Август 2017
Новый номер
В продаже
с 11 июля!

Я 40-летняя женщина, у которой никогда не было лучшего друга

«Мне легче подойти к коллегам на работе, чем к собственным соседям. Вам знакомо это?»
1.jpg Журнал Woman's Day опубликовал откровенное письмо Джулии Малии, женщины, которой диагностировали аутизм во взрослом возрасте:

Я всегда объясняла людям свою нелюдимость частыми переездами и командировками. Дескать, когда мне заводить приятелей, если я постоянно в разъездах. Себя я уговаривала, что мне просто не везет, и на новом месте я рано или поздно встречу тех, с кем смогу завести теплые отношения.

Трудности общения преследовали меня всю жизнь. Я была практически немым ребенком в садике и школе. Я дружила с друзьями старшего брата, потому что с ними мне не нужно было разговаривать. Мы просто гоняли мяч на улице.
В школе в старших классах я могла обсуждать домашние задания, но больше никаких общих тем у меня ни с кем не было.

Я заводила друзей в каждом месте, где жила, но поддерживать с ними контакт мне было невыносимо. Мне в принципе не хотелось общаться.
Когда я училась в колледже, то ставила себе напоминание каждое воскресенье позвонить родителям по скайпу. Это была моя обязанность, как воскресная уборка. Никакого желания звонить им у меня не было, но я из вежливости заставляла себя.

Я практически не пользовалась телефоном, потому что терпеть не могу внезапные входящие звонки.

Я обманываю людей каждый день. Внешне я общительный человек, у которого много знакомых. Я имитирую это, чтобы не думать о том, что у меня никого на самом деле нет. Я могу заставить себя смотреть в глаза и даже поддерживать необременительные беседы о погоде и спорте. Никто из моих знакомых не догадывается, что я не хочу общаться.

У меня есть тысячи подписчиков в соцсетях, но никто из них не знает меня достаточно хорошо. Я могу общаться по работе, если это необходимо и меня будут считать дружелюбной.
У меня успешная карьера преподавателя, я профессор, который обучает тысячи студентов. Иногда я слышу замечания, в духе «она могла бы больше улыбаться», или «она несколько монотонна», но в целом я преподаю успешно.

Я любила заграничные командировки. Каждый раз в новой стране никто не ждал от меня особой социальной активности. И мне было комфортно не общаться с людьми больше, чем это минимально необходимо.

Я объездила 20 с лишним стран, от Таиланда до России, и каждый раз в новой стране я чувствовала себя в своей тарелке. От меня не ждали общения!

2.jpg
Если бы мое первое свидание с будущим мужем было вживую, я никогда бы не вышла замуж. Но мой одноклассник написал мне через 15 лет после окончания школы в личные сообщения на Фейсбук. Мы переписывались три года, пока я жила в Объединенных Арабских Эмиратах, а он в США.

Через три года мы достаточно хорошо узнали друг друга, и могли с уверенностью сказать, что любим. Он переехал ко мне в ОАЭ, и мы поженились. Именно такое постепенное сближение позволило нам быть вместе.
Мой контракт закончился вместе с медовым месяцем, и мне потребовалось идти во внешний мир и заводить друзей. Я никогда не смогла бы завести нужные знакомства, да просто заговорить, если бы не Дэйв. Он более социально активен, чем я, и все наши встречи стали начинаться с того, что он, душа компании, отдувался за нас двоих.

Когда я узнавала новых людей поближе, я могла общаться с ними уже и самостоятельно. Так мы прожили еще три года, в любви и согласии. А потом я узнала причину своей необщительности и мне стало гораздо легче.

В моем детстве девочкам не ставили диагноз «аутизм», так как это считалось мужским расстройством. Я так и прожила первую часть жизни, не зная, что со мной.

Впервые я осознала, что у меня РАС (расстройство аутического спектра), наблюдая за своей двухлетней дочерью. Когда я привела ее к врачу, то попросила протестировать и меня. Диагноз РАС нам поставили одновременно.

Через год мой двухлетний сын тоже был диагностирован с РАС (у меня есть третий ребенок, 5-летняя дочь, у которой нет такого диагноза). Мы с моими детьми упорно трудимся, чтобы научиться нормально жить с нашими особенностями.

3.jpg
Я надеюсь, что им придется не так тяжело, как пришлось мне.
Уже само знание, что я страдаю аутизмом, сильно облегчает мою жизнь. Я больше не виню себя за то, что не могу и не хочу заводить дружбу. Я всю жизнь посвятила притворству в общении, но мне больше нет нужды делать это.

Мне все еще трудно разговаривать с людьми, особенно, когда я рассказываю о своих навязчивых интересах. Мне иногда становится неловко, когда собеседник начинает смотреть на часы, показывая, что пора заканчивать мой монолог. Но я делаю усилия, чтобы начинать разговор, даже в тех случаях, когда раньше боялась бы произнести хоть слово.
Я понимаю, что дружба требует взаимного общения и я учусь ему.

Я даже почти научилась преодолевать свой страх набрать телефонный номер и сказать: «Привет».

По материалам Woman's Day
Дата: 23 мая 2017
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Я 40-летняя женщина, у которой никогда не было лучшего друга 5 1 5 2
2
Новости партнеров
Cобытия и новинки
Показать ещё
×
Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику, которая помогает нам обеспечивать вас лучшим контентом. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Это совершенно безопасно!