Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Крутой поворот

Назвать инвалидом 27-летнюю Евгению Воскобойникову, корреспондента телеканала «Дождь», язык не поворачивается.

Умница, красавица. Просто передвигается на инвалидной коляске, из-за травмы позвоночника…

Авария

Февраль 2006 года. Воронеж. Ночь. Скользкая дорога. Мы ехали из ночного клуба. Наш водитель – приятель подруги – был не очень трезв. Я не могла предположить, чем закончится та поездка и как она изменит мою на тот момент благополучную жизнь. Я заканчивала Воронежский государственный университет, экологический факультет, работала в модельном бизнесе и планировала делать карьеру модели… В какой-то момент на дороге из темноты возникла машина ДПС, сотрудник дорожно-патрульной службы махнул жезлом, пытаясь нас остановить. Но водитель не подчинился его требованиям. И началась ночная погоня по опасной дороге, которая завершилась в один миг. Машину занесло, она совершила несколько головокружительных кульбитов в воздухе. Я почувствовала сильнейший удар – автомобиль упал крышей на землю. Травма
На мгновение я отключилась. Когда пришла в себя, первое, что поняла – ноги меня не слушаются. Тут же мелькнула мысль: «Что-то с позвоночником». В университете у нас был курс медицинской подготовки, поэтому я понимала, что скорее всего это перелом. Но отказывалась верить, что полученная травма серьезная. Думала, что реабилитационный период может затянуться на несколько месяцев, а потом жизнь вернется на привычную орбиту. Первая операция, которую провели воронежские врачи, длилась 4 часа. После нее мне сказали, что я не смогу ходить и вряд ли буду сидеть – уж очень нестабильный у меня позвоночник.
Друзья, узнав об аварии, тут же начали думать, где меня лечить. Рассматривались разные варианты, в том числе и за границей. Но возникал вопрос, как меня транспортировать в западные клиники. Это было слишком сложно, поэтому было решено ехать в Москву. В столице мне сделали еще одну операцию – установили титановую конструкцию, с ее помощью я теперь могу сидеть.


Одиночество

Первое время я могла только лежать на спине и на животе, иногда переворачиваясь на бок. Смотрела телевизор, включала любимые фильмы на DVD, читала, слушала аудиокниги. И вела бесконечные разговоры наедине с собой. Это может показаться очень скучным занятием – лежать в одиночестве в четырех стенах и размышлять о своей жизни. Но в тот период я узнала о себе много интересного. Можно сказать, близко познакомилась с собой.

Дом

Спустя 7 месяцев после аварии, в сентябре, я вернулась домой. Когда пересела на инвалидную коляску, поняла, что в квартире без помощи посторонних ничего делать не могу. Но мне нужно было учиться справляться с бытовыми мелочами самой. Например, я не могла самостоятельно выйти из подъезда. Первое время училась себя обслуживать.

Друзья

Друг действительно познается в беде. Настоящие друзья не оставили меня, они звонили, приходили и предлагали свою помощь. Другие бесследно исчезли из моей жизни. Сейчас я такому повороту событий рада, а тогда это было тяжело – разочаровываться в тех, кого считала близкими людьми.


Переживания

Были моменты, когда я ревела, оставшись одна. Мне было очень трудно осознать свое новое состояние. Я не особенно задумывалась о том, что буду делать дальше. Я жалела о том, чего лишилась и чего могла бы добиться, если бы не перелом позвоночника. Время уходит, и его я уже не наверстаю. Мне было очень обидно, что планы, которые я строила, были разрушены, из-за травмы я не смогу их воплотить. Я мечтала поработать в модельном бизнесе в Европе. Ведь у меня была такая возможность… В тот период, пожалуй, самым важным было понимание, что мне необходимо принять реальное положение дел. И то, что на несколько ближайших лет я прикована к инвалидной коляске. Мне нужно было строить свою жизнь в другом направлении. Но в каком?

Работа

Спустя 3 года после аварии, когда я уже освоилась в инвалидном кресле, научилась решать мелкие бытовые проблемы, мне захотелось работать. Энергия била через край… Наша история с аварией «прогремела» в местных средствах массовой информации. Некоторые тогда довольно злорадно ее комментировали, мол, «докатались зажравшиеся модели, так им и надо». Я очень переживала за родителей, каково им это читать. Но благодаря такой огласке обо мне узнали в Москве. Однажды мне позвонили журналисты одного центрального канала с предложением принять участие в съемке небольшого сюжета в качестве одной из героинь. Я согласилась, потому что считаю, что моя история может помочь другим людям, оказавшимся в подобной ситуации. Ко мне домой приехала съемочная группа. Позже сюжет вышел на телеэкраны. Через некоторое время я поехала в Москву, в один из реабилитационных центров. Там со мной работала психолог, которой я рассказала о том, что приняла участие в съемках телевизионного сюжета. Она меня огорошила: «А почему бы вам не пойти работать на телевидение? Вы неплохо смотритесь в кадре». Я восприняла тогда это как издевку. В инвалидной коляске и на телеэкран?! Самое удивительное, что меньше чем через год меня позвали на воронежский телеканал «Губерния» и предложили поработать в кадре. Удивилась, но согласилась. Прочитав книжную новинку, писала на нее короткую рецензию и потом рассказывала о ней в эфире. Эта работа не занимала много времени и доставляла мне удовольствие. Я приезжала в студию раз в неделю на несколько часов, мы записывали по два сюжета. Эта новая работа мне очень понравилась. Я поняла, что можно не сидеть на шее у родителей и у государства, получая ежемесячно пенсию по инвалидности, а самостоятельно зарабатывать себе на жизнь и делать что-то полезное для общества. Работа стала для меня мощным средством самоутверждения.

Автомобиль

До аварии я водила машину, потом три года не садилась за руль. Не знаю, был ли это страх или растерянность. Я не понимала, как в полупарализованном состоянии мне это удастся. Но, когда я снова начала водить автомобиль, моя жизнь изменилась, я перестала зависеть от других. В инвалидной коляске забраться в неприспособленный для этого автобус без помощи других людей невозможно. Машина дает мне ощущение свободы. В итоге я даже ездила на своей машине в Москву, мама сидела рядом, в качестве штурмана.

Предложение

Потом был еще один сюжет на одном из московских каналов. Мне начали писать журналисты из разных СМИ с просьбой рассказать мою историю. Среди предложений было и такое – принять участие в прямом эфире радиостанции «Серебряный дождь». Я объяснила, что живу в Воронеже, но, если приеду в Москву, обязательно приду на радиостанцию. Через некоторое время я действительно оказалась в столице. Связалась с продюсерами «Серебряного дождя», они пригласили меня на прямой эфир, который вела Ирина Хакамада. Передача была посвящена тому, как справиться с тяжелой ситуацией. В студию звонили люди, которые рассказывали о своих трудностях, а мы пытались им помочь. После радиоэфира меня пригласили на кастинг в офис телеканала «Дождь» на «Красном Октябре», который должен был вот-вот запуститься. Собеседование с Натальей Синдеевой длилось буквально несколько минут. В конце разговора она спросила: «Переедешь в Москву, если пригласим работать на «Дожде»?» Я: «Можно попробовать». Она в шутку спросила, я в шутку ответила. И забыла об этом разговоре.

Переезд

Через несколько месяцев мне позвонили с «Дождя» и сказали: «Если вы готовы, приезжайте в середине марта в Москву». Когда сообщила родителям, что еду работать в столицу, они как-то легко с услышанным согласились. Может быть, не поверили, что правда? Если бы в тот момент я начала задумываться над тем, как будет строиться моя жизнь в другом городе, я бы, скорее всего, не поехала. Решила, что это невозможно. А тогда собрала маленький чемодан и отправилась в дорогу на своей машине. Думала: приеду, поработаю месяц и вернусь назад.

Москва

Поиск жилья в Москве – целая история. Я сама посмотрела десяток квартир, мой риэлтор – не меньше. Она мне рассказала, что многие владельцы недвижимости, услышав, что в их доме будет жить девушка на инвалидной коляске, отказывали в сдаче своей жилплощади. Видимо, виноват стереотип, что человек на коляске обязательно побирается в метро. И, значит, он неплатежеспособен. Но квартиру, которая подходила мне, нам все же найти удалось. Первый год московской жизни дался трудно. Были мысли все бросить и вернуться в Воронеж. Но вот прошло уже три года, а я все еще здесь. Работа в Москве держит меня в тонусе.

Такая проблема

На «Дожде» есть проект «Все разные, все равные». С его продюсером мы пытаемся устроить на работу людей с ограниченными возможностями. Проблема зачастую не столько в работодателе. Зачастую дело в самом человеке. Ты предлагаешь ему несколько вариантов трудоустройства. Он под разными предлогами отказывается от всех…

Будущее

Если честно, с опаской заглядываю туда… Да, хочется выйти замуж и родить ребенка. И я отдаю себе отчет, что в моем случае это будет трудное решение для мужчины. Не каждый будет готов взять это на себя… Сама же для себя решила: я должна быть самодостаточной и самостоятельной, чтобы не обременять никого своими проблемами.
ФОТО: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ГЕРОИНИ Опубликовано: Домашний Очаг — Октябрь 2012 Дата: 25 сентября 2012
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Крутой поворот 3.5 1 5 16
16
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё