Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Цветы жизни

Редакторы "ДО": о своих детях, тревогах и радостях воспитания. Ждем историй о ваших детях!

Люди, которые делают «Домашний Очаг» – это не просто профессиональные журналисты, редакторы, дизайнеры, маркетологи. Но еще и жены своих мужей, домашние хозяйки и, конечно, любящие мамы своих детей. И нас волнуют те же самые проблемы, что и вас, читателей. Сегодня мы решили поделиться с вами своими родительскими тревогами. А вас приглашаем рассказать о том, что тревожит, печалит или радует вас, – на нашем форуме "Женсовет"

Мария Виноградова

Главный редактор и издатель. Дочь Александра (20 лет) и сын Степан (10 лет)

«Дочку я родила очень рано, в восемнадцать. Сашка – плод первой школьной любви, которая, как водится, закончилась разводом. После развода я занялась поиском личного счастья, не осознавая, как скучает без меня ребенок. Конечно, я проводила с ней все отпуска и выходные, но в течение нескольких лет бабушка с дедушкой были для нее семьей, а я – праздником. Мне тогда казалось, что так лучше для нее. Зачем ей привыкать к мужчинам, которые приходили и уходили, видеть мои слезы? Мы уже давно живем вместе, но обида на то, что ее тогда «бросили» осталась у дочери на всю жизнь. Нет-нет, она меня не упрекает! Но подтекстом любого нашего спора всегда остается именно это. Как будто она до сих пор хочет обратить на себя мое внимание. А я-то давно ее разглядела. Поняла, что она очень яркая личность. Мне все труднее находить правильные слова, когда я пытаюсь что-то ей доказать, я мучительно привыкаю к тому, что она уже совсем взрослая и по любому поводу у нее свое мнение. Ей в общем-то сложно со мной – я редко с ней соглашаюсь, почти не делаю ей комплиментов и очень многое от нее требую. Но, когда она вовремя не звонит, душа моя замирает страха. За нее – мою любимую маленькую дочку. Степану со мной проще. Во-первых, я родила его в полном материнском сознании. Во-вторых, он – мужик. Поцелует, скажет приятное про любовь – и делает со мной все что хочет. Проблема в общем-то у нас одна – я слишком послушная мама. Ругаю себя, воспитываю, а сердце все равно тает. Больше всего я переживаю за то, что он слишком много думает. Обо всем – о глобальном потеплении, о финансовом кризисе, о том, что со мной может случиться что-то плохое. Думает, грустит и иногда боится. Но в этом не признается, просто тащит в кровать любимого кота, чтобы не так страшно было. А еще, ему очень важно всегда быть лучшим, быть первым. Я учу его спокойно проигрывать, хотя сама никогда этого не умела, учу его не давать сдачи, хотя до конца не уверена, что это правильно. Еще пару лет, и он будет закрывать дверь в ванной, будет иметь от меня секреты, но пока мы с ним – одно целое. Пока я – его самая любимая женщина. И, вопреки всем разумным заветам психологов, я не могу отказать себе в этом женско-материнском счастье».

Степан: «Меня ничто не беспокоит. Даже финансовый кризис! Бомжи ведь тоже живут.Хочется только, чтобы мама купила мне больше животных!»(Дома и так уже три кота – примеч. мамы.)

Александра: «Мама все время чего-то хочет во мне поменять –чтобы я по-другому одевалась, чтобы сделала другую прическу. Почему она не может любить меня такой, какая я есть! А еще, она почему-то боится стать бабушкой!..»

 

 

Елена Лемперт

Директор по маркетингу и PR . Дочь Соня (5 лет)

«Соню окружает множество взрослых – родители, бабушки, дедушки, наши друзья. Она привыкла – и любит – быть в центре внимания. Ей нравится, когда на нее смотрят, когда ее слушают, она умеет складно и выразительно говорить. Мы довольно долго боролись с ее привычкой перебивать взрослых требованием: «Послушайте меня!» При этом она не жадная, не злая, развитая девочка. Я понимаю, что Соня не должна расти одна, и планирую второго ребенка. Но беспокоюсь: как отнесется она к появлению еще одного малыша? Ведь в этом случае она уже не будет безоговорочным центром семьи. Будет ли она ревновать, сможет ли полюбить младшего братика или сестренку? И я думаю о том, как мне подготовить Соню к этому, как не дать ей вырасти эгоцентричной и самовлюбленной».

Соня: «Мне жалко, что Алла Пугачева – не моя бабушка. Я ее люблю. А еще огорчает, что мама не разрешает мне целоваться с чужими тетями, которые мне тоже нравятся!»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Татьяна Колобова

Редактор рубрики «Дом, рецепты», Сын Семен (9 лет) и дочь Арина (5 лет)

«Сеня – очень душевный человечек, чуткий, эмоциональный. Но именно эти качества делают его ранимым. У него есть особенность: он плохо слышит и с трех лет носит слуховые аппараты. Когда я пыталась себя саму примирить с этой проблемой, то говорила себе: «Ну и что? Вот я ношу очки – плохое зрение ведь не мешает мне жить». И ему объясняла, что это просто его особенность и она не ограничивает его в чем-то, а лишь требует дополнительных усилий, например, в учебе. Но, по правде говоря, все не так просто. Наше общество не лояльно к людям с «особенностями». Сеня учится в школе с замечательной атмосферой, где внимательны ко всем детям, и я стараюсь помогать ему с тем, что не сразу дается. Но беспокойство не оставляет: я понимаю, как много дверей могут быть для него закрыты в будущем, если недостаточно будет моих стараний, чтобы он вырос самодостаточным и уверенным в себе человеком. Характер Ариши более твердый. В ее силы и энергию я верю. Правда, на то, чтобы позаниматься с ней, времени остается очень немного.

Семен: «Меня огорчает, что у меня есть страхи. Например, я боюсь остаться один. А радует то, что у меня появились друзья. Они мне очень помогают, и я всегда рад, когда сам могу кому-то помочь. И еще очень здорово, что мы в классе решили охранять природу, и я в этом участвую!»

Ариша: «Я не люблю, когда меня ругают, даже за дело. Люблю, когда в выходные мы все вместе куда-то идем и я надеваю красивое платье! И еще, когда папа сочиняет смешные сказки».

 

 

 

 

 

 

 

Наталья Филатова

Главный редактор сайта www.domashnyochag.ru

Дочь Елизавета (1 год 10 месяцев)

«Лизуша, Лиса – любовь всей нашей семьи: бабушек и прабабушек, дедушки, няни и, конечно, мамы с папой. Мы, буквально, чуть не плача от восхищения, наблюдаем, как она играет с другими детьми, рассказывает свои «истории», танцует и подпевает любимым песенкам. Она веселая, ловкая болтушка, но, конечно, уже пробует разные «детские штучки». Например, как побольше из мамы свить веревок. Именно мама имеет возможность «наслаждаться» Лизиными попытками манипулировать гораздо чаще, чем остальные. Это вполне нормально. Я задаю себе вопрос: было бы хорошо, если бы она вечно «ходила по струнке»? Не получая опыт отказов и первых «переговоров». Все это должно происходить с маленьким человеком, а вот КАК – это уже задача взрослых. Ведь любовь – это не только слезы умиления, но и ответственность, мудрость и внутренняя сила давать ребенку свободу «исследователя», оставаясь надежной защитой. Сила еще и в том, чтобы не упустить момент, когда маленький человек займет место семейного диктатора, не зная, что бы еще изобрести, чтобы держать взрослых в тонусе».

Лиза: «Что беспокоит Лизу? То, что взрослые никак не научатся, не отрываясь на глупости, ей читать про «золашку» или «паровозика». Или, накрыв стол для запаздывающих гостей, никак не подадут «сибасика», когда «Лизочка вся голодная и больше уже так не может».

