Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Чулпан Хаматова: Помогать — это просто!

Чулпан Хаматова – единственная из популярных российских актрис, которая без малейшего сомнения признается: на первом месте для нее – помогать детям!

Чулпан Хаматова – единственная из популярных российских актрис, которая без малейшего сомнения признается: на первом месте для нее – благотворительный фонд «Подари жизнь», который помогает детям, и только потом – съемки в кино и спектакли в театре.

Домашний Очаг: Чулпан, ваша младшая дочка пошла в этом году в первый класс?
Чулпан Хаматова: Да. Она пошла в ту же самую школу, где учится старшая. Это очень хорошая школа, куда дети плавно переходят из детского сада, который находится в том же здании. Получается, что они заранее привыкают к учителям.

ДО: Вы делаете с дочками уроки?
ЧХ: Да, и это мучительно. Посмотрим, как пойдет учеба у младшей, а у старшей пока все непросто. Она не понимает, зачем нужно сидеть за столом и учить уроки, если можно побегать и поиграть.

ДО: И как вы поступаете?
ЧХ: Пока мы стараемся больше играть: задачи просят, чтобы их решили, дневник плачет, чтобы его заполнили. Это все очень интересные игры, но для меня проще отыграть десять спектаклей, чем сделать с детьми уроки. Я считаю,  важно требовать от себя как от мамы спокойствия и осознавать, что ребенок тебе ничего не должен. Дети не подходят под лекала, которые ты сама для себя создаешь. Да, можно придумать девочку, сидящую с прямой спиной за письменным столом и получающую пятерки. Но мне достались другие девочки. 

ДО: Вы много занимаетесь благотворительностью. А как вы объясняете дочкам, что мама не может побыть с ними, потому что другим нужна помощь?
ЧХ: Мы очень подробно об этом разговариваем. Я беру девочек на наши акции, с некоторыми детьми они дружат. И я очень рада, что они умеют отдавать. У меня самой люди делятся на щедрых людей и просто людей, и я даже не могу представить себе, чтобы мой ребенок пожалел игрушку.

ДО: Ваши девочки легко отдают?
ЧХ: Конечно, нет. Если бы это было легко, в этом не было бы поступка. Недавно у нас было долгое празднование детских дней рождения – они идут друг за другом. Сначала мы два дня праздновали в Питере, потом в Москве с друзьями, потом в школе и в саду. Было надарено такое количество подарков! Я сразу сказала: «Давайте я все это положу в машину и отвезу в больницу, потому что детям, которые лежат в боксах, все это важнее, чем вам». Дочки посовещались и принесли мне кучку, которую они готовы были отдать. Потом подумали еще и принесли вторую кучку. В итоге они отдали все подарки, и мы отвезли их в больницу.

ДО: А между собой ваши дочки живут дружно?
ЧХ: Пару лет назад, когда они не могли поделить какую-то игрушку, я сказала: «Если вы не можете договориться, мне придется забрать игрушку, чтобы вы не спорили». Естественно, они пропустили это мимо ушей. И, когда они опять стали ссориться, я взяла игрушку и бросила ее в мусоропровод. Они долго не могли понять, что случилось, думали, что я просто так пошутила и это трюк, но игрушка так и не появилась. Я решила, что это действенный способ. И вот однажды я  читала и вдруг услышала какую-то мышиную возню и сопение в соседней комнате. Я заглянула и увидела, как две девочки из-за какой-то игрушки рвут друг другу волосы, но делают это молча. То есть вывод, который они сделали, был не тот, что надо делиться, а тот, что нужно ссориться тихо, чтобы мама не слышала. Но я думаю, сейчас все в порядке. Самое главное, чего мне хочется, – это чтобы дом был зоной доверия. Чтобы у них не было потребности обманывать и юлить, чтобы они могли поделиться любой проблемой – включая нежелание делать уроки. Может быть, лучше иногда и не делать эти уроки. Доверие важнее. Я и сама стараюсь быть с ними предельно честной. Если я еду отдыхать, я никогда не скажу им, что еду на работу, что было бы гораздо проще.

ДО: Из-за кризиса у вас не стало меньше работы?
ЧХ: Нет. У меня на первом месте благотворительный фонд, а только потом работа. И в связи с кризисом я больше волнуюсь о том, как будет существовать фонд. Ведь онкология – это самое дорогостоящее лечение. Одна противогрибковая ампула может стоить 600 евро, а инъекции нужны 3 раза в день и иногда в течение нескольких месяцев. Может, и есть люди, которые могут в одиночку спасти своего ребенка в такой ситуации, но их очень немного. В этом году мы решили выйти на широкую аудиторию и сделали концерт совместно с каналом «Россия». Отдача превзошла наши самые смелые ожидания: за неделю мы собрали 24 миллиона рублей, при том что средний взнос был около ста рублей. Мы очень хотели показать людям, что не нужно бояться помогать. Это намного проще, чем кажется. Чтобы перевести деньги через Сбербанк, нужно сказать, что вы хотите помочь фонду «Подари жизнь», и вам дадут заполненный бланк, куда нужно только вписать сумму. А если вы укажете вашу фамилию, то потом можно зайти на сайт www.podari-zhizn.ru и посмотреть, на какого ребенка были потрачены ваши деньги. Мы очень щепетильно относимся к каждым 10 рублям, которые получаем.

ДО: К вашему семейному бюджету вы относитесь так же щепетильно? Планируете расходы? 
ЧХ: Это ужасно, но я совсем не умею планировать. Как раз пару дней назад я задала себе вопрос: сколько денег ежемесячно я трачу на какие-то необходимые вещи? Я стала считать, запуталась и поняла, что лучше находиться в неведении. Безусловно, я не могу не думать о том, что мне нужны деньги, ведь у меня двое детей. Но жесткое планирование меня убьет. Знать, что каждый месяц мне нужна какая-то сумма и ее обязательно нужно найти, это для меня ужасно.

ДО: Сейчас эта сумма как-то появляется?
ЧХ: Да. Видимо, я счастливый человек, потому что это так. Как-то я хотела взять ссуду в банке и купить новую квартиру. Но, когда представила себе, что в течение 25 лет я должна буду каждый месяц находить определенную сумму, мне стало страшно. Лучше я останусь в своей маленькой уютной квартирке, чем буду гнаться за чем-то и потом всю жизнь это обслуживать.

ДО: А водить машину вы любите?
ЧХ: Я люблю ходить пешком и ездить на велосипеде. Если бы в Москве можно было бы передвигаться так, я бы с удовольствием это делала и не пользовалась автомобилем постоянно. Но в Москве это нереально! Прогуляться по нашему любимому городу – как прогуляться внутри мусорного ведра. А когда сидишь в машине, можно слушать аудиокниги, даже в пробке я закрыта в своем маленьком пространстве. К тому же я понимаю, что машина, на которой я езжу, не так сильно вредит природе. Это успокаивает совесть.

ДО: На какой машине вы ездите?
ЧХ: Toyota Prius. Честно говоря, я не очень сильна в технических характеристиках, но для меня важно, что в этой машине два двигателя – бензиновый и электродвигатель, и это позволяет сократить выбросы в атмосферу. Если я стою в пробке, то включается электромотор, двигатель не работает вхолостую. Мы же не настолько глупы, чтобы добивать землю своими жизненными благами! Я надеюсь, что на вредные автомобили во всем мире скоро будет такой же запрет, как на курение в общественных местах. Мне очень грустно, что в экологии мы всегда плетемся в хвосте: в Америке и Европе давно сортируют мусор и перерабатывают то, что можно. Ведь это культура отношения к окружающей среде! И мне тем более приятно, что я первый владелец такой машины.

ДО: А по какому принципу вы выбрали машину?
ЧХ: Честно говоря, выбирая машину, я сначала смотрю на дизайн, а не на расход бензина. Но здесь сошлось и то, и другое. Мне нравится, что она очень красивая – такая белая невеста. Машина с чувством собственного достоинства, а я это ценю. Обычно, если автомобиль инновационный технически, то эстетическая составляющая на заднем плане. Здесь все не так, и я очень довольна.

Дата: 19 сентября 2009
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Чулпан Хаматова: Помогать — это просто! 0 1 5 0
0
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё