Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Как помочь ребенку стать увереннее?

Психолог Брене Браун убеждена: дети очень болезненно переживают стыд, ведь он неразрывно связан со страхом быть нелюбимым. Предлагаем отрывок из книги Браун «Великие дерзания» (ИГ «Азбука-Аттикус», 2014): как разделять личность ребенка и его поведение, как помочь ребенку стать увереннее?

Брене Браун уверенный ребенок

Брене БраунБрене Браун, психолог, ученый-исследователь, профессор Университета Хьюстона: «Как помочь ребенку стать увереннее?» Отрывок из книги «Великие дерзания».

Мы можем помочь детям сохранять и развивать чувство собственного достоинства. Для рассмотрения этого способа нужно вернуться к различиям между стыдом и виной. Исследования показывают, что именно от воспитания зависит склонность наших детей к стыду или вине. Другими словами, мы можем сильно влиять на то, как наши дети думают о себе и своих трудностях. Зная, что стыд коррелирует с зависимостью, депрессией, агрессией, насилием, пищевыми расстройствами и самоубийствами, а вина менее опасна в этом плане, мы, естественно, хотим воспитывать детей так, чтобы они испытывали вину, а не стыд.

Это означает, что мы должны разделять детей и их поведение. Как оказалось, есть существенная разница между «ты — плохой» и «ты сделал что-то плохое». И эта разница не только в семантике. Стыд разъедает ту часть нашей натуры, которая считает, что мы способные и хорошие. Когда мы стыдим своих детей, то лишаем их возможности расти и пробовать новые модели поведения. Если ребенок сказал неправду — он может изменить свое поведение. Если ребенок — лжец, потенциала для изменений нет. 

Для культивирования разговоров с самим собой с точки зрения вины, а не стыда необходимо переосмысление воспитания и разговоры с детьми. Это также означает, что детям необходимо объяснять суть этих понятий. Дети очень восприимчивы к разговорам о стыде, если мы, конечно, готовы это сделать. К 4-5 годам мы можем объяснить им разницу между виной и стыдом, а также не забыть напомнить им, что мы их очень сильно любим, независимо от того, будет ли их выбор правильным. 

Когда Эллен ходила в детский сад, ее воспитатель в один прекрасный день позвонила мне и сказала: «Я хорошо понимаю, что вы делаете». Когда я поинтересовалась, что она имеет в виду, она рассказала вот какую историю. В начале недели она посмотрела на Эллен, которая играла в песочнице, и сказала: «Эллен! Ты — грязнуля». Девочка серьезно посмотрела на воспитательницу и ответила: «Я могу испачкаться, но я не грязнуля». 

Мой сын Чарли также понял разницу между стыдом и виной. Когда я обнаружила, что наша собака вытаскивает отходы из мусорной корзины, я начала ее ругать: «Плохая девочка!» Чарли с криком подбежал ко мне: «Дэйзи — хорошая девочка, которая сделала плохой выбор! Мы любим ее! Нам просто не нравится ее выбор!» Когда я попыталась объяснить Чарли, что речь идет о собаке, то Чарли ответил: «А, я понял. Дейзи — хорошая собака, которая сделала плохой выбор». 

Дети очень болезненно переживают стыд, потому что он неразрывно связан со страхом быть нелюбимым. Для маленьких детей, которые полностью зависят от родителей с точки зрения самого выживания — в питании, жилье и безопасности, — чувство нелюбви представляет собой угрозу для их выживания. Это настоящая травма. Я убеждена, что причина, по которой большинство из нас при ощущении стыда снова чувствует себя маленьким ребенком, в том, что наш мозг хранит воспоминания о раннем опыте стыда как о травме, и когда мы касаемся этих воспоминаний, то снова возвращаемся в свои детские переживания. Пока нет нейробиологических исследований, которые могли бы подтвердить эту гипотезу, но я провела сотни интервью, в которых люди говорят об одной и той же схеме: «Я не знаю, что случилось. Босс назвал меня идиотом в присутствии коллег, и я не мог ответить. Внезапно я как будто вернулся во второй класс к миссис Портер, я просто онемел. Я не могу найти хотя бы одного достойного ответа». 

Я без колебания могу утверждать, что детские переживания стыда меняют нашу сущность, представления о себе и самооценку. Мы можем работать над тем, чтобы не использовать стыд в качестве инструмента воспитания, но наши дети все равно будут сталкиваться со стыдом во внешнем мире. Но есть и хорошая новость. Когда дети понимают различие между стыдом и виной и знают, что мы открыты для разговора об этих чувствах и переживаниях, у них гораздо больше шансов справиться со стыдом.

Дата: 29 мая 2014
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Как помочь ребенку стать увереннее? 5 1 5 1
1
Читайте также
Новости партнеров
Комментарии 1
Портал Активного мечтания Моргунова
Портал Активного мечтания Моргунова 30 05 2014 20:04:04

Ребенку он важен пример поведения. Если родители не напоминают идеал, то стоит искать взрослого друга, который сможет стать духовным наставником. Человек, у которого учишься, должен обладать соответствующими знаниями. Условно говоря, если некто блестяще знет вфизику, это не значит, что он сумеет научить ребенка жизненным принципам и философии. Надо быть уверенным в том, что учитель обладает духовным знанием, и не просто обладает, а как он применяет его в своей повседневной жизни. Наблюдая за его привычками, можно определить, способен ли этот человек вести ребенка по духовному пути. Буддисты считают, что возможно испытывать учителя в течение целых двенадцати лет для того, чтобы убедиться в том, что он достаточно квалифицирован. Для нас, конечно это большой срок, но в любом случае, я считаю, что спешить не стоит и нужно изучать как следует потенциальных учителей.

Cобытия и новинки
Показать ещё