Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Екатерина Волкова: "О, детки!"

"Роль мамы – сложная роль. Сценария нет, режиссера тоже, и в любую минуту могут позвать в кадр!"

Екатерина Волкова - одна из самых красивых российских актрис и, определенно, одна из самых талантливых. А еще, она мама троих детей: старшей дочери Лере – 16 лет, а младшим – Богдану и Александре (дети от брака с политиком Эдуардом Лимоновым) – два с половиной года и год. О том, как растить троих детей и не сойти с ума, Екатерина рассказала «ДО».

Домашний Очаг: Катя, как вы справляетесь с ролью многодетной мамы?

Екатерина Волкова: Я сама эту роль выбрала, утвердила себя на нее без всякого кастинга, и сейчас это моя любимая главная роль. Сложная, конечно, роль, но это выяснилось уже в процессе: сценария нет, режиссера тоже, сплошная импровизация, график кувырком, и в любой момент могут «позвать в кадр». Но я не жалуюсь, хотя два маленьких ребенка – это, конечно же, перебор, и, если бы не старшая дочь Лера, то я и не знаю, как бы со всем этим справилась. Ей уже 16, и она мне здорово помогает с Богданом и Сашей. А еще меня спасает йога. «Ну, что? – интересуется Лера после очередного моего интервью. – Опять поделилась с читателями секретами материнства?» – «Лера, – говорю, – ну какие у меня секреты?» – «У тебя? В 18 родить девочку, через 13 лет – мальчика, потом – еще девочку. Оставлять младших детей со старшей дочкой – и на йогу!» Чувство юмора у нее отличное, в жизни пригодится.

Лера не возмущается тем, что ей приходится следить за младшими?

Конечно, возмущается, даже протестует: «Мама, это же твои дети!» Но у меня такая работа, что на дом не возьмешь, и к  тому же я не могу совсем отказаться от светской жизни и должна показываться на людях – профессия обязывает. Так что, бывает, задерживаюсь и даже боюсь позвонить Лере, чтобы предупредить: понимаю же, что краду ее время. У нее сейчас такой возраст, что самой хочется погулять, а вместо этого приходится быть нянькой. Собираюсь с духом, звоню: «Лера, я буду позже». Она мне сурово: «Когда ты придешь?» – «Через часок. Мы тут закончим, и я сразу домой…» – «Послушай, кто из нас мама? По-моему, уже я». Все это, конечно, наша с ней игра, мы смеемся, но иногда кажется, что мы действительно поменялись местами. Весной так получилось, что наша няня заболела, а у меня как раз вся неделя расписана. Бабушка, моя мама, живет в Тольятти, за тысячу километров, что делать? Я опять: «Лера, выручай!» – и дочь сидела целыми днями с детьми, а у самой ЕГЭ на носу.

Как она его сдала?

Понятия не имею, как у нее это получилось, за все время я ее ни разу не видела с книжкой. Она учит уроки за компьютером: что-то читает в Интернете и параллельно переписывается с друзьями. Я не очень понимаю, как они сегодня учатся, но следить еще и за этим у меня нет времени.

Что для вас самое трудное в материнстве?

Детская ревность, наверное. Борьба за мамино внимание. Стоит только Богдану сесть ко мне на коленки, сразу бежит Саша, и начинается: «Моя мама!» –  «Нет, моя!» Приходится как-то с этим разбираться. Может, за последнее время родительского опыта у меня и прибавилось, но крупным специалистом в вопросах воспитания я не стала. А кто в этом специалист? Кто точно знает, как правильно воспитывать детей, а как нет? Только авторы умных книжек делают вид, что знают. Вот я сейчас читаю одну такую книжку, называется «Как быть хорошей мамой и не сойти с ума».

Расскажите же, как.

Еще не дочитала. Думаю, главное – не подчинять детей себе и своим представлениям о том, «как надо». Нам хочется, чтобы дети все делали по-нашему, а ведь они самостоятельные божественные единицы. Мы все их достоинства приписываем себе, не понимая, что ребенок – это чудо, и нашей заслуги в том, что он такой, на самом деле мало. Не нужно ни приносить себя в жертву ребенку, ни стремиться через него реализоваться в жизни. Надо наблюдать за ним, исподволь его направлять и, главное, уважать его свободу.

Какую свободу можно дать детям в два года?

Настоящую. Богдан у меня с рождения в свободном полете. Я не навязываю ему расписание – прислушиваюсь к его внутреннему графику. Говорит: «Хочу спать», – мы идем спать. Он хороший хитрый мальчик, недавно узнал про волшебное слово «пожалуйста» и понял, что может с его помощью получить что угодно. Подойдет, скажет: «Дай мне, пожалуйста, телефон», – и никто не отказывает, все в полном восторге: «Ах, какой вежливый ребенок!..» Богдан у нас принц: командует нами, и мы с радостью подчиняемся – все же единственный мужчина в семье. А когда он говорит: «Мамочка, я тебя любу», – все, я умираю от счастья...

А для вас самой сейчас еще актуален вопрос: что скажет мама?

Он был актуален для меня долго, но сейчас уже меньше. На самом деле для матери и дочери выяснить отношения – это важно. У моей мамы очень властный характер, и я с недавних пор стала иногда замечать в своем голосе мамины нотки. Например, Лера в тот день, когда мы с ней не играем в дочки-матери наоборот, приходит поздно, а я ей: «Где ты была? Уже двенадцать, а ты когда обещала быть дома?» Сама себе удивляюсь: а ведь в детстве давала себе обещание, что никогда-никогда не буду для своих детей диктатором. Слава богу, я еще в состоянии замечать это за собой, и мне хватает юмора над этим посмеяться. По-моему, мать должна в определенный момент отпустить дочь, чтобы та пошла дальше, могла достичь чего-то в жизни самостоятельно. Моя мама долго не хотела меня отпускать. Мы с ней во многом разные люди, но в чем-то очень близки, а живем в постоянном конфликте. Это же неправильно! Но и тут никто не знает, как правильно. А если кто-то говорит, что знает, как надо строить отношения, он врет. В отношениях никаких правил нет. Кроме одного – уважения.

Эдуард Лимонов помогает вам с детьми?

Отцовскими чувствами он проникся: сына обожает, а от дочери просто тает. Считает, что она очень на него похожа.

Действительно похожа?

Мне кажется, она похожа на мою бабушку – и внешне, и по характеру. Невероятно упорная. Но Лимонов уверен, что Саша – его копия. Приезжает и гуляет с детьми в парке. Сначала брал только Богдана. Помню, в апреле было холодно, вернулись совершенно продрогшие, носы красные. А Лера с порога деловым тоном: «Ну что, Эдуард, погуляли? Теперь – с Александрой!» Обычно прогулки с детьми на ней, так что тут она отыгралась. Потом Лимонов стал брать обоих детей, ведь у него охрана, и они справляются. Я не отказываюсь от этой помощи. И Богдану важно знать, что у него есть папа – вот такой папа, который всегда с охранниками ходит.

Богдан не спрашивает, почему рядом с папой всегда какие-то люди?

Однажды папа объяснил ему, что это такие «ребята». Ну и прекрасно, «ребята» Богдану нравятся. Этим летом Лимонов помог снять для нас дачу. Мне нравятся наши с ним нынешние отношения. Правда, мы теперь общаемся в основном по поводу детей, но, по крайней мере, можем спокойно разговаривать, и это радует.

Вы говорили в одном интервью, что разочаровались в мужчинах.

Дело не во мне лично. Сегодня женщины стали сильными, самостоятельными, и многие мужчины им уже не ровня. Особенно если они не хотят развиваться и заботятся только о собственной свободе и комфорте. В результате женщина понимает, что ей легче одной. Мужчине нужна домработница и нянька, а я не хочу быть нянькой. Я хочу оставаться женщиной и наслаждаться жизнью каждую секунду. Я готова на добровольные жертвы ради большой любви, но я против того, чтобы мужчина эгоистично требовал от меня этих жертв.

Лимонову тоже были нужны жертвы?

Он счел меня предательницей из-за того, что я не осталась с ним, как жена декабриста, зимовать на ржаном хлебе и квашеной капусте, а уехала с детьми на Гоа. Но детям там было лучше, и я думала, что ему хватит мудрости это понять.

Эдуард помогает вам материально?

Сейчас я могу рассчитывать только на себя и потихоньку пытаюсь стать независимой от кино и от актерства, которое как раз очень зависимое занятие. Нет ничего хуже, чем сидеть и ждать ролей. К  тому же нам с детьми надо на что-то жить, и им не объяснишь, что в связи с кризисом сейчас меньше работы. В общем, мы с подругами решили открыть  детский интернет-магазин odetki.ru. Нас трое, все мы довольно опытные мамаши и понимаем, что нужно родителям. Например, у нас будет специальный раздел про уход за детской обувью. Многие просто не умеют правильно читать значки производителей. Или для удобства предлагаем вот что: нам заказывают пару обуви, а мы привозим сразу три размера – тот, который заказали, на размер больше и на размер меньше, ведь с детской обувью трудно угадать. А еще мы позаимствовали отличную идею у итальянцев: будем предлагать одинаковую обувь для детей и родителей. Представьте: мама в изящных туфлях – и дочка в таких же, только маленьких. На папе элегантные мокасины – и точно такие же на мальчике. По-моему, здорово! И еще у нас много разных идей, и мы готовы ими поделиться. Так что заходите! Я пока мало что понимаю в бизнесе и бросаюсь в него, как в омут, но единственное, что я могу сказать: никогда не буду рекламировать некачественные товары.

Вы по этому же принципу снялись в главной роли фильма «Дядя из Чикаго» из кинопроекта компании «ИЛЬ ДЕ БОТЭ» «Потому что это Я»?

Конечно. И меня очень заинтересовала идея самого проекта: ничего не имеющие общего с рекламой, такие искренние короткометражки о женщине, ее внутреннем мире, тех эмоциях, которые ее переполняют, желаниях, которыми она живет. О том самом умении быть женщиной и наслаждаться каждым моментом, о котором я говорила выше. Так что, как видите, сама тема мне близка. К тому же это была третья наша работа с режиссером Олегом Фоминым, и могу сказать, что работать с ним – всегда огромное удовольствие. И, конечно, встреча в кадре с таким мастером, как Станислав Любшин, для меня – просто подарок судьбы. Редкий пример аристократизма как в кино, так и в жизни. И изначально мне очень понравился сценарий – короткометражная сказка, в которую хочется верить.

А вы верите в чудеса?

Каждому будет дано по вере его... Вера – это вообще очень объемное понятие, как же без нее? Конечно, я верю в чудеса. В моей песне, которую я специально написала для «Дяди из Чикаго» (она звучит в конце фильма), так и поется: «Верь в чудо, мы будем рисовать радугу счастья...»

Олег Фомин говорил, что для него внутренняя красота вашей героини Нади даже важнее внешней. А вы с этим согласны? 

Я уверена, что по-настоящему красивый человек – это гармоничное сочетание внутренних и внешних качеств, они дополняют друг друга. Я согласна с Олегом, что внутренняя красота очень важна для героини Нади. А зрители, сопереживая ей, тоже становятся красивее. Это совместная душевная работа, которая в греческом театре называлась катарсисом. Мне кажется, для женщины очень важно быть собой.

Проект как раз называется «Потому что это Я». А что для вас значит «быть собой»?

Для меня это значит – не бояться своих спонтанных проявлений, душевных порывов, слез, смеха, одиночества, любви. Когда ты этого не боишься, то понимаешь, что ты индивидуальность и ни на кого не похожа. Человека определяют его поступки, но мы имеем право на ошибки, их тоже не нужно бояться. Страх – главное препятствие для счастья. 

Фильм «Дядя из Чикаго» и другие фильмы проекта можно увидеть на сайте: www.etoya.ru

Другие интервью на "Домашнем очаге":

- Мария Берсенева: мужчины против женщин

- Нонна Гришаева: "Я благодарна судьбе"

- Юлия Высоцкая: "Главное - быть вместе"

Дата: 02 сентября 2009
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Екатерина Волкова: "О, детки!" 0 1 5 0
0
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё