Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Лицо с обложки> Таинственная Анджелина Джоли

Анджелина Джоли вызывает споры с начала 90-х. Кто она – коварная соблазнительница или заботливая мать и жена?

Анджелина Джоли вызывает споры с самого начала 90-х, когда впервые стала сниматься в кино. Кто она – коварная соблазнительница или заботливая мать и жена, которая готова щедро делиться своим богатством с теми, кто нуждается? Разговоры об Анджелине Джоли не стихают уже 15 лет, и в течение всего этого времени ей удается поддерживать неослабевающий интерес к своей персоне – это удивительный случай для Голливуда.

В 90-е говорили о ее склонности к саморазрушению и насилию, а сама Анджелина Джоли старательно подавала поводы для разговоров. Она в подробностях рассказывала о тяжелом детстве, о попытках самоубийства и о том, как отец ушел от них, когда она была совсем малышкой. И на протяжении многих лет возвращался только для того, чтобы в очередной раз обругать Анджелину и ударить ее мать. Окружающим было ясно: все странности молодой актрисы родом из детства. В 1996-м, когда Джоли выходила замуж за актера Джонни Ли Миллера, во время свадебной церемонии она кровью написала свое имя на белой сорочке любимого мужчины. Четыре года спустя Анджелина Джоли снова выходила замуж, за актера Билли Боба Торнтона, и в этот раз во время бракосочетания у нее на шее была небольшая амфора, наполненная кровью мужа. Мужчины рядом с ней менялись быстро даже по голливудским меркам, а сама Анджелина говорила: «Я не считаю, что верность супругов – обязательное условие для счастливого брака».

Впрочем, она стала гораздо осторожнее в словах сразу после того, как в ее жизни появился Брэд Питт. Как будто насилие и оружие стали интересовать ее совсем в другом ключе – она начала задумываться о том, какое зло они приносят. И тут у публики появилось множество новых поводов для обсуждения. Анджелина Джоли стала послом доброй воли ООН и ездит по странам третьего мира, привлекая внимание к проблемам бедных. Она усыновляет детей, поддерживает бесправных беженцев и жертвует сотни тысяч долларов на гуманитарные проекты, призванные помочь странам Азии и Африки. В семье Питта и Джоли четверо приемных детей – Мэддокс (8 лет), Пэкс (5 лет), Захара (4 года) и Шило (3 года). В июле 2008-го у Анджелины Джоли родились близнецы Вивьен и Нокс, а вскоре после родов она приступила к съемкам шпионского триллера «Солт», в котором сыграла одну из своих самых жестких и, как признается Джоли, одну из самых трудных ролей. Результаты этого труда мы наконец-то можем оценить. В июле фильм «Солт» выходит в российский прокат.

ДО: Правда, что вы прочитали сценарий фильма почти сразу после рождения близнецов?

АД: Да, малышам было всего несколько недель. Я помню, как читала сценарий – в спальне, на мне был домашний халат, я чувствовала себя такой женственной и спокойной. И я читала сценарий шпионского триллера, в котором так много сцен борьбы и так много движения! И я подумала: «Если я сыграю эту роль, мне удастся достичь определенного баланса». Отвлечься от роли нежной мамочки и сыграть агента ЦРУ – это непростая задача. А я люблю непростые задачи.

ДО: Изначально сценарий был рассчитан на то, что главную роль сыграет мужчина. Вам было трудно внести в историю женские черты?

АД: По-моему, так даже интереснее. Когда снимаются фильмы о женщинах-шпионах, то история получается менее захватывающей. По крайней мере в тех фильмах, в которых я снималась раньше, было именно так. Создатели «Солта» не задумывались о том, как бы в той или иной ситуации поступила женщина. Они рассуждали так: «А что бы сделал агент ЦРУ?» Именно благодаря этому я получила одну из самых интересных ролей. Но, конечно, были определенные трудности в том, чтобы адаптировать сценарий под характер главной героини. Ведь мужчина и женщина могут отреагировать на одну и ту же ситуацию по-разному. Например, изначально главный герой был женат, у него был ребенок, но только в самом конце герой находил в своем сердце любовь, и для него самого, и для зрителей это оказывалось большим сюрпризом. Для женщины любовь к семье вряд ли станет подобной неожиданностью, и над этим нам пришлось поработать. Нужно было адаптировать и то, как действует героиня, как она дерется.

ДО: Обычно в шпионских фильмах женщина – всего лишь прекрасное дополнение к главному герою.

АД: А если они и действуют самостоятельно, то полагаются только на свое обаяние. В «Солте» все не так! Моя героиня не старается быть женственной и уж конечно не пытается чего-то добиться благодаря сексуальной привлекательности.

ДО: Вам нравится, как вы выглядите в этом фильме?

АД: Откровенно говоря, я думаю, что еще никогда не выглядела на экране так непривлекательно, как в некоторых сценах «Солта». Когда люди дерутся, это некрасиво. И, когда тебе разбивают нос, это тоже выглядит не особенно приятно.

ДО: Ваша героиня хорошая или плохая?

АД: Этого я вам как раз не скажу. Мою героиню обвиняют в том, что она двойной агент и работает на иностранную разведку. Ей приходится пуститься в бега, а люди, с которыми она много лет работала бок о бок, теперь становятся ее преследователями. Но зрителям на протяжении всего фильма остается только гадать: справедливо ее обвинили или нет? Обычно студии требуют, чтобы в каждом фильме подобного рода был определенный положительный герой, чтобы зрители могли за него болеть. Я надеюсь, вы до самого конца будете сомневаться, кто у нас хороший, а кто плохой.

ДО: В фильме есть сцены, в которых героиня прыгает с моста в машину и лезет по карнизу на высоте 12-го этажа. Неужели вы действительно сыграли все это без дублера?

АД: Я действительно сделала это сама. Мне такие сцены очень нравятся! Авторы фильма прекрасно знают, на что я способна, и если вы будете смотреть внимательно, то заметите, что в «Солте» очень много сцен, которые связаны со скоростью и с высотой. Я прекрасно со всем этим справляюсь и чувствую себя очень комфортно.

ДО: Но ходили слухи, что во время съемок вы все-таки получили достаточно серьезную травму.

АД: Это так. В самом конце фильма есть сцена, в которой мне нужно было ворваться в горящее помещение, прокатиться по полу и выстрелить. Мы снимали это рано утром, у меня было прекрасное настроение. Я ворвалась в комнату, паля во все стороны, бросилась на пол и с размаху ударилась лбом о рейку, которая находилась в полуметре от земли. Мне прямо на площадке оказали первую помощь, а потом отвезли в больницу. Оказалось, что серьезных повреждений нет, мне просто обработали порез и заклеили его пластырем. Мы в тот же день продолжили съемки. А поскольку дальше по фильму мне ломают нос и лицо у меня довольно побитое, то даже не пришлось гримировать порез. Наоборот, он смотрелся очень органично.

ДО: Вы когда-нибудь встречали настоящего агента ЦРУ?

АД: Меня познакомили с двумя сотрудницами ЦРУ перед съемками, и, честно говоря, я была глубоко потрясена. Этим женщинам приходится всю жизнь скрывать, кто они на самом деле. Они живут двойной жизнью и даже самым близким людям не могут искренне рассказать о том, чем на самом деле занимаются. При этом обе они были невысокие, голубоглазые блондинки, такие нежные и привлекательные. Смотришь на такую женщину и думаешь, что она продавщица в небольшом магазине или, может быть, школьная учительница. Никому и в голову не придет, с какими опасными ситуациями им приходится сталкиваться на работе.

ДО: Они вам сказали, что самое трудное в их работе?

АД: Сказали, и это тоже оказалось для меня сюрпризом. Они обе считают, что самое тяжелое – это невозможность поговорить с мужем о своей работе. То есть им даже мужу приходилось врать, представляете? А поскольку женщинам просто необходима эмоциональная близость, то они очень страдают от этого. Как женщина я прекрасно их понимаю! Когда у тебя постоянно есть секреты, которыми ты не можешь поделиться с любимым, это рано или поздно заставляет тебя от него эмоционально отдалиться. Мы так устроены, что нам необходимо заботиться о близких. Но не менее важно, чтобы близкие заботились о нас. А тут ты ничем не можешь поделиться, ни о чем не можешь рассказать. В результате получается, что свободно ты себя чувствуешь только с коллегами по работе.

ДО: А как вам удается уделять столько времени работе – ведь у вас сейчас шестеро детей?

АД: Все очень просто, мы с мужем снимаемся в кино по очереди. Если я работаю, то он делает перерыв, и наоборот. Время, когда мы снимали «Солт», для всех нас оказалось очень счастливым. Старшие дети часто приходили на площадку, забирались на декорации, цеплялись за крюки и летали над землей. Они были в полнейшем восторге от всего происходящего, играли с жидкостью, которая имитирует кровь. А гримеры рисовали им синяки и царапины. Детям было очень весело, и нам тоже.

ФОТО: © SONY PICTURES RELEASING


_____________________________

Дорогие читательницы! При публикации этого материала в журнале "Домашний Очаг" была допущена досадная оплошность. В семье Питта и Джоли трое, а не четверо приемных детей – Мэддокс (8 лет), Пэкс (5 лет), Захара (4 года), а Шило (3 года), разумеется, не является приемным ребенком звездной пары. Приносим свои извинения.

Дата: 10 августа 2010
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Лицо с обложки> Таинственная Анджелина Джоли 0 1 5 0
0
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё