Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Вашей душе нужна ВЕРА

Даже если вы не нашли путь к богу и не хотите быть религиозными.

Даже если вы не нашли путь к богу и не хотите быть религиозными. Но когда вы остаетесь совсем одни в бушующем море вашей жизни, то чувствуете потребность на что-то опереться. Любая радость будет неполной, если не во что верить, если нет ничего, что придавало бы жизни смысл. Вера приносит в нашу жизнь тайну. Точнее, сразу множество тайн и загадок: как по-настоящему обрести ее и не свести к ритуалам, как сохранить в душе и не потерять во время неизбежных невзгод?

Пауло Коэльо специально для «ДО» ...

Бог – это улыбка. В поисках Иисуса

Возвращаясь под утро после затянувшейся пирушки, пьяный повстречал пастора – тот собирался крестить на берегу реки группу евангелистов. Пастор уловил запах алкоголя и решил преподать урок своим ученикам. Он обнял пьяного за плечи и спросил: – Хочешь встретиться с Иисусом?

– Конечно, хочу. Хорошо бы сесть с кем-нибудь, поговорить о жизни, выпить по стаканчику…

Ответ не смутил пастора. Он велел ученикам взяться за руки, и все они пошли к реке. Пастор столкнул пьяного головой в воду, затем помог выбраться на берег и поинтересовался:

– Ну как, брат, нашел Иисуса?

– Нет, не нашел.

Пастор попросил всех спеть «Аллилуйя» и снова окунул пьяного в воду.

– А сейчас брат, ты видел Иисуса?

– Пока нет, – ответил пьяный.

Тогда евангелисты принялись изгонять из него бесов, а когда долгая церемония закончилась, пьяного в третий раз окунули в воду. Торжествующий пастор поднял его из воды, испросил у небес благословения для всех, затем повернулся к пьяному и убежденно произнес:

– Не сомневаюсь, что на сей раз ты нашел Иисуса!

– Мне очень жаль, но боюсь, что нет. Вы уверены, что он утонул именно здесь?

Атеист и лев

В Африке шел по лесу атеист и, глядя кругом, восхищался всем тем, что было создано в «процессе эволюции».

– Какие потрясающие деревья! Какие полноводные реки! Какие прекрасные животные! И все это возникло совершенно случайно, без какого-либо вмешательства со стороны! Только слабые и глупые, не умея объяснить жизнь свою и вселенной, считают, что все эти чудеса созданы высшим существом!

Вдруг позади в кустах послышался шорох. Это лев изготовился к прыжку. Человек хотел было спастись бегством, но лев в одно мгновенье повалил его наземь. Терять было нечего, и человек закричал:

– О Боже!

И тут произошло чудо: время неожиданно остановилось, все вокруг затопил удивительный свет, и голос произнес:

– Чего ты хочешь? Ты отрицал мое существование все эти годы, ты убеждал других, что меня нет, ты называл Творение «космической случайностью».

В смущении человек воскликнул:

– Я был бы лицемером, если б изменил свое мнение только потому, что мне грозит смерть! Я всю жизнь утверждал, что Тебя нет!

– Чего же ты хочешь от меня?

Атеист на мгновенье задумался и, наконец, ответил:

–Я не могу измениться, но лев может! Поэтому я прошу Всевышнего превратить этого дикого хищного зверя в христианское животное!

И в ту же секунду удивительный свет пропал, лесные птицы снова защебетали, а река продолжила свой неторопливый бег. Лев встал на лапы, помедлил, опустил гривастую голову и мягко проговорил:

– Спасибо тебе, Господи, за твою щедрость и за ту пищу, которую я сейчас собираюсь вкусить…

9 ЗАПОВЕДЕЙ матери Терезы

1 Люди часто неразумны, нелогичны и эгоистичны. Несмотря на это – прощайте их!

2 Если вы добры, люди могут обвинить вас в эгоистических намерениях. Несмотря на это – будьте добры!

3 Если вы преуспеваете, у вас появятся не только истинные друзья, но и ложные. Несмотря на это – преуспевайте!

4 Если вы честны и открыты, люди могут обмануть вас. Несмотря на это – будьте честны и открыты!

5 То, что вы строили многие годы, кто-то может разрушить за ночь. Несмотря на это – стройте!

6 Если вы достигнете спокойствия и счастья, люди могут стать завистливыми. Несмотря на это – будьте счастливы!

7 То хорошее, что вы сделали сегодня, люди часто забывают завтра. Несмотря на это – творите добро!

8 Отдавайте миру лучшее, что вы имеете, хоть этого зачастую может быть недостаточно. Несмотря на это – отдавайте!

9 Если вы осуждаете кого-либо, у вас не остается времени любить его. Любите! Несмотря ни на что!

Вопросы и сомнения... С посредниками или без?

Владимир Легойда, главный редактор журнала «Фома», заведующий кафедрой международной журналистики МГИМО

«Я в душе в Бога верю, но в церковь не хожу» – очень распространенная сегодня позиция. Опасная, на мой взгляд. Потому что не приводит к результату, к реальному общению с Богом. Давайте зададимся вопросом: а зачем нужна эта традиция ходить в церковь, соблюдать обряды? Религия – это следствие пережитого кем-то опыта, она рождается из опыта, а не из умствований. Возьмем основные мировые религии: буддизм, христианство, ислам. Для буддистов это будет опыт просветления Будды, для мусульман – откровение Аллаха (Коран) Мухаммеду. Мухаммед вышел на проповедь не потому, что он сам по себе был такой великий или просветленный, а потому, что ему лично было откровение и повеление с этим откровением выйти к людям. Для христиан это опыт воскресения Христа. Центральным моментом христианства является тот факт, что Христос воскрес. И когда апостолы ходили и проповедовали христианство 2000 лет назад, то по большому счету они говорили только одно: что Бог стал человеком, воплотился, его распяли и он на третий день воскрес. И сделал это из любви к людям и для нашего спасения. Это начало и конец христианства.

Идем дальше. В религии есть четыре основные составляющих: опыт, учение, культ и организация. Опыт общения с Христом был записан в евангелиях – книгах о земной жизни Христа. Позже, через призму этого опыта, люди посмотрели на окружающую жизнь. И нашли ответы на вопросы – что нужно делать, чтобы следовать Христу и как это следование, эта вера должны отражаться на отношении к людям, на профессии и т. д. Так родилось учение.

Теперь «культ» – слово, которое нуждается в реабилитации после советского времени. Ведь культ – это внешнее выражение внутреннего содержания религии, это воспроизводство опыта, способ всем нам – здесь и сейчас – приобщиться к тому, что переживали участники евангельских событий. Христиане верят, что во время крещения мы не просто водой обливаемся, но погружаемся вместе с Христом в воды Иордана, умирая для греха и смерти и возрождаясь для новой жизни с Богом. Именно этим религия отличается от науки и от искусства – возможностью реального приобщения к другой жизни, которая выше наших фантазий (искусство) и выше материального мира (наука). Конечно, слушая музыку, написанную 300 лет назад, мы становимся сопричастными – душевным переживаниям. В науке можно повторить тот же эксперимент, который делал Ньютон, – и мы будем причастны к поиску истины. Но только в религии мы соединяемся с Богом. Так же, как и апостолы 2000 лет назад.

К чему я это все рассказываю? К тому, что церковь – это способ через специальные таинства с Богом соединиться – не в мыслях, не «в душе», но всем своим естеством, – соединиться и измениться. А человек, который изымает себя из традиций, не ходит в церковь и не общается, как ему кажется, с посредниками, – в стороне от процесса. Это все равно что любить Баха, но «в душе», принципиально не слушая записи и не ходя на концерты.

Как быть с неприятными людьми в церкви?

Многие жалуются на то, что в церкви их не понимают, одергивают, что там много фальши и притворства. Здесь очень важно понять: покуда ты смотришь на окружающих тебя бабушек, дедушек, чиновников со свечками, президентов, ты к Богу не придешь. Единственный путь к Богу – смотреть на себя. И единственное, что может помешать, – твое колоссальное «я», которое раздулось до таких размеров, что закрывает от тебя Бога. Да, есть в церкви огромное количество людей, которые исполняют внешние заповеди и не являются настоящими христианами. С этим никто не спорит. И священнослужители такие есть (один мой знакомый священник шутит: «Мы, как представители верующей части духовенства…»).

Но так было всегда. Из двенадцати ближайших учеников Христа – людей, с которыми Он был рядом, перед которыми по воде ходил, больных исцелял, все равно один оказался предателем. Почему же в современной церкви процент Иуд должен быть меньше? Не будет. Второй очень важный момент – церковная жизнь должна быть живой. Вот у христиан есть обязательные утренние и вечерние молитвы. Можно их механически прочитать, думая при этом о чем-то своем, а можно попытаться пережить эти замечательные, великие слова. И тогда культ станет новой жизнью, во Христе.

Приносит ли вера радость?

Вера и религия, по-моему, больше всего похожи на любовь. Если ты любишь, то никогда не будешь презирать условности. Я, конечно, могу сказать своей жене: «Слушай, мать, ты ведь знаешь, что я тебя люблю, зачем мне цветы тебе дарить, пальто подавать?» Уверен, что ни одна женщина с этим не согласится, да и мужчина сам от этого не откажется.

Когда ты влюблен, ты ничего не замечаешь, мир цветной, хочется все показать и всем рассказать, как прекрасна твоя возлюбленная. То же самое происходит, когда человек приходит к вере. В церкви есть такое понятие – предваряющая благодать. Это когда человек встречает Бога, наступает эйфория, как во время влюбленности. Когда в человеческих отношениях первоначальные чувства начинают сталкиваться с суровой прозой жизни, становится ясно: твоя влюбленность может перерасти в любовь, а может исчезнуть. И в вере все происходит по тому же сценарию. Я убежден, что и среди людей, и в отношениях с Богом настоящая любовь – это то, что наступает через годы.

Как простить то, что простить невозможно?

В христианстве есть закон: о человеке нельзя выносить финальное суждение до тех пор, пока он живет. Потому что у него всегда есть возможность измениться. А мы в нашу эпоху безверия не оставляем никому шанса – кроме себя, конечно. В христианстве первый человек, который спасся, был… разбойником. Помните – по правую и левую руку от Христа были распяты два разбойника, один из которых Его поносил, а другой просил прощения. И Христос сказал ему: «Ныне же будешь со мной в раю». Но ведь этот человек наверняка был мерзавец из мерзавцев, который сам признавал, что его распинают за дело. Может быть, он в своей жизни ничего хорошего, кроме этой последней фразы, не сделал, но был спасен.

Если Бог любит нас, почему Он позволяет болеть и умирать детям?

Мне кажется, основная ошибка наших представлений о Боге: мы представляем Его как этакого суперпродвинутого человека. А Бог – это иная Личность, Которую и представить-то очень сложно. Это значит, что нам какие-то события могут казаться нелогичными, хотя на самом деле это не так. Есть взгляд на войну маршала, есть – полковника… И есть сержанта, который видит два дзота впереди. Так и Бог – видит и понимает о жизни в миллионы раз больше, чем то, что все человечество думает о себе. И то, что мы можем счесть отсутствием милосердия, – окажется лишь нашим непониманием. В Евангелии есть приближение к этой теме, когда ученики спрашивают Христа, почему этот человек болеет. А им отвечают: если бы он не болел, он бы огнем и мечом прошел всю землю. Конечно, для людей переживающих трагедию, например, болезнь ребенка, это очень слабое утешение. Но, если мы пытаемся сейчас рационально рассуждать, я другого не могу найти. Но самое главное: Бог – это тайна. Человек так устроен, что он не может жить без тайны, он нуждается в этом. И в отношениях с Богом, в отличие от науки, важно не рациональное объяснение, а любовь.

Вера Миллионщикова, главный врач Первого московкого хосписа

Верующим умирать легче Многие думают, что страх смерти всех делает верующими, но на самом деле это миф. И именно хоспис дает мне право об этом говорить. У нас здесь люди находятся, скажем так, в экстремальной ситуации, на краю жизни. И поголовного обращения к Богу перед смертью нет. Были случаи, когда люди крестились прямо у нас, решали принять православие перед смертью. Но это редкость – за 15 лет существования хосписа и десяти человек не наберется.

Конечно, перед смертью внутри человек наверняка проводит громадную духовную работу. И она далеко не всегда направлена в православие, скорее, это внутренний поиск смысла, осознание своей жизни. Человек мудреет, занимается духовной переоценкой многих вещей. Многое зависит и от возраста – чем старше, тем мудрее люди воспринимают случившееся с ними, тем меньше суетятся. Но если к нам поступает верующий человек, то ему – это я могу сказать точно – легче. Он достаточно спокойно созерцает происходящее с ним, принимает приближение смерти. (Правда, касается это именно истинно верующих – ведь сегодня очень распространена показная религиозность.) Если человек просто делает вид, что он верит, то приближение смерти вовсе не усиливает его религиозные чувства. Наоборот, все показное уходит, облетает, и все ритуалы не приносят успокоения.

И здесь, хотя хоспис – светское заведение, мы стараемся сделать все для того, чтобы на последнем этапе жизни человеку было комфортно. Если он хочет исповедоваться, причаститься, поговорить со священником, мы выполняем его просьбу. Причем мы делаем это независимо от вероисповедания: католикам приглашаем католического священникам, иудеям, мусульманам – из синагоги, мечети… Мы уважаем любое вероисповедание, не расспрашиваем наших больных и считаем, что это то глубоко интимное, что каждый уносит с собой.

Все годы существования хосписа наших больных опекает священник отец Христофор, духовный сын митрополита Антония Сурожского. Это очень деликатный священник, который регулярно приходит к нам в хоспис – но только к тем больным, которые попросили причастить, соборовать, исповедовать. И, так как отец Христофор служит в храме, в Андреевском мужском монастыре, он вдохновляет своих прихожан и они тоже много лет приходят в хоспис. Многие остаются волонтерами рядом с умирающими больными – провожают в последний путь, сидят рядом, помогают чем могут. Это молчаливое созерцание, служение, но ни в коем случае не миссионерская деятельность, которая в хосписе запрещена. Мы ставим такое условие всем, кто приходит к нам из церкви. Правда, помимо отца Христофора и его волонтеров, церковь, к сожалению, сегодня нам не помощник. Бескорыстная помощь церкви всем больным и бедным – это очередная легенда, которая нынешней жизнью не подтверждается. К большому сожалению.

Загадки мозга и открытия веры

Наталья Бехтерева, нейрофизиолог, научный руководитель Института мозга человека, академик РАН и РАМН

Всю свою жизнь посвятив изучению мозга человека, я прихожу к выводу: представить себе эволюцию мозга так, как ее рисуют антропологи, мне очень трудно, почти невозможно. Мозг человека, в отличие от всех остальных органов человеческого тела, обладает опережающими возможностями. Он как бы заранее готов ко всем возможным и невозможным сложностям, которые предъявит ему меняющаяся жизнь. У мозга человека имеются собственные механизмы самосохранения, самозащиты и много других механизмов, которые позволяют мозгу решать одну и ту же задачу по-разному. Мозг устроен таким образом, что, если из строя выйдет какой-то очень важный участок, заведующий, скажем, речью, строение этого органа может позволить компенсировать этот дефект, равно как и многие другие.

Сейчас существуют приборы, которые и у здорового, и у больного человека обнаруживают те участки мозга, которые активируются при какой-то заданной деятельности. Задайте человеку сложную задачу и меняйте условия, в которых он ее решает. Человек будет решать задачу разными структурами, разными зонами мозга. На основе прямого контакта с мозгом человека учеными было показано, что мыслительная деятельность обеспечивается совершенно иной системой, чем, скажем, функция движения. Это система может черпать из мозга бесконечно много, и благодаря этому человек в состоянии думать и за письменным столом, и под шум водопада, и посреди толпы, и тогда, когда с ним пытаются разговаривать. Мы сегодня можем посмотреть, какими участками мозг обеспечивает мыслительную деятельность любой сложности. Но исследования пока не отвечают на вопрос: а что же, собственно, отвечает в мозгу человека, скажем, простейшему слову «мама»? Можно ли найти в мозгу человека такие перестройки, которые лежат в основе конкретных мыслительных процессов? Не типов мыслительных процессов, скажем, арифметических операций или речи, чтения вслух, пересказа текста, а конкретного текста, скажем: «Я иду домой»? Что в мозгу в это время происходит такого, чтобы, увидев это, можно было сказать – человек подумал: «Я иду домой»?

Задачей исследователей являются поиски мыслительного кода, этих тончайших перестроек в мозгу, которые соответствуют конкретному мышлению. Двадцать лет назад мы начали исследования. Продолжить их оказалось невозможным – не было технологии. Сейчас, когда мы снова ставим эту задачу прорыва в изучении мозга человека, мы считаем очень позитивным контакт с теми, кто рассматривает те же вопросы с религиозных позиций. Занимаясь исследованием мозга человека, мы наблюдали важное явление, которое как бы дает свободу мышлению. В мозгу в течение жизни все время идет формирование стереотипов: растет маленький человек, он делает первые шаги, и, если вы его окликнете в этот момент, он упадет, он не сможет идти, потому что весь его мозг в этот момент занят ходьбой. Но вот он научился ходить. Это значит, что в мозгу сформировался стереотип (матрица), который обеспечивает движение без того, чтобы о нем думать. И уже теперь во время любого движения человек сохраняет способность думать. Церковь на протяжении веков внедряла нравственные стереотипы, которые затем охраняли большую часть человечества от преступлений. Вера не есть ограничение проникновения в глубины знаний в различных областях. Но Церковь использовала свойства мозга, может быть, стихийно. Она формировала устойчивость к жизненным искушениям. Мозг запоминал учение. Механизмы мозга и, в частности, такой удивительный механизм, как детектор ошибок, все время как бы отслеживал отклонения от стереотипов. И людей, у которых нравственные основы были достаточно глубоки, искушение миновало. Мне очень часто задают вопрос: а не мешает ли вам то, что вы верите в Бога? В моих болезнях и трудностях это очень помогало.

Психология и религия

Марианна Игельник, врач–психиатр, Институт психиатрии и клинической психологии

Что есть вера?

Размышления о религии, вере и Боге неизбежно приходят в жизнь каждого человека. На каком-то этапе жизни мы вдруг понимаем, что не все происходящее зависит только лишь от нашей воли и решений. И тогда человек сознает, что существует нечто, определяющее течение событий и влияющее на ход нашей жизни помимо разума и рационального мышления. Возникает вопрос : что же это за силы и возможно ли ими управлять? Кроме того, в современном мире человек испытывает сильный стресс от несовпадений своих внутренних потребностей и требований общества – это порождает тревогу и страх. И в конце концов даже убежденным материалистам не удается избежать вопросов жизни, смерти и смысла существования. В этой ситуации каждый ищет помощь и поддержку – в той сфере, которая ближе его пониманию. Одни в поисках ответов обращаются к религии, идут в церковь, а другие ищут ответы с помощью психотерапевта или психолога.

Оба пути равноценны. В критических ситуациях, когда человеку сложно самостоятельно справиться с проблемами или неопределенностью, священники и психотерапевты выполняют схожую роль, помогая человеку обрести успокоение. Священник при этом апеллирует к духовным ценностям и религиозным понятиям, а психотерапевт основывается на знании психики. Несмотря на то что вера нерациональна, сильное стремление верить является характерной психологической особенностью человека. В ответ на эту потребность и формируются основные религиозные течения и системы верования, а еще – многочисленные, часто не имеющие моральной основы учения (в которых возможна даже манипуляция верой и волей человека). В среде психиатров есть разные точки зрения в отношении религии. Основатель психоанализа Зигмунд Фрейд считал религию «общественным навязчивым неврозом», а Карл Юнг говорил о том, что «религии по своей структуре являются коллективной мифологией, нереальной в своей основе, но оказывающей реальное влияние на личность человека». В теории Юнга существует понятие о глубинном слое бессознательного (он называл его «коллективным бессознательным»), которое, как он считал, является универсальным и присуще каждому человеку. Это понятие сопоставимо с понятием Бога в различных религиозных системах.

Религия предлагает человеку готовый свод законов и норм, психологи же стараются узнать о системе ценностей своего клиента и помочь ему обрести равновесие в рамках той системы, которая существует лично у него. Работу психотерапевта, основанную на сопереживании и принятии, можно сравнить с таинством причастия в христианской религии. Используемые в психологии техники присоединения дают человеку ощущение, сходное с чувством единения, которое испытывает верующий человек в церкви. Еще один важный вопрос, которым занимаются и психология, и религии, – конечность жизни и страх смерти. Христианская религия предлагает успокоение и облегчение этого страха, обещая рай после смерти . И в психотерапии есть много методов, с помощью которых человек может проработать и осознать пути взаимодействия со страхом смерти. Американский психиатр Ирвин Ялом высказал мнение о том, что страх смерти пропорционален ощущению человеком «непрожитости» жизни. То есть люди, которые чувствуют, что живут активной полноценной жизнью, используя в полной мере свои возможности и способности, в меньшей мере страдают от тревоги и страха смерти. Почему некоторые люди, обретая веру, становятся религиозными фанатиками? Знаменитый русский психиатр Ганнушкин считал, что лицам с психопатическим типом личности свойственно проявлять фанатизм, не испытывая потребности в логическом обосновании идей, а заменяя разумные доводы верой в идею.

Врачи наблюдали, как у больных депрессией часто возникают идеи виновности и греховности. Свойственное депрессивным состояниям чувство безысходной тоски религиозные люди свойственны интерпретировать как то, что Бог отвернулся от них. При определенных маниакальных состояниях в рамках психического расстройства возможно появление идей собственного особого предназначения, особой миссии и призванности совершать великие дела. У больных эпилепсией перед началом судорожного приступа могут возникать состояния, при которых возникает ощущение посещения рая, ада, общения с Богом. Религия имеет две стороны – внешнюю, диктующую поведение человека в обществе, и внутреннюю, определяющую нравственные принципы. И то, и другое играет очень важную роль для общества. Например, религиозное понятие греха является своего рода защитным механизмом, который помогает обществу сохранять законы морали и этические нормы. Вообще, социум в современном виде во многом построен на религиозной основе.

Маргарита Воловикова, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник Института психологии РАН

ДО: Является ли религиозность естественной потребностью человека?

МИ: Да, вера в Бога является естественной потребностью каждого человека, только он об этом может иногда и не догадываться. Здесь многое зависит от тех общепринятых представлений, которые сложились в близком социальном окружении человека.

ДО: Как объяснить тот факт, что в трудные минуты жизни люди обращаются к вере: идут в церковь, начинают читать книги о религии и т. п.?

МИ: Это нашло свое отражение и в русской поговорке «Пока гром не грянет...». Человек не стихийно строит свою жизнь, а сообразуясь с ее обстоятельствами. А обстоятельства бывают очень сложными. По наблюдению многих психологов (прежде всего Б. Г. Ананьева), анализировавших опыт мобилизации всех резервных сил человека во время Великой Отечественной войны, в трудные моменты человек в состоянии отбросить случайное, несущественное для выживания и начать активно искать и находить то, что помогает ему выжить. Опыт переживших ту войну говорит о том, что вера реально помогает.

ДО: Можно ли сказать, что религиозными становятся люди определенного склада? Или это зависит от ситуации? Существуют ли типы характеров, которые более склонны к тому, чтобы стать верующими?

МИ: Существует такое понятие, как «духовная одаренность». В той или иной степени у каждого человека она есть, но бывают случаи особенно ярко выраженной способности к глубокому внутреннему созерцанию. Такая одаренность может проявляться даже в самые ранние детские годы. А что же касается типов нервной системы, то они лишь могут определить оттенок проявления духовной устремленности человека.

ДО: Чем объясняется такой уровень мистичности нашего общества: доверие и огромный интерес к экстрасенсам, гадалкам, целителям, пророкам и т. п.?

МИ: У мистичности нашего общества два истока: прерывание традиций (люди просто безграмотны в духовных вопросах) и нереализованная, неосознанная потребность в вере. Вот и верят всем подряд. Хочется быстрого результата, а получается (при обращении к экстрасенсам и др.) рост заболеваний – психических и даже духовных.

Дата: 16 апреля 2009
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Вашей душе нужна ВЕРА 0 1 5 0
0
Читайте также
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё