с другом. Кроме того, когда надо играть сцены в паре, например, провести рукой по волосам партнера, смотреть на него особенно, всегда ценна искренность отношений между партнерами. И здесь лучшего партнера, чем Петя, я себе и представить не могла. Ведь такие моменты, а тем более любовь, всегда сложно отыграть на 100% искренне. К тому же мы работали с профессионалами своего дела, а я это очень ценю. Организация съемок, профессионализм съемочной команды становятся очень важными в момент, когда ты выходишь на площадку. И это был высший пилотаж.

ДО: Мы поняли, что вместе вы –сила. А ваш совместный бизнес удался?
ПЕТР: Если мы говорим про ледовый проект, то наши надежды в нем были связаны не столько с финансовой выгодой, сколько с попыткой найти применение нашим обоюдным интересам: моим – как человека из профессиональной фигурной среды, и Насти – как ведущей развлекательных шоу. Да еще в том месте, которое любим, где, собственно, мы обвенчались. То есть в данном случае больше хотели не взять, а наоборот, отдать – сделать шоу, чтобы у людей была радость. Конечно, мы понимали, что какую-то коммерческую подоплеку нужно ввести, чтобы хоть каким-то образом окупить затраты. Но, тем не менее, именно эмоциональная часть была лейтмотивом ледового проекта. Это праздник, и праздник необычный – праздник для людей.

ДО: Что за волшебный лед на телешоу, где образуется столько пар?
ПЕТР: Я бы сказал, что это ошибочное мнение. Конечно, ледовое телешоу – яркий проект, и он у всех на виду. Но если вы возьмете, к примеру, телесериалы, то там, мне кажется, пар больше образуется…
НАСТЯ: Или тот же спорт, фигурное катание. Там точно так же люди знакомятся, встречаются, влюбляются и женятся. Впрочем, как и на любой работе. Я вообще считаю, что количество свадеб и разводов – в какую бы сферу вы ни заглянули – везде примерно равное. Думаю, в непубличных профессиях их даже побольше будет, потому что в нашей среде все-таки люди опасаются огласки.
ПЕТР: Пары образуются везде, где пересекаются интересы, где люди находят общие точки соприкосновения.
НАСТЯ: А тем более в ледовом шоу все – яркие личности, это же проект звезд. И, конечно же, люди увлекаются друг другом. Нас, актеров, восхищает мастерство спортсменов, их – наше мастерство. Все – состоявшиеся, уверенные в себе люди. А это тоже, знаете ли, привлекает.

Я все решаю с ходу, Петя любит семь раз отмерить

ДО: В семейной и супружеской жизни вы люди опытные. Каких ошибок больше не допустите?
НАСТЯ: Вы знаете, невозможно быть уверенным в том, что избежишь каких-то ошибок. Но я могу сказать, что ничего нельзя замалчивать. Кажется: вот тут промолчу, потерплю, потом его переделаю. Но это неправильно – все нужно обсуждать сразу, озвучивать то, что тебя не устраивает, что тебе не по душе. Многие женщины думают: ну, пускай он догадается, пускай сам все поймет. Никто ничего не поймет, если вы не скажете. А когда поймет, может быть уже поздно.
ПЕТР: Мне кажется, что полагаться на собственный опыт в данном случае нельзя. Отношения человеческие как река, а в одну и ту же реку дважды не войдешь. И отношения нельзя выстраивать по какой-то аналогии.

За три года Настя только один раз
поехала в отпуск без мужа. Не понравилось!
ДО: Работать мужу и жене лучше вместе или порознь?
НАСТЯ: Да все равно. Какая разница?.. Я не могу сказать, что у меня был прекраснейший позитивный опыт в этом смысле, из которого можно было бы сделать правильный вывод. С Петей вместе мы уже три года, два из них в официальном браке. Давайте лет через десять поговорим об этом. Тем более я не могу сказать, что мы вместе работаем. Вместе мы только снимаемся в шоу. Дальше – у меня есть свое кино, свои партнеры по съемочной площадке. У Пети – свои партнерши, с кем он выступает на льду.

ДО: А отдыхать? Уже отдыхали порознь, будучи мужем и женой?
НАСТЯ: Я улетала на несколько дней на Мальдивы, был такой короткий опыт. Петя был занят в шоу, а у меня выдалась свободная неделька, и мне в тот момент нужно было куда-то уехать, как-то отдохнуть. Мне казалось: ничего страшного, что полечу одна, – дети в школе. В итоге все кончилось ужасно, потому что на четвертые сутки я поняла, что не могу там быть одна. И дальше – благо Петя научил меня пользоваться скайпом – я просто не вылезала из компьютера, постоянно ему жаловалась: «Петя, зачем я сюда поехала, мне тут тяжело одной!»
ПЕТР: На самом деле у Насти тогда был очень большой перегруз по работе, и просто необходимо было использовать эту неделю для того, чтобы хоть как-то эмоционально восстановиться. Здесь, в повседневной круговерти, где, хочешь ты того или нет, постоянные звонки, постоянные встречи, постоянное внимание, сделать это невозможно. Поэтому и я настоял, и Настя тоже поняла, что лететь надо.

ДО: Жить под прессом «желтой прессы» тяжело?
ПЕТР: Понимаю, что это неотъемлемая часть жизни людей публичных профессий. Но, видимо, функция моя такова, что я должен смягчать давление этого пресса. Неприятно? Да, неприятно. Тяжело? Не могу так сказать...
НАСТЯ: Ой, бывает очень тяжело!

ДО: А вы, Настя, разве не привыкли еще?
НАСТЯ: Понимаете, мне все время казалось, что люди не верят в то, что там написано. А они верят. И даже близкие люди. Сколько раз звонили: «Что у вас там стряслось?» Уже устала повторять: «Да вы что! Ерунда абсолютная!»
ПЕТР: Уж если самые близкие люди так реагируют, то что говорить об остальных. Но какой вывод мы сделали за последнее время? Повлиять на этот процесс мы не можем. У людей, читающих о нас всякие небылицы, все равно сложится какое-то мнение: положительное, негативное – изменить его мы не в силах. Но каждый раз, когда мы общаемся с людьми, когда происходит непосредственный контакт, в любом случае все становится на свои места.

Слухи о нашем разводе пошли еще до нашей свадьбы

ДО: И как же в этой связи вы относитесь к регулярным слухам о вашем скором разводе?
НАСТЯ: Слушайте, эти слухи пошли еще до нашей свадьбы. Ну, что я могу сказать: собака лает – караван идет.
ПЕТР: Благо, что мы живем вместе не для того, чтобы кому-то что-то доказывать, а друг для друга. И я думаю, что такие слухи будут ходить о нас еще долго-долго.


ФОТО: ИГОРЬ ВАСИЛИАДИС. СТИЛЬ: ОЛЬГА КАЗАЧОК. ПРИЧЕСКА: СТИЛИСТ ЕЛЕНА АХТЫРКО. ВИЗАЖ: СТИЛИСТ MAKE UP ИГОРЬ ИГНАТЕНКО. НА НАСТЕ: ПЛАТЬЕ VALENTIN YUDASHKIN, СЕРЬГИ CARRERA&CARRERA
Дата: 28 марта 2011
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Анастасия Заворотнюк: С ним я хочу жить всегда 1 1 5 1
1
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё