Декабрь 2016
Новый номер
В продаже
с 16 ноября!

Автостопом по миру

Надежда Максимова – вольный путешественник, свободный журналист и писатель.
Побывала в 54  странах. Самое интересное, что колесить по миру она предпочитает автостопом.
Начала с Европы, но вскоре поняла, что  оставит этот «регион»  на глубокую старость  – слишком спокойный. Пока же познает дальние страны.

Как все началось?

Удивляюсь: почему это в 90-е годы вся страна не снялась с места и не рванула исследовать мир, который простирался за пределами «железного  занавеса», а сведения о нем доходили  исключительно лживые? Я именно так и сделала, и по мере того, как росло количество визовых стран, росли и мои аппетиты.
Уже заочно знакомая с убедительной концепцией вольных путешествий, я попала в среду московских автостопщиков. Произошел момент точного попадания, «узнавания», когда всем моим внутренним запросам нашелся логичный ответ: то, что большинству обывателей кажется подвигом, безумием или легкомыслием, оказалось самым естественным делом. Потратив два лета на европейские страны, я увидела: автостоп в Европе настолько беспроблемен, что это можно отложить на глубокую старость. Пора отправляться в дальние страны.


Вахтовый метод

…Стало все труднее совмещать поездки с работой: даже длительный учительский отпуск слишком короток для того, чтобы от души покататься, к примеру, по Индии, а 40 дней на Китай – это вообще издевательство. Сформировался приоритет медленного наземного перемещения, поскольку, летая самолетом по принципу go and back («туда и обратно»), пропускаешь много интересного. Идея многомесячных экспедиций сквозь множество стран по принципу overland («целиком по суше») стала насущной необходимостью. Жизнь сформировалась в режиме: 8 месяцев в Африке, 2–3 месяца в Москве, полгода по Тибету и Юго-Восточной Азии, 3–4 месяца в Крыму и в Москве, 11 месяцев по оставшейся ЮВА – вплоть до Папуа – и опять несколько месяцев в столице России…
Попутно выяснилось, что это может быть еще и «работой»: материалы экспедиций способны становиться неким «товаром», превращаясь в тексты и фото. Кроме того, можно сделать остановку в курортной Турции, Иордании, Таиланде, на Бали и устроиться на несколько месяцев гидом для отдыхающих соотечественников. Если язык подвешен, а сезон высокий, окупается вся длительная экспедиция, даже с плюсом.


Дух гостеприимства

Автостоп как способ дальнего вольного путешествия – это не идейный  принцип и не вынужденная необходимость. Бесплатность перемещения автостопом – это бонус и для того, кто голосует на дороге, и для того, кто впускает его в свою машину. Происходит взаимообмен любопытством и лучшими качествами обеих сторон. Искусственные границы мира растворяются в благосклонном общении. А оно всегда благосклонно, поскольку большинство населений мира воспитано в духе гoстеприимства, странник с большим рюкзаком в культуре многих стран – фигура священная. Это гость, а не клиент – чувствуете разницу?
Автостопные перегоны в одной машине могут длиться от нескольких часов до нескольких суток. За это время можно получить массу сведений о здешней жизни, пополнить словарный запас местного языка, проникнуть в личные судьбы людей. Все, кто подвозит нас в пути, обогащают нашу картину мира, делают ее живой и персонифицированной. Пожимая им руки, обмениваясь адресами и расставаясь друзьями, мы знаем, что больше не встретимся. Хотя…


Странник с большим рюкзаком в культуре многих стран – фигура священная. Это гость, а не клиент! Чувствуете разницу?

 ИСТОРИЯ

Тибетец и его друг из Шанхая едут на джипе по Китаю.  Ребята взялись подвезти нас, русских  автостопщиков – я часто путешествую с другом и соавтором Ильей Алигожиным: мы написали 6 книг, ведем общий ЖЖ (ilya-i-nadya.livejournal. com) – и… подвозили трое суток. Ехали, распевая русские песни. Шанхаец знал не только «Калинку», «Катюшу», «Подмосковные вечера», но и «Рябину кудрявую» и даже – чем поразил нас в самое сердце! – «Вот мчится тройка почтовая», песню, которую не каждый русский-то знает! 


Сплошные плюсы

Автостоп как способ путешествия состоит из одних преимуществ по сравнению со всеми остальными вариантами. Маршрут может быть запланирован, но гибко меняется согласно обстоятельствам.
Автостоп – это не только способ остановить машину, чтобы в нее усесться, это также способ остановить ее в любой момент, чтобы выйти, если приглянулся пейзаж, если наметилась фотосессия живописных развалин, рощи баобабов, пруда с лотосами, пустынного морского берега или вон тех красивых скал у линии горизонта. Палатка с собой – и ты волен провести время в одиночестве на лоне природы.
Но велика вероятность и промчаться мимо этих красот ради приглашения в гости. Попасть в дом простого жителя дальней страны – значит познать новую картину быта и нравов, оказать честь обитателям этого дома – многодетного, хлопотливого, хлебосольного, любознательного. Как живет афганская, сирийская, суданская, берберская, бедуинская, папуасская семья, как люди строят отношения, воспитывают детей, как и какую готовят еду, как ведут хозяйство – право, все это намного увлекательнее привычного или даже пятизвездочного комфорта!




 ИСТОРИЯ

В знаменитой Голубой мечети мы познакомились с Назимом, ветераном афганско-советской войны, и отправились к нему в гости. «В войну, – говорит, – я работал в банде, а сейчас у меня дом, жена-красавица (диктор местного телевидения), пятеро детишек». В доме Назима нам устроили радушный прием, а еще – Новый год по-нашему, европейскому, календарю. По афганскому-то на дворе еще 14-й век…


Вольное путешествие – сфера непредсказуемого, и мне это как раз подходит: нужно что-то делать с избытком жизненных сил и любопытства.

Вам и не снилось

Вольные пути по Земле, как и всякая жизнь, состоят из будней и праздников. У меня скопилась коллекция экзотических встреч Нового года: кроме афганского еще в палатке на берегу озера Танганьика в экваториальной Африке, на берегу Андаманского моря, на острове Чанг на границе Таиланда и Камбоджи, в мавританском поселке Бир- Могрейн, в сказочной Эс-Суэйре на атлантическом берегу Марокко… Есть и коллекция свадеб: индийская, курдская, суданская, марокканская, йеменская, индонезийская…
На востоке Турции, где нет туристских маршрутов, на свадьбе танцуют три дня, с утра до заката, и все – на трезвую голову! Никаких застолий до вечера. Танцуют энергично, самозабвенно, но этот танец строен и строг. Последовательность движений всем хорошо известна и воспроизводится четко и дружно. Чем многолюднее и дружнее танец, тем больше сил он вольет в новый союз, тем крепче и плодотворнее будет нарождающаяся семья. Есть поговорка: «Курдская свадьба научит танцевать». В ее справедливости мы убедились: оказавшись в числе гостей и проплясав весь день (всего один!), свалились без ног в доме жениха.


Перемещение по миру

Согласно местным условиям автостоп может модифицироваться в ж/д-стоп, гидро-, мото-, телего- и даже комбайностоп. Все, что движется и способно поместить человека, годится для перемещения по миру. В одиночном путешествии по Индии мне очень пригодились местные мотоциклисты. Сотни километров среди пустынь, гор и джунглей я пролетела на заднем сиденье местных байкеров. Ослиные тележки в африканской и азиатской глухомани – зачастую единственный (кроме пешего) способ перебраться в соседнюю деревню, а несколько бравых комбайнеров на своем громоздком агрегате подбросили нас в Грузии, на пути к Мирзаани.
Отличная вещь для автостопа – товарные поезда. Местное население активно пользуется ими, не забывая прихватывать кур, коз, овец и даже верблюдов. Среди грузовых поездов планеты есть раритет: поезд Нуадибу – Зуарат, «угольный поезд» – основа мавританской экономики. Он возит уголь и руду на 700 км через пустыню (других дорог там нет) из Зуарата в порт, а обратно идет пустым.
В Зуарат я ехала в пустом вагоне (к слову, в составе более 300 вагонов, длина около 3 км), обратно – на угольной куче, с местным населением. В составе вообще-то имеются два пассажирских вагона, там и чище, и теплее, но бывает, что во время остановки до них не добежать. А наверху – бесплатно и с ветерком. И с угольной пылью… Конечно, это тяжелое испытание. Но восторг от этой поездки неописуемый. Бесконечность пустыни по обеим сторонам. Пересекающий ее от горизонта до горизонта ржавый, скрежещущий, неторопливый монстр. Семья туарегов, готовящих чай на угольной куче. И я с фотоаппаратом на шее, орущая русские стихи в закатную даль.


По волнам

А вот самый памятный эпизод гидростопа. В путешествии по Восточной Африке мы с приятелем Ильей задались целью достигнуть острова Мадагаскар по морю и отправились вдоль побережья, заезжая в крупные и малые портовые города береговой линии Кении и Танзании в поисках грузовых кораблей. Момбаса, Танга, Занзибар, Дар-Эс-Салам, Линди, Мтвара. Нигде не достигли успеха. Перебравшись в Мозамбик, свернули к Мосимбоа-да-Прая – первый мозамбикский порт. У причала – внушительное грузовое судно… «Вот наш корабль!» – пророчески изрек Илья и направился к причалу. Судно «Ники-Ти» под управлением греческого капитана мистера Лапсатиса как раз принимает груз – дерево и мешки с орехами кешью – и следует… на Коморы, на остров Анжуан. Это на полпути к Мадагаскару! Но капитан не горит желанием брать на борт пассажиров и советует нам следовать по берегу дальше, да и грузиться ему еще неделю. Но мы, полагая, что ухватили удачу за хвост, решаем не упускать шанс. Ставим палатку на берегу и потихоньку обживаемся в новой стране. Проводим дни в прогулках по городу, купаемся в океане, изучаем португальский. Грузчики и рыбаки подкармливают нас рисом и рыбой, а когда однообразие рациона надоедает, отправляемся на кокосовую охоту…
Каждое утро, выползая из палатки, мы видим новую вереницу груженых машин на причале, погрузка идет неторопливо, а судно кажется бездонным. Капитан не говорит нам ни да, ни нет. На судне есть еще одно влиятельное лицо – cheef-offi cer, помощник капитана, мистер Стенли, уроженец Комор. Его сестра замужем за русским, брак этот благополучен, и, хоть мы тут ни при чем, черный Стенли заведомо симпатизирует нам. Вечерами приносит пиво и без устали рассказывает о любимых племянниках-полукровках, сыновьях сестры и ее русского мужа. Стенли знает два русских слова: «Товаришч Горбаччофф!» и только так обращается к нам.
Руководит погрузкой голландец Каспер. Он сбежал в Африку от скучной европейской жизни, и здесь ему скучать явно не приходится. Его мнение относительно наших перспектив в меру скептичное, но возможности уломать Лапсатиса он не исключает… Прождав ровно неделю, мы все- таки «дожали» грека. Судно отчаливает с нами, счастливыми, на борту. Грузчики в полном составе провожают нас, машут с причала: «Илия! Надия! Бом каминьо!» (Счастливого пути!)

 ИСТОРИЯ

Мы впервые в Индийском океане. Во все четыре стороны до горизонта – синева, пустота, ветер. Фантастической красоты закат. Утром наше судно сопровождают стайки летучих рыбок: стрекоча крылышками-плавниками, выныривают они из воды, пролетают 40–50 метров, сверкая на солнце, и исчезают в волнах. Время от времени вдалеке различимы фонтаны и силуэты китов. Экипаж развлекается рыбалкой… Попалась, голубушка! Рыба-меч марлин. Капитан одобряет добычу, и к делу приступает кок. Нам, нелегалам, тоже кое-что досталось…

Другая жизнь

Когда человек с рюкзаком сходит с корабля на землю, спрыгивает с грузовика на обочину, выходит из поезда на перрон и оказывается в незнакомом месте, первыми его встречают дети. Они вылезают из всех щелей, сбегаются со всех сторон. Дети клубятся вокруг – догоняют, обгоняют и несут в дома весть о странных существах с большими рюкзаками. Вы садитесь в тени (сделать записи в путевом дневнике), десятки любопытных головок склоняются над вами: «А мы пишем вот так!» Самый сообразительный слетает к колодцу и принесет воды. Кто-то протянет лепешку, финик… А вот и взрослые появились. Зовут в дом.
Вольное путешествие позволяет проникнуть в густую и пеструю реальность иноземной жизни, не ориентированной на турбизнес, соприкоснуться с простотой нравов. Глобальные процессы тянут счастливое простодушное человечество за уши к стандартам, к прогрессу, к рациональному комфорту, к потребительству. Однако, например, в суданских деревнях люди зачастую не знают, что доллары – это деньги. Они никогда их не видели. И на целый поселок в пустыне имеется единственный телевизор – его врубают на несколько часов, заводя допотопный грохочущий генератор и устраивая коллективные просмотры. В домах – покой, порядок и чистота, гость – не помеха, а живая новость о другом мире. И чем беднее страна, чем дальше от мировых исторических и культурных центров находится деревня, чем труднее условия существования, тем бескорыстнее и гостеприимнее люди, тем счастливее и гармоничнее они выглядят. Отчего это так? Папуасы индонезийской части Новой Гвинеи по сей день прекрасно обходятся без одежды, дорог, торговых отношений, транспорта, электричества и прочих глупостей. И называют себя «оранг асли», что значит «настоящие люди».
Может, и вправду в нашей жизни много лишнего?

ФОТО: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА НАДЕЖДЫ МАКСИМОВОЙ. Опубликовано: Домашний Очаг — Июль 2012 Дата: 10 июля 2012
Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените материал
Автостопом по миру 4.4 1 5 5
5
Читайте также
Новости партнеров
Комментарии 2
Alina
Alina 20 02 2016 04:32:12

интересная статья, возьму на заметку! пригодится в жизни!

Cобытия и новинки
Показать ещё