Ольга Павлова

Редактор рубрики «Мода, стиль». Дочь Таисия (3 года)

«Раньше Тая была гораздо спокойнее. С сентября, когда она пошла в детский сад, ее характер изменился. Она стала упрямой, пытается гнуть свою линию, несмотря на разумные доводы родителей. И еще стала очень обидчивой – в ответ на замечание может заявить: «Уйди, я тебя не люблю». Это меня расстраивает и озадачивает, я не знаю, как реагировать. Особенно «буйной» она становится в присутствии обоих родителей – в эти моменты возможны и скандалы, и слезы, порой доходит до настоящих истерик. Например, недавно ссора у нас возникла, оттого что я пыталась Таю расчесать! Она сначала убегала от меня, потом обижалась, потом дралась, прогоняла меня, а через час выяснилось, что она хотела расчесаться самостоятельно. Вот эти проявления характера – неуступчивость, нежелание первой идти навстречу, чтобы поговорить и выяснить отношения, – меня огорчают. Я понимаю: проблемы эти, скорее всего, возрастные и связаны с формированием личности. На самом деле я в ее возрасте была даже хуже, но потом все как-то сгладилось. Так что, я надеюсь, что и Тая сможет научиться справляться со своими эмоциями, высказывать свои желания. Я хочу, чтобы ей было легче общаться с детьми, а затем – и со взрослыми».

Таисия: «Я хотела бы, чтобы у родителей появились собака и кошка. Тогда у нас всех будет все хорошо!»

 

 

 

 

 

 

Ольга Черномыс

Редактор рубрик «Семья» и «Путешествия». Дочь Настя (10 лет)

«Настя – лучшее, что у меня есть. Она родилась в очень сложный период моей жизни и – я убеждена в этом – спасла меня, в самом прямом смысле слова. Может быть, поэтому я все время чувствую вину перед ней, все кажется, что я недодаю ей времени, ласки, возможностей. Мне так жаль ее, когда она встает в шесть утра и мало гуляет на улице, потому что ее любимая школа далеко от дома. Ей очень трудно учиться, и, когда она плачет над домашними заданиями по математике, я впадаю в панику, потому что не знаю, как помочь ей. Так часто я разрываюсь между желанием научить добиваться чего-то и порывом просто прижать к себе и успокоить. Ведь, несмотря на взрослый вид, она еще совсем маленькая мамина дочка, которая то и дело прячется под крыло. Тем более что крыло всегда наготове... Мне хочется защитить ее от сложного, неоднозначного и часто жестокого мира взрослых, в который она уже вот-вот войдет. Но я знаю, что это невозможно, – вот о чем мои главные печали. А самое большое счастье, когда она обнимает меня и шепчет на ухо: «Мамик, я тебя так люблю!»

Настя: «Не люблю, когда кто-нибудь обзывается или хвастается игрушками. Математику терпеть не могу. Лучше слушать музыку или смотреть в окошко. Вдруг инопланетяне прилетят?»

Анна Залесская

Редактор рубрики «Дом, интерьер». Сыновья Никита (10 лет) и Ваня (5 лет)

«Меня больше всего тревожат отношения между сыновьями. Старший, Никита, все время обижает Ваню – иногда так сильно, что мне становится очень жалко маленького. Он обзывает его обидными словами, может ударить, пару раз даже нос разбивал. У него нет чувства, что он старший, нет снисхождения к возрасту Вани. Кроме того, Никита очень ревнует родителей к младшему. Я стараюсь относиться к ним одинаково хорошо, я люблю их сильно обоих, но Никита убежден, что это не так, что он обделен вниманием родителей, что он всегда виноват больше. При этом Ваня не боится старшего брата и не собирается ему уступать. И он очень любит Никиту, подражает ему. Единственное, что радует, – такая ситуация возникает только дома. Когда они среди других детей, то защищают друг друга. Как мне объяснить ребенку, что его любят не меньше, чем младшего брата? Как доказать это? Я пока не нашла ответа, просто стараюсь все делить поровну».

Никита: «Я боюсь, что мама или папа заболеют. Но говорить об этом я не хочу – вдруг сбудется... Я всегда рад, когда кто-то из родителей возвращается из командировки, они всегда привозят мне что-нибудь в подарок».

Ваня: «Не люблю, когда Никита со мной не играет. А люблю маму – она никогда не ругается
и вообще самая добрая!»

Дата: 03 июня 2009
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Цветы жизни 5 1 5 1
1
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё