Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Дарить жизнь - это просто

Чулпан Хаматова и Дина Корзун каждый день помогают врачам-онкогематологам спасать детские жизни.

Жизнь Чулпан Хаматовой и Дины Корзун сильно отличается от гламурных радостей, которыми скрашивают досуг многие звезды
. Наши героини практически не посещают модных мероприятий. Каждый день, участвуя в работе созданного ими четыре года назад Благотворительного фонда «Подари жизнь», они помогают врачам-онкогематологам спасать детские жизни. «Как мама троих детей, я знаю, что больной ребенок – это самое трудное, что может быть на свете», – говорит Дина Корзун. А Чулпан признается, что, несмотря на семилетний опыт благотворительной работы, многие истории спасенных ребят и сейчас по-настоящему ее волнуют. У каждой из героинь по трое детей. У Чулпан – три девочки, у Дины – взрослый сын и две маленькие дочки. «Домашнему Очагу» актрисы рассказали о том, что заставляет их отрываться от собственных детей, чтобы помочь тем, кто тяжело болен.

ДО: Вы начали благотворительную работу больше пяти лет назад, когда в России этим никто не занимался. И тем более в этом не участвовали звезды. Почему вы это сделали?

ЧХ: Врачи, которые стали моими друзьями, попросили меня провести благотворительный концерт классической музыки. Они организовали этот вечер, чтобы собрать 200 тысяч долларов на аппарат для облучения донорской крови. Он необходим, потому что донорская кровь, которую переливают ребенку с онкологическим заболеванием, должна быть очищена от любых инфекций. Благодаря концерту собрали всего 35 тысяч, и все очень расстроились. Когда ко мне зашла Дина и я ей все рассказала, она вдруг предложила: «Давай что-нибудь придумаем!» И мы придумали. Мы встретились с нашим знакомым, серьезным бизнесменом, который рассказал, на какой концерт он бы пришел и при каких условиях пожертвовал бы деньги. Мы сделали такой концерт совместно с театром «Современник». В нем участвовали все звезды, никто не отказывался. Наш концерт собрал 300 тысяч долларов. Врачи купили аппарат для облучения крови и установку для диагностирования инфекций. А потом вышел закон, согласно которому российские больницы могут тратить благотворительные пожертвования свыше 60 тысяч рублей только в рамках тендера. А это сильно затягивает процесс покупки оборудования, которое нужно срочно. Мы были вынуждены сделать фонд, чтобы помогать больнице быстро.

ДК: Я рада, что нам удалось поменять отношение к благотворительности. Мы создавали фонд, когда отношение к ней было довольно негативным: ни газеты, ни журналы не хотели об этом писать и никто не хотел об этом говорить. К счастью, отношение к благотворительности в России приближается к принятому во всем цивилизованном мире. Но, конечно, нам есть куда расти. Недавно я познакомилась со статистическими исследованиями и была поражена. Наша страна в рейтинге благотворительности, в котором участвовали 160 стран, находится на 138-м месте. Сострадательнее и щедрее россиян оказалось население беднейших стран Африки!

1 ИЮНЯ ДОЛЖЕН ОТКРЫТЬСЯ УНИКАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ДЕТСКОЙ ГЕМАТОЛОГИИ.
ЕМУ НЕТ АНАЛОГОВ В МИРЕ

ДО: Чулпан, а вы какими достижениями больше всего гордитесь?

ЧХ: Спасенными детскими жизнями, конечно. Тем, что 1 июня у нас должен открыться уникальный Центр детской гематологии, у которого нет аналогов в мире. Тем, что мы первыми в России начали волонтерское движение.


ДО: Много ли среди волонтеров тех, кто просто хочет познакомиться с Чулпан и Диной?

ДК: Большинство людей, которые к нам приходят и остаются, проникаются проблемой и действительно хотят помогать больным ребятишкам.

ЧХ: Я думаю, что такие люди есть, но их немного. Их очень просто вычислить, и они не надолго остаются в фонде. Ведь ради того чтобы поговорить с Чулпан Хаматовой и Диной Корзун, никто не будет тратить свое время и силы на тяжелобольного ребенка. Кроме того, прежде чем волонтеры допускаются к работе с детьми, они проходят испытательный срок. Чтобы они не навредили ни детям, ни родителям. Бывает, что из самых лучших побуждений люди делают нечто совершенно неприемлемое. Например, могут заявить маме, что она сделала что-то не то, и вот ей наказание – больной ребенок. Ходит такая муть среди некоторых умов.


ДО: А вы как-то для себя отвечаете на вопрос: почему у здоровых родителей рождаются дети, больные онкологией?

ДК: Еще в самом начале нашего пути мы часто спрашивали об этом у врачей: почему же это происходит? Они говорили: «Тот, кто сможет ответить на этот вопрос, получит Нобелевскую премию». Проводится множество исследований, но никто до сих пор точно не знает, почему у детей появляются такие страшные болезни. Но ситуация меняется. Если 40 лет назад умирали все заболевшие дети, то сейчас в мире выздоравливают более 80% ребят. Медицина и наука развиваются. Это не обязательно наследственная болезнь, и совсем не зависит от того, что вы едите или где вы отдыхаете.

ЧХ: На сегодняшний день в фонде ни разу не отказали ни одному ребенку, которому нужна была помощь по гематологии или онкологии.


ДО: Как вам это удалось?

ЧХ: У нас есть помощники, которых мы называем «жертвователи SOS». Мы их нечасто беспокоим, но когда к ним обращаемся, то всегда получаем нужную сумму и очень быстро. Кроме того, фонд сотрудничает со Сбербанком, поэтому перечислить деньги из любого отделения Сбербанка на наш счет очень просто. Надо прийти с паспортом, попросить операцианистов распечатать квитанцию фонда, вписать сумму в бланк и расписаться. Вместе со Сбербанком мы сделали карту VISA «Подари жизнь». 0,3% от покупок, оплаченных такой картой, идет в фонд, и такой же процент добавляет Сбербанк. Это складывается в приличные суммы.

НАМ УДАЛОСЬ ИЗМЕНИТЬ ОТНОШЕНИЕ К БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ!


ДО: Какая помощь вам нужна больше всего?

ДК: Нам всегда нужны деньги, потому что детей не становится меньше. Одни дети выздоравливают и уезжают, но на их место приходят новые. Мы постоянно бегаем и ищем средства на лечение или на оборудование. Второе делать труднее, так как это железо, это не живые дети! Но мы все равно пытаемся объяснять, что именно при помощи этого оборудования уровень лечения будет выше и можно будет спасать больше детей! 1 июня откроется новый Центр детской гематологии, где одновременно смогут проходить лечение 200 детей, всего около 500 в год, там будет делаться 300 трансплантаций костного мозга. Но это произойдет, только если нам удастся купить оборудование на несколько миллионов евро. Когда я думаю об этом, то мне становится немножко страшно. Так как это означает, что фонду «Подари жизнь» необходимо вдруг увеличить сборы вдвое! Но мы верим, что это возможно, потому что вселенная поддерживает добрые начинания. Клиника строится и обустраивается на государственные деньги, но самое лучшее оборудование необходимо купить на благотворительные средства.

ЧХ: Можно зайти на наш сайт www.podari-zhizn.ru и узнать, чем мы живем и как помочь нашим детям. Там очень подробно описаны все варианты помощи. Это не только деньги. Там объясняется, как сдать донорскую кровь, как помочь конкретным семьям, как стать волонтером… Мало кто задумывается о том, что можно прийти и поиграть с детьми, порисовать. Это их отвлекает от болезни. Можно писать ребятам письма или смс. Если вы хотите быть волонтером, нужно понимать, что будет нелегко, что придется вливаться в команду, что вы не всегда будете делать то, что вам хочется. У вас появится много новых друзей, а кто-то из старых знакомых исчезнет. Нужно понимать, что спасенные дети и их родители будут вам благодарны всю жизнь, да и ваша собственная жизнь изменится.


ДО: А как изменилась ваша жизнь?

ЧХ: Кардинально. Даже смешно говорить об этом. Изменилась я сама. Я стала счастливее. Есть ощущение, что я очень многое поняла о том, что по-настоящему ценно в жизни.

ДК: У меня появилось осознание того, что я принадлежу к команде добрых людей, которые готовы прийти на выручку, на которых можно опереться, с которыми можно делать добрые дела. Авторитет нашего фонда растет именно потому, что с нами работают бескорыстные и творческие люди. Это не Дина Корзун или Чулпан Хаматова – это фонд «Подари жизнь». Это наша команда! Сотрудники фонда, около 60 человек, каждый из которых знает не только свое дело, например, бухгалтерию и аудит, но еще и все про онкологические диагнозы и как их лечить и куда отправлять детей. Это наши волонтеры – около 300 человек, наши благотворители и попечители. Благодаря общей дружной и искренней командной работе уже сейчас тысячи ребят выздоровели, живут счастливой и насыщенной жизнью, и сами приходят в больницу как волонтеры фонда или помогают нам на наших мероприятиях.


ДО: Ваши старшие дети помогают вам в благотворительной работе?

ЧХ: К ребятам мои девочки не ходят. Им сейчас семь и восемь лет. Я считаю, они пока ничего не могут дать больным детям. Но, когда ребята приходят к нам или мы все вместе идем в ресторан, девочки в этом участвуют. Конечно, они смотрят какие-то материалы. Они знают о наших достижениях, мы это обсуждаем.

ДК: Мы с Луи и девочками сейчас больше живем в Лондоне, где, кстати, скоро откроется английское отделение нашего фонда, так как там тоже лечатся наши дети. Иногда к нам в гости, в Лондоне, приезжают наши фондовские дети со своими мамами. Тогда Луи нам всем готовит обед, у него это отлично получается. Потом мы иногда ходим гулять вместе в парк или аквариум. Мой сын Тимур тоже помогает фонду в Лондоне как волонтер. Он живет в Москве, но приезжает к нам на каникулы, иногда на выходные. И тогда Тима встречает в аэропорту наших детей, везет их в лондонскую клинику, водит их в зоопарк, если их самочувствие позволяет, помогает мамам с Интернетом. И я, конечно, очень этим горжусь! Тимур – добрый отзывчивый человек. Он учится в Москве, и я так по нему скучаю! Я бываю раз в месяц в Москве по делам фонда, но бывает, что я бросаю в Англии своих двух малявок дочек (сейчас им 6 месяцев и полтора года) и лечу к нему, на день рождения, например. Он сейчас учится в финансовой академии, но ему там не всегда нравится, чувствует, что финансы – это не совсем его поприще. Я много раз предлагала ему уйти и учиться чему-нибудь еще, но он пока не знает, чем бы хотел в жизни заниматься, и поэтому решил довести образование в академии до конца и уже затем определиться.


ДО: Как вы думаете, чем ему стоит заниматься?

ДК: Тимур очень любит читать фэнтези. Может быть, у него мог бы быть книжный магазин с какой-нибудь специальной литературой…

НА САЙТЕ WWW.PODARI-ZHIZN.RU МОЖНО УЗНАТЬ, КАКАЯ ПОМОЩЬ НАМ НУЖНА


ДО: Чулпан, как публичность влияет на ваших девочек? У них знаменитая мама, и это, видимо, нелегко.

ЧХ: Безусловно, трудности возникают. Мне в свое время было проще. Я росла в обычной семье, и у меня не было того повышенного внимания, какое есть у детей. Насколько возможно, я стараюсь им объяснить, что популярность и известность – ничего не значащие пустые слова, как бы их ни настраивали окружающие. Все равно дома я прежде всего мама и живу личной жизнью вместе с ними. Иногда они меня слышат, иногда не очень. Непросто.


ДО: Кем они сейчас хотят быть?

ЧХ: У них все меняется практически каждый день. То они хотят быть художниками, то ветеринарами, то дрессировщицами в цирке… Актрисами не хотят быть. Они столько времени проводили в театре, что флера романтизма у них нет. Но, может быть, все изменится. Я стараюсь им объяснить, что жизнь – это такая подробная работа, что без усилий не получится ничего, какую бы профессию они ни выбрали. Да, нужно учить слова, только тогда ты сможешь освоить иностранный язык. Да, нужно учить математику, и только тогда ты можешь решать задачи.


ДО: Чулпан, старшие девочки помогают вам?

ЧХ: Да. Они могут помыть посуду, накрыть на стол, могут сами собраться в школу.


ДО: Дина, вы так долго были мамой взрослого сына. А теперь у вас две маленькие дочки. Ощущения изменились?

ДК: Конечно! Сейчас Тимуру 20 лет, я родила его, когда была совсем юной. Раньше я была более спокойная мама: «Поел – хорошо, не поел – ничего страшного, завтра поест». Сейчас с малышками мне очень хочется быть хорошей мамой и сделать все на пятерку. Наверное, я слишком стараюсь. Все мне говорят: «Дина, ты хорошая мама, успокойся». А как Тимур их любит! Итала – старшая – как дикий мустанг. Непредсказуемая и веселая. Она знает, чего ей хочется и чего не хочется, уговорить ее очень сложно. А Софийка – это цветок лотоса, такое спокойствие и мудрость, уже сейчас видно. У Тимура, по-моему, очень хорошая человеческая суть. Он тонко чувствует все, что вокруг происходит.


ДО: Чулпан, сколько было вашей малышке, когда вы вышли на работу?

ЧХ: Пять месяцев. С первой я начала работать через месяц – уехала вместе с ней на съемки в Вену. Со второй – через полтора месяца уехала репетировать спектакль. Так что можно сказать, что сейчас я сидела дома долго. Конечно, трудно оставить их всех и уйти на работу. Но я научилась переключаться, иначе можно сойти с ума. Убеждаю себя, что они очень быстро вырастут и все встанет на свои места, у них начнется своя жизнь. И все, что я могу им дать, – это любовь. И пусть у меня есть всего два часа, а не двенадцать, эти два часа я буду любить их так, как, может быть, многие не любят за двенадцать. А когда дети чувствуют, что их любят, это самое главное. Когда я на работе, я стараюсь не думать об этом, что там у них происходит. Просто работаю и настойчиво убеждаю себя, что у них все хорошо. Все-таки они уже родились и начали жить своей жизнью. Значит, надо их понемногу отпускать.


ДО: Дина, а когда вы вернетесь к работе?

ДК: Я оба раза, когда была беременна девочками, снималась в кино. С первой малышкой снималась даже на пятом месяце, во Франции в фильме Farewell с Эмиром Кустурицей. Снималась в сериале «Русский крест» на третьем месяце, но никто ничего не заметил. Сейчас тоже думаю, что уже пора. Мне очень хочется чего-то веселого, позитивного, с танцами. Чтобы можно было весь фильм улыбаться!


В МАРТЕ МЫ ПЕРЕЧИСЛЯЕМ 5 РУБЛЕЙ С ПРОДАЖИ КАЖДОГО НОМЕРА «ДО» В ФОНД «ПОДАРИ ЖИЗНЬ»



ФОТО: ОЛЬГА ЛАВРЕНКОВА. СТИЛЬ: ОЛЬГА КАЗАЧОК. ВИЗАЖ И ПРИЧЕСКИ: ОЛЬГА ЧАРАНДАЕВА@THE AGENT.RU, СЮЗАННА ТЕРЮШКИНА@THE AGENT.RU НА ДИНЕ: ПЛАТЬЕ «РУССКАЯ УЛИЦА», БУСЫ SVAROVSKY. НА ЧУЛПАН: ПЛАТЬЕ «РУССКАЯ УЛИЦА», КОЛЬЕ SVAROVSKY
Дата: 28 февраля 2011
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Дарить жизнь - это просто 0 1 5 0
0
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